Под Иркутском проснулись медведи

Медвежонок, которого звали Настей, кричал и плакал, пока его не переименовали в Стаса

Несколько дней назад на пикниковой базе «Сибирская заимка» (поселок Бурдугуз) проснулись медведи. Бумер и Стас спали в теплой деревянной берлоге около трех месяцев. И хотя обычно хозяева тайги просыпаются в самом конце февраля, несколько по-весеннему теплых дней пробудили медведей гораздо раньше.

Медвежата были обречены на гибель

Маленьких медвежат на «Сибирскую заимку» привозят регулярно, а истории их попадания в своеобразный зоосад похожи одна на другую: малыши остаются в лесу без матери-медведицы, а охотники или егеря, пытаясь уберечь их от жестоких правил естественного отбора, передают медвежат в руки сотрудников заимки, которые выкармливают и выхаживают их как человеческих детенышей.

Примерно такая история произошла и с мишкой Бумером, а также с его братом, с именем которого связана весьма любопытная история. По словам Ивана Истомина, генерального директора ООО «ИркутскБайкалИнтурСервис» (пикниковой базы «Сибирская заимка»), медведей в тайге в последние годы развелось довольно много, по весне они обычно начинают делить территорию, и в результате такого раздела сфер влияния два года назад в Качугском районе Иркутской области одна медведица задрала другую. Оставшиеся медвежата были обречены на гибель. Обнаружившие их егеря отправили малышей на заимку, зная, что опыт по выкармливанию капризных и болеющих теми же заболеваниями, что и человеческие детеныши, медвежат там имеется.

За годы существования заимки ее специалистами было выращено больше десятка медведей. Пеленая их как младенцев и кормя из бутылочки с соской, сотрудники заимки заменяли медведям родителей. И когда те подрастали и их пытались вывозить в лес, то они не убегали прочь, а наоборот — бежали за людьми, чувствуя, что их хотят бросить.

Однако взрослых медведей на заимке держать нельзя — они хоть и воспитаны в человеческой среде, но все-таки звери и могут представлять собой опасность для окружающих. Поэтому в двух-, трехлетнем возрасте медведей отдают в зоопарки при тюрьмах и колониях. Если медведь спокойный и добродушный, то он попадает в колонию для детей, а если с норовом, то для взрослых. Возраст Бумера и Стаса тоже уже приближается к «критическому», но эти медведи настолько спокойные, что расставаться с ними заимка пока не спешит.

Когда этих мишек в месячном возрасте привезли в Бурдугуз, то крупненького малыша назвали Бумером, а того, что поменьше и поплаксивее, — Настей. По словам Ивана Истомина, Настя постоянно кричала и страдала, будто хотела объяснить всем, что произошла какая-то жестокая несправедливость. Зачастую она сидела, раздвинув лапы, и просто орала как ненормальная, пока один из сотрудников заимки не обратил внимание на то, что этот медведь никак не может быть Настей. Как только мишку переименовали в Стаса, все страдания и плач тут же прекратились.

Медведица Машка, любительница спиртных напитков

Медведь безопасен только тогда, когда он сыт. Поэтому на «Сибирской заимке» мишек кормят до отвала. Меню исключительно вегетарианское — овощи, фрукты, каши. Отдыхающих на заимке всегда предупреждают о том, что медведей не следует кормить конфетами, медом и сгущенкой. Сладости в небольших количествах топтыжки, конечно же, получают, но перекармливать их такими деликатесами нельзя — медведи болеют теми же болезнями, что и люди. Болеют они и алкоголизмом.

Иван Истомин воспоминает, как одна из воспитанниц заимки, медведица Машка, обычно державшая себя в рамках приличий и никогда не позволявшая себе выпить не то чтобы лишнего, а вообще непьющая, повела себя самым неподобающим образом.

На заимке часто накрывают традиционный сибирский, устланный сеном стол... на телеге. Подойдя к такому столу, можно отведать расколотку, строганину, выпить водочки, закусить орешками и ягодами в меду.

Так, однажды прогуливавшаяся неподалеку от такого стола медведица Машка, восьми месяцев от роду, вдруг запрыгнула на телегу, схватила бутылку водки, выпила, а потом, закусив как могла, уснула прямо на столе.

— Ее никто этому не учил, — отмечает Иван Истомин. — Но медведи — они как люди. Танцуют как люди и любят как люди, повернувшись мордами друг к другу. Мы сейчас не верим в сказки про то, как человек обернулся в медведя. А медведь — это и есть лесной человек, лесной прародитель.

По словам Ивана Григорьевича, у народов Сибири к медведям всегда было особое отношение. Охотник, к примеру, никогда не говорил «убить медведя» — только «добыть». Отправляясь за добычей, наши предки никому об этом не говорили, а зайдя в лес, шли «взапять», путая следы. Когда зверь был добыт, охотник брал его за лапу и долго просил прощения, при этом стараясь всячески убедить погибшее животное в том, что убил его кто-то другой. Когда в Сибирь пришли казаки, охотник мог с уверенностью сказать медведю, что его убил не он, а пуля, которую охотнику дал чужой человек.

В быту сибирские жители использовали все, что было связано с медведем: салом и жиром лечились; шкура, клыки и когти, а также голова, закопанная во дворе, служили оберегами. Медвежьей лапой лечили мастит у коров.

Иностранцы требуют отпустить медведей на волю

Иностранцы — частые гости на «Сибирской заимке». Наблюдая за медведями, которые то и дело бегают купаться на Ангару, они умиляются, делают множество фотоснимков, а уезжая, пишут возмущенные письма с требованиями отпустить медведей на волю.

Зарубежные гости не понимают, почему медведи оказались в таких условиях, почему они не могли бы выжить в лесу без матери, и их не интересует, что на заимке хозяева тайги живут в любви и ласке.

Как-то раз в обстановке строгой секретности заимку посетил легендарный (ныне покойный) Маркус Вольф, бывший руководитель внешней разведки ГДР, один из создателей «кембриджской пятерки», всю жизнь проработавший на советскую разведку.

Маркус Вольф был с супругой. Узнав о том, что на заимке живут медведи, он попросил ее сотрудников ни в коем случае не говорить об этом его жене, потому как она потребовала бы отпустить животных немедля.

Но надо сказать, что звери в зоопарк «Сибирской заимки» просто так не попадают. К примеру, косуля Ксюха была спасена людьми дважды. По словам Ивана Истомина, сначала эта косуля могла стать добычей волков, которые гнали ее по льду Байкала, но, заслышав шум приближающейся машины, разбежались. Люди из автомобиля привезли косулю на заимку и попросили сделать из нее шашлык. На пикниковой базе гостей хорошо накормили, а косулю оставили и выходили — у нее было растяжение.

В этом году зоопарк заимки может расшириться, появятся и новые развлечения. А пока на пикниковой базе можно кататься на лыжах, коньках, тюбах за верховыми лошадьми и с огромной горки, участвовать в чемпионатах по стрельбе из рогаток, распиловке дров, хождении на ходулях, стрелять в тире, париться в русской баньке и купаться в ледяной проруби.

С 2 по 9 марта на заимке будут отмечать Масленицу. Гости смогут принять участие во взятии снежного городка, построенного на льду Ангары, других народных забавах. 9 марта на льду залива сожгут Масленицу.

Метки:
baikalpress_id:  21 977