В Иркутске живут куклы ручной работы

Кукольник — профессия не самая обычная. Кажется, человек этого ремесла должен быть непременно связан со сказкой. У иркутянки Валентины Кучмий дома живет целое кукольное семейство. Их могло быть и больше, но половина уже раздарена.

Живут куклы в небольшой иркутской квартире, бывшем общежитии, каких много. Однако есть в ней что-то от загадочной мастеровой кукольника, куда в детстве мечтал попасть каждый: банки, украшенные камнями, вязаные кашпо и кругом цветы (у хозяйки в 70-е годы единственной в Иркутске была огромная коллекция кактусов). Валентине Кучмий сейчас шестьдесят, а не скажешь. Инвалид с детства, она не причисляет себя к таковым. И прежде чем стать кукольником, Валентина Ивановна успела побывать парикмахером и даже слесарем в горгазе.

— До сорока лет всем доказывала, что я не инвалид, и только в сорок стала оформлять инвалидность, когда из-за перепадов давления начали отказывать ноги, — рассказывает Валентина Кучмий. — Пролежав в больнице, поняла, что работать уже нельзя.

Первой куклой Кучмий была цыганка. Лет десять назад, когда в моду стали входить Барби, Валентина Ивановна решила в ответ создать такую же тоненькую куколку, но с пышной юбкой, как у куклы-грелки, которую встарь ставили на самовары. В итоге получилась не грелка, а настоящая цыганка с бусами, серьгами и пышной юбкой.

Первые куклы Валентины Ивановны отличались от нынешних: были поменьше и не с такими четко прописанными лицами. Кучмий делала их по-своему, своим же выдуманным методом. И только спустя лет пять она обнаружила в журнале технику кукольного дела. Для работы требуется немного: чулок, поролон, а лучше холлофайбер (для набивки), нитки и ткань. Лицо получается будто настоящее — с носом, ртом, щечками. Оставшееся Валентина Ивановна прорисовывает собственной косметикой. В общей сложности на работу, по словам мастера, уходит дня три-четыре.

Сейчас в доме Кучмий живут художник из песни Пугачевой «Миллион алых роз», Пьеро, в свое время походивший на Вертинского, глупая голубоглазая красавица, танцующая восточные танцы, Карлсон с пропеллером из пластиковых бутылок, японский самурай и т.д. Очень любит Валентина Ивановна гномов. Их у нее больше всех, правда, половина сделанных Кучмий гномов висит уже у знакомых.

— Когда была маленькая, мне почему-то всегда казалось, что где-то живут маленькие существа, где-то обязательно есть такие, — вспоминает Валентина Кучмий.

Каждая кукла Кучмий обязательно со своим характером. Под стать ему подбирается одежда. Некоторые из кукол очень капризны — наряд таким сразу не придумать. Костюм японскому самураю Валентина Ивановна перешивала дважды. Но и он оказался не самым прихотливым. Есть у Кучмий в коллекции кукла, образ для которой до сих пор не найден.

— Когда делаю куклу, для меня сперва неизвестно, что и как выйдет, — рассказывает Валентина Кучмий. — Потом посмотрю, какое лицо у нее получилось, под него и буду подстраиваться. Кукла для меня — как рождение человека, ведь неизвестно, кем он будет.

Абы во что наряжать своих кукол Валентина Ивановна не хочет. Пошло это с того времени, когда Кучмий работала парикмахером. Некогда подстригавшая даже Говорина, Валентина Ивановна любила свою работу, ей нравилось делать людей красивыми.

Сейчас куклы Валентины Ивановны хранятся дома. Но будет лето, хозяйка обвесит ими балкон, и кукол снова увидят горожане.

Загрузка...