Нет правды в Лузгино?

Жительницы деревни в Осинском районе требуют наказания виновных в преступлениях

Сразу несколько претензий к местным правоохранителям было высказано в письме, пришедшем в редакцию «СМ Номер один». Бывшая учительница, а ныне пенсионерка Елена Ощепкова, жительница деревни Лузгино Осинского района, уже три года пытается добиться наказания для милиционеров, которые, по ее словам, трижды избили ее внука. А две ее соседки, Татьяна Жданова и Наталья Малыгина, — справедливого наказания для водителя, убившего в пьяном состоянии их сыновей.

Внука били два дня

Пенсионерка Елена Ощепкова, бывшая учительница лузгинской школы, не потеряла еще веру в справедливость.

— Я до сих пор не могу смириться с тем, что моего старшего внука летом 2005 года трижды избили сотрудники милиции. И хочу добиться правды.

Она рассказывает, что ее тридцатилетний внук Владимир ехал на тракторе выпивши. И наказание за это получил законное. Но кроме законного наказания в виде лишения прав ему еще и здорово досталось — в этот день его избил милиционер по фамилии Металлов. Еще два милиционера, которые патрулировали улицу, видели это, но ничего не сделали. А уже на следующий день ее внука милиционеры избили дважды.

— Дело было так. Володя с приятелями на следующий день, после того как у него забрали трактор, ставил ворота. К нему подъехал милиционер по фамилии Бымбыгыденов и попросил перевезти груз. Володя легко согласился, думая, что за помощь ему вернут трактор. Потом внук рассказывал, что его привезли в милицию. Когда его завели в кабинет участкового, там еще трое сидели. Все стали его бить. Потом кровь подтерли в кабинете и повезли на речку. И били там. Володя спрашивал, за что его бьют, а они только еще больше били.

Елена Ощепкова говорит, что, когда она увидела внука после второго избиения, голова у него была вся неровная, как кочка. Вечером состояние парня ухудшилось настолько, что его пришлось везти в больницу.

— А врач нам и говорит: «Дайте нам направление из милиции на обследование». И отказалась принять. 19 августа я пошла в прокуратуру, просила разрешение на обследование. Прокурор разрешил обследовать и сказал, что если врач откажется, то пусть ему позвонит. Доктор не хотел сначала обследовать, а потом согласился. Пенсионерка недоумевает, почему врачи, которые давали клятву Гиппократа, даже не осматривают потерпевших без направления из милиции.

— Внук не мог поднять руки, и голова его опухла, сделалась как подушка. Я всю ночь была на ногах и думала, как бы от такого унижения Володя на себя руки не наложил.

Учительница вспоминала худенького мальчика, которого вырастила сама. Володя стал ей больше чем внук.

Она начала добиваться наказания виновных. Сама ходила на прием к начальникам, узнавала, что и как.

— В органах и учреждениях мне говорят: он совершеннолетний, нечего бабушке ходить хлопотать.

Но, возможно, только благодаря бабушке дело об избиении как-то двигалось.

— Поначалу вызывали к следователю. Была экспертиза. Потом дело закрыли — мол, нет достаточных доказательств, что сотрудники милиции избивали. Все, кто мог быть свидетелями, говорили: «Нам тут жить». Все боялись. После того как дело закрыли, я пошла к председателю федерального суда жаловаться. И дело было возобновлено.

Выяснилось, что Владимира избили по ошибке: жертвой должен был стать его брат Дмитрий, ранее уже избитый милиционерами. Дела по избиению обоих братьев объединили в одно.

Дело дошло до судебного разбирательства — по частной жалобе у мирового судьи. Два года заседания переносили с одного числа на другое. Ответчики не являлись. Наконец, было назначено открытое судебное заседание, куда Елену Ощепкову опять не пустили.

— Поскольку меня в зале не было, — говорит пенсионерка, — они — уж не знаю как — уговорили внука отказаться от частной жалобы.

После этого возмущенная пенсионерка пошла к прокурору и узнала, что есть и уголовное дело по факту избиения внуков. Оно возбуждено прокуратурой района против нескольких милиционеров, в том числе и против Бымбыгыденова и Металлова, по пункту 3 статьи 286 (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, которое наказываются лишением свободы на срок до 10 лет). Но и в расследовании уголовного дела возникли препятствия.

— Бымбыгыденов сейчас в розыске, его не могут найти. Я не знаю, будут ли рассматривать наше дело. Удивительно, почему не могут найти этого милиционера. Люди-то знают, где он, — говорят, его отец забрал в Читу. Безнаказанность ведь порождает новые преступления. А пока бабушка выхаживает справедливость, время идет. С тех пор как избили ее внуков, прошло уже три года.

За двух убитых — четыре года условно

— У нас убили детей, — говорят жительницы Лузгино Татьяна Жданова и Наталья Малыгина. Их дети погибли 30 июля 2005 года. В тот день 22-летние парни ехали с девушками на «Жигулях». Увидев на дороге виляющую на бешеной скорости машину, они уступили ей дорогу. Но водитель выехал на встречную полосу и врезался в «Жигули». Один юноша умер на месте, раздавленный мотором, другой еще два часа жил в мучениях в Осинской больнице. Виновник аварии — Георгий Ергонов, директор одного из животноводческих хозяйств — сбежал с места аварии и спрятался. Сдаваться пришел позже.

— Следствие началось только через месяц, — рассказывает Татьяна Жданова. — И то после того, как мы сами пришли к следователю. А следователь Наташу хотела выставить из кабинета. Мы ей говорим, что Наташа — мать второго погибшего. А следователь удивленно: «А что, разве там два трупа было?» Видя такое отношение, женщины уже ничего хорошего и не ожидали. Действительно, им самим пришлось возить следователя на место происшествия, самим искать свидетелей. Закончилось тем, что они написали жалобу, следователя сменили — и дело через год наконец дошло до суда.

Но суд разочаровал потерпевших. Виновнику аварии, который обвинялся по двум статьям: по ч. 3 ст. 264 УК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств») и по ст. 125 УК РФ («Оставление в опасности»), дали всего 4 года условно. Смягчающим обстоятельством стало наличие у него троих детей. При этом даже водительское удостоверение не отобрали.

— Вроде работники предприятия просили сохранить для него право на вождение. Это их ходатайство почему-то в суде приняли. А зампрокурора поддержал — на том основании, что машина у директора хозяйства — источник дохода.

С тех пор матери пытаются добиться более справедливого, на их взгляд, наказания. Они подали кассационную жалобу в окружной суд. Окружной суд матерям отказал.

— Нам ответили, что наказание соразмерно содеянному. Разве это справедливо: за жизнь двух парней такое наказание?

Они хотели, чтобы ответственность понес и хозяин машины, доверивший руль пьяному, но у них ничего не вышло. Более того, суд обязал их выплатить по пять тысяч этому человеку за издержки на адвоката.

— Доказать ничего невозможно, мы все инстанции прошли, — говорят Татьяна и Наталья. — Очень тяжело жить с таким камнем в душе, зная, что вина человека, который убил наших детей, полностью доказана. Выходит, как курицы наши дети — никто не отвечает за их смерть...

Метки:
Загрузка...