Мегет — поселковый центр агломерации

Иркутск и Ангарск переименуются в Нью-Мегет?

От центра Иркутска до Мегета 40 минут езды на машине. Морозным утром редакционная «Калдина» резво мчится по тракту в сторону Ангарска, чтобы посетить будущий центр агломерации, узнать, как живут мегетцы и готовы ли они «переселиться» с окраины в центр мегаполиса. Географическое положение уготовило небольшому рабочему поселку стать мощным связующим звеном Большого Иркутска. Если раньше перспективы поселка просматривались только в составе крупного промышленного Ангарска, то теперь он может стать местным аналогом Домодедово. По плану развития городской агломерации, поселок должен мощным транспортным узлом связать федеральные автодороги Красноярск — Иркутск — Чита и Транссиб с аэропортом «Иркутск Новый», до него планируется построить автодорогу и проложить путь скоростного трамвая. Развитие транспорта создает условия для строительства складских и логистических терминалов. Кроме того, поселок считается перспективным для строительства жилья, офисных и административных зданий, развлекательных центров. Пока же поселок живет своей тихой патриархальной жизнью, а жители мало задумываются о грядущих потрясениях.

«Ничего в вашем Мегете нету»

На въезде в поселок с трассы расположено несколько придорожных кафе-шашлычных. В желтом одноэтажном домике полумрак. В ранний час ни одного клиента. Только магнитофон надрывается хриплым шансоном да женщина средних лет с бейджиком администратора на блузке скручивает салфетки.

— Об агломерации — конечно, слышала! Только зря вы у меня спрашиваете, — говорит Татьяна. — Я не из Мегета. Я иркутянка!

Половина персонала этого придорожного кафе — из Иркутска. Работают здесь, потому что устраивают условия. «Да и через иркутские пробки до работы дольше добираешься, чем из Ново-Ленино в Мегет», — добавляет Татьяна.

В будущее поселка в связи со строительством аэропорта женщина смотрит с оптимизмом:

— У нас большие надежды на агломерацию. Больше клиентов — больший доход!

— Но ведь и уровень сервиса придется повышать, — парирую я.

— А мы уже готовы. Вот землю оформляем, чтобы расширяться, гостиницу строить.

К жителям Мегета иркутянка относится несколько свысока, даже с долей снобизма: деревня — и все тут! Рассказывает ужасы о грубых манерах, пьянстве, наркоманах. Словно в подтверждение слов, то и дело в разговор вклинивается магнитофон: «Пацанка-пацаночка!»

За родной поселок вступается уборщица. Есть, мол, здесь и салон красоты, и тренажерный зал.

— Салон красоты?! — с сарказмом откликается администратор кафе. — Это Ленка, что ли, с лесничества стрижет? Ходят две-три блатные, а у остальных денег нет. Ничего в вашем Мегете нету.

Вот тебе и «нету ничего в Мегете»!

От поворота шесть километров по заснеженному лесу — и мы в поселке. Первое, что бросается в глаза, — стандартность. Типовые пятиэтажки, одинаковые деревянные одноэтажные домики за зелеными заборами. От здания администрации — одноэтажного деревянного дома с двумя банкоматами — идет центральная улица, на которой располагаются почта, детсад, школа и клуб. В утренний час на улицах только пенсионеры, деловито идущие по своим делам, и дети.

Почти не заметно признаков того, что бизнес заинтересовался местной недвижимостью. Только почти на въезде стоит белый кирпичный скелет недостроенного трехэтажного коттеджа. Возможно, когда здесь появится завод по строительству деревянных домов, это и будет актуально. Тем не менее жить здесь довольно дорого. Жители говорят, что однокомнатная квартира на пятом этаже панельки продавалась здесь за 1 миллион 350 тысяч рублей — не намного меньше, чем в Иркутске. Крепкий дом можно купить примерно за 1 миллион рублей.

Зарплаты, впрочем, также мало отличаются от городских. «В последнее время мегетцы стали жить лучше», — утверждает предпринимательница Любовь Захаровна. Мы застали ее за подготовкой торжественного обеда в ее кафе.

— Меньше пьют, меньше видно наркоманов. Автомобили покупают, землю приватизируют, скупают развалюхи, — рассказывает она.

Рассказ Любови Захаровны переходит в область поселкового гламура. В последнее время в Мегете появились специфические модные заведения: тату-салон и курсы танцев живота. Под влиянием телевизионных шоу открылся освещенный каток с прокатом коньков, музыкой и кафе.

Транспортный узел без транспорта

Жизнь поселка плотно связана с соседними Иркутском и Ангарском. Многие жители Мегета работают в городе. Но дело не только в этом. Если продукты питания можно купить здесь, то за одеждой, обувью нужно ездить в Иркутск или Ангарск, как и в кино, театр, больницу, налоговую, государственные службы. «Я три года ездила в Ангарск дом оформлять, — делится уборщица местного клуба Антонина Ивановна. — То неприемный день, то очередь, то закон изменился — и заново нужно справки собирать... До сих пор земля недооформлена».

В небольшом кабинете завуча местной школы собравшиеся учителя наперебой рассказывают о неудобствах медицинского обслуживания. В поселке есть только поликлиника, к узким специалистам нужно ехать в Ангарск, а там услуги часто оказываются только по предварительной записи или после очереди. В поселке большая проблема с транспортом. В Иркутск и Ангарск (оба находятся примерно в 30 километрах) можно добраться на автобусе, маршрутке или электричке.

«Электрички ходят часто, но до вокзала и с вокзала в Ангарске еще нужно добраться, — говорит преподаватель средней школы Тамара Павловна. — А маршрутки прямо из поселка ходят, но на них не сядешь, потому что слишком много желающих — на работу, по делам. Идешь и не знаешь, уедешь ли».

По словам местных жителей, местные перевозчики делают 5—6 нерегулярных рейсов в день. А до магистрали, где ходят прямые автобусы Иркутск — Ангарск, час хорошей ходьбы. В этой ситуации спасает мобильная связь. Мегетцы звонят водителю автобуса или маршрутки и спрашивают, будет ли рейс, и только потом идут на остановку. Собираясь в театр или кино, учителя кооперируются и заказывают маршрутку, а чтобы вывезти детей — автобус.

Дети Мегета связаны с Иркутском уже с малолетства. Наиболее заботливые родители возят их в областной центр заниматься в секциях и кружках. В самом поселке есть только музыкальная школа, а в клубе проводятся лишь дискотеки. Когда дети вырастают — начинают ездить самостоятельно, как одиннадцатиклассник Игорь, ездящий на тренировки по боксу в Ново-Ленино. Его одноклассница Аня читает брошюрку с примерами экзаменационных заданий ИГУ, Игорь собирается поступать в ИрГТУ.

— Наши выпускники поступают в иркутские вузы, — с гордостью говорит Тамара Павловна, — но больше желают учиться в Москве и Петербурге. Амбициозные! К тому же в Иркутске им общежитие не дают, приходится с родителями жить, а там — настоящая взрослая жизнь».

«Дай Бог, чтобы дети жили лучше нас!»

О будущем в центре агломерации мегетцы предпочитают не думать. Относятся положительно, но и не распространяются особо. Старшее поколение с надеждой отшучивается: «Ну, может, наши дети и внуки будут жить лучше».

К громким проектам они, кажется, относятся как к научной фантастике. Но это только на первый взгляд: стоит к интервью подключиться кому-то третьему, как возникают жаркие споры. Скоростной трамвай, как любую попытку решения транспортной проблемы, ждут, а вот близости аэропорта боятся: «Самолеты везде падают».

— Зато мужу не так рано вставать — он часто в командировки летает, — говорит преподаватель русского языка и литературы Тамара Петровна. Возле школы курит парень лет двадцати пяти в лихо задвинутой на затылок спортивной шапочке: «А что, мне идея объединения нравится. Я за прогресс!» Владимир работает водителем на уазике. По долгу службы приходится постоянно мотаться между Иркутском и Ангарском. Когда хочется в кино, выбирает между двумя городами. Единственное, что его беспокоит, — разрушение годами созданного уклада жизни:

— Это мой поселок, здесь тихо, уютно, а если тут будет строительство — кипиш начнется, совсем другая жизнь придет.

Сомнения разделяет и другой мой собеседник на улице Мегета — рабочий лет 35, Владислав:

— В маленьком поселке все всех знают. Сейчас я могу без страха отпустить своего ребенка вечером гулять. Останется ли все так же, когда начнется масштабная стройка?

А вот пенсионерка Нина Васильевна уже готова к переменам:

— Мы собираемся за железную дорогу переехать — там коттедж достраиваем. Впрочем, за линию железной дороги ее гонит не только ожидание перемен:

— В Мегете плохая холодная вода, а там мы скважину пробурим, своя вода будет. От агломерации хотят многого, но обыденного. Рабочий Владислав желает, чтобы в поселке строилось жилье, была работа и было больше культурных учреждений.

— Смотрите, — он показывает на окружающие нас пятиэтажки. — Это же все строилось, пока завод работал.

Предпринимательница Любовь Захаровна ратует за будущее детей:

— В поселке ни одной детской площадки, негде гулять с ребенком, нет даже тротуаров, а хотелось бы, чтобы и бассейн был, и секции, и игровая площадка во дворе.

Водитель Владимир — за хорошие дороги. Преподаватели школы мечтают об улучшении качества жизни.

Так и живет будущий центр сибирского мегаполиса — повседневными заботами и мечтами о насущном.

Справка «СМ номер один»

Мегет расположен между федеральной автодорогой Красноярск — Иркутск и железной дорогой, на которой есть пассажирская станция с маленьким одноэтажным вокзалом, принимающим электрички.

Мегет основан в 1840 г., наиболее интенсивно начал развиваться в 30-е годы ХХ века, в 1944 г. получил статус рабочего поселка.

В 1993 году администрация рабочего поселка была переведена в Ангарск, однако в результате административной реформы в 2005 году поселок получил статус внутримуниципального городского поселения. Кроме рабочего поселка Мегет в городское поселение входят поселки Зуй, Ударник, а также Ключевая, Стеклянка и Зверево, расположенные по кратчайшему пути от федеральной дороги к аэропорту «Иркутск Новый».

Согласно данным Всероссийской переписи 2002 года, в Мегете проживает 8,6 тыс. человек. Сами жители Мегета твердо уверены, что их не менее 10 тысяч. Наиболее крупный объект промышленности — ОАО «Мегетский завод металлоконструкций». Социальная инфраструктура состоит из 2 детских садов, школы, поликлиники и клуба «Орбита».

Загрузка...