Коммерческое следствие

Можно ли использовать следствие и суд в личных целях?

Около года назад было создано предприятие Ирстройиндустрия. Предприниматели, которые его учредили, планировали заняться жилищным строительством. Они приобрели участок земли в Лисихе и стали готовить площадку. Но, как оказалось, та земля была с подвохом — она просто погрязла в судебных спорах.

Сейчас уже можно только гадать, зачем ООО Иркутскглавстрой продало спорный участок ООО Ирстройиндустрия. Возможно, компаньоны Иркутскглавстроя просто решили нажиться на этом деле, продав землю как минимум дважды. Причем, для того чтобы осуществить свой замысел и вновь вернуть себе участок, Иркутскглавстрой стал прибегать к решительным действиям. Атаку на Ирстройиндустрию повели сразу на всех фронтах: судебном, следственном и чиновничьем.

Кандидатура Владимира Гнездилова, бывшего коллеги и генерального директора Иркутскглавстроя, по мнению экс-компаньонов, очень подходила для их планов. С упорством, достойным лучшего применения, поразительной настойчивостью, не считаясь с материальными затратами, они пытаются привлечь Гнездилова к уголовной ответственности. Ведь тогда все подписанные им договоры потеряют юридическую силу и участок вернется к бывшим владельцам.

По заявлению одного из учредителей Иркутскглавстроя, 31 августа 2007 года старший следователь следственной части капитан Ирина Кудина возбудила уголовное дело. Формулировка — злоупотребление полномочиями в коммерческой организации (часть 1 статьи 201 УК РФ). 5 сентября заместитель прокурора Иркутской области Бурановский постановление о возбуждении уголовного дела отменил как незаконное и необоснованное. Но 11 сентября тот же следователь Кудина его возбудила вновь, а уже 13 сентября Ленинская прокуратура его отменила — и опять по тем же основаниям.

Казалось бы, два разных прокурора — один областной, другой районный — свое мнение высказали. Их взгляды совпали. Можно ставить точку? Пока, оказывается, нет. Поскольку главная цель истцов так и не была достигнута, 17 сентября другой акционер Иркутскглавстроя написал новое заявление в следственное управление с просьбой привлечь Гнездилова по другой статье («Мошенничество», ст. 159, ч. 4 УК РФ). И вновь 20 сентября 2007 года постановление о возбуждении уголовного дела прокуратура — уже Октябрьского района — отменила.

Слишком долго перечислять все случаи, когда прокуратура отказывала милиции в горячем желании привлечь Гнездилова хоть по какой-нибудь статье, причем решения принимали прокуроры практически всех районов Иркутска. Шесть раз отменялось уголовное дело по статье «Злоупотребление полномочиями», два раза по статье «Преднамеренное банкротство и мошенничество», а один раз и вовсе по статье «Самоуправство», и все постановления следствия прокуратура квалифицировала как незаконные.

И ладно бы речь шла просто о каком-то хозяйственном споре двух субъектов предпринимательства. Бывает, что такие споры годами идут в судах, не мешая компаниям при этом нормально работать. Речь, напомним, идет о человеческой судьбе, которую ради шальных «земельных» бабок можно сломать, отправив за решетку бывшего компаньона. Видимо, для группы товарищей из Иркутскглавстроя это в порядке вещей.

Потерпев временное, на их взгляд, поражение на следственном фронте, акционеры из Иркутскглавстроя решили немного сместить направление главного удара и направили жалобу на главу управления Федеральной регистрационной службы Альбину Ковалеву. Дескать, земельный участок был перерегистрирован на другое лицо с нарушением закона, поскольку Октябрьский суд примерно в это же время решил вдруг наложить арест на спорную землю по заявлению того же Иркутскглавстроя. Цель подобных инсинуаций все та же: без длительных судов и разбирательств вернуть себе контроль над спорной землей.

Проверка была прокуратурой произведена, никаких нарушений не было обнаружено. Пожалуй, ФРС — единственный государственный орган в этой истории, к которому претензий нет ни у кого, поскольку они действовали в точном соответствии с буквой закона.

Так что в суд идти Иркутскглавстрою все-таки пришлось. Но и здесь они пытаются действовать не по закону, а по своему собственному разумению о выгоде. Весьма продуманно они выбрали суд Октябрьский, а не арбитражный. Два процесса идут там прямо сейчас. Председательствующая на одном из них судья Ольга Астафьева прекращать дело не спешит, хотя никаких оснований его рассматривать у нее тоже нет.

Разбирать спор двух хозяйствующих субъектов должен не суд общей юрисдикции, а суд арбитражный, это понятно даже юристу-первокурснику. Два ходатайства об отводе состава суда она тоже отклонила.

А в отношении Гнездилова дело таки удалось возбудить. Но лишь 21 ноября 2007 года в 14.00. Здесь не зря, как и в постановлении, указано время. В соответствии с последними изменениями в законодательстве, у прокурора, которому отправляется дело, есть лишь 24 часа, чтобы рассмотреть материалы и либо согласиться со следователем, либо, если дело возбуждено незаконно, его прекратить.

Возможно, именно вечером 27 ноября или утром 28 ноября в Кировской прокуратуре не успели внимательно ознакомиться с многомесячной эпопеей. Потому что выглядит все это довольно странно: около десяти прокуроров разных районов изучали его и ничего криминального в деятельности Гнездилова не усмотрели. А следователь Ольга Виноградова уверена: дело будет. Причем с теми же уликами, которые прокуратура уже не раз сочла не заслуживающими правоохранительного внимания.

Конечно, еще не факт, что дело дойдет до суда. Оно может быть прекращено за отсутствием события преступления. И скорее всего, так и произойдет. Но почему же следственные органы именно в отношении этого дела были так настойчивы? Кандидат в президенты Дмитрий Медведев одной из главных целей своей предвыборной программы выделил борьбу с коррупцией. Но борьба с ней невозможна, если не срубить голову той гидре, которая подкармливает продажных чиновников и бизнесменов, следователей и судей.

Желание любой ценой решить проблему, не считаясь со средствами, приводит, как правило, к плачевным результатам. А возможность уничтожить коррупцию у государства есть, была бы политическая воля. Глядишь, тогда и странных дел, возбуждаемых по десять раз, будет меньше. И суд будет стоять строго на страже закона.

Загрузка...