Александровское кормит психбольница

Лечебное учреждение стало градообразующим предприятием cела

Село Александровское Боханского района благодаря Александровскому централу известно не только в нашем регионе, но и по всей России. Сейчас на месте бывшей пересыльной тюрьмы уже много лет располагается областная психиатрическая больница № 3, которая на селе является градообразующим предприятием. Несколько раз рассматривался вопрос о ее закрытии, однако местное население надеется, что этого не произойдет, иначе большинство жителей просто останется без работы и село постепенно пополнит ряды тех поселков и деревень, которые живут на грани нищеты. Или попросту умирают.

Тюрьма закончилась на японцах

В прошлом году жители Александровского отметили 220-летие своего села. Первоначально здесь появился винокуренный завод, окруженный только тайгой и болотами. Постепенно рядом с ним начали обживать и местность — расчищать земли, вырубать лес, строить дома. Сюда на место проживания стали прибывать ссыльные. Так появилось первое поселение. Это время в истории сохранилось как небольшой эпизод. Единственное, что знают местные жители о заводе, — что он был и сгорел.

Настоящая летопись Александровского начинается с того времени, когда на месте сгоревшего завода появилась каторжная тюрьма, куда высылали ссыльных из европейской части России. В свое время здесь побывали такие известные большевики, как Дзержинский, Фрунзе, Киров и др. После Октябрьской революции и Гражданской войны Александровский централ стал исправительно-трудовой колонией, где содержались репрессированные, уголовники, враги советской власти.

В 1956 году из централа вышли последние заключенные, японские военнопленные, и после этого тюрьма как таковая перестала существовать. В дальнейшем здесь обустроилась Иркутская областная психиатрическая больница № 3.

По словам местных жителей, многие ссыльные после освобождения оставались жить в Александровском, поскольку больше идти было некуда: ни семьи, ни дома. Так и обживались, пускали здесь свои корни.

Центр села в основном состоит из старых домов. Здесь начинало разрастаться село, стояли маленькие избушки и бараки, по окраинам сейчас располагаются новые. У каждой улицы свое название: Озерная, Теребиловка, Горная, Пролетарская, Ленина, которая до некоторых пор звалась 3-й частью.

Безработных нет

В настоящее время официально Александровское носит статус муниципального образования и включает в себя три села: центральное село Александровское и две соседние деревушки — Ключи и Жилкино.

— Раньше Ключи были большой деревней, там находилось откормочное хозяйство, заготовительный пункт КРС. В Жилкино был колхоз «Фрунзе», а у нас «Серп и Молот». Затем мы объединились и стали Александровским откормочным совхозом — выращивали свиней и КРС, — говорит Нина Агафонова, глава МО «Александровское». — Подчинялись Иркутску, потом соединились с колхозом «Прогресс» в селе Олонки. И оказались ненужными. Сейчас наши поля уже долгое время не обрабатываются — некому и не на чем.

Тем не менее село старается выжить, на сегодняшний день на учете в центре занятости не стоит ни один человек. В основном это благодаря расположенной здесь областной психиатрической больнице, полной бюджетной сфере: школа, детский сад, администрация, ФАП. Часть мужчин работают в дорожном управлении филиала ОГУП Окравтодор, который сейчас переживает далеко не лучшие времена. Основная же часть сильной половины работает в бригадах у частных предпринимателей, занимающихся заготовкой и переработкой леса.

Кстати, из-за находящихся здесь пилорам у жителей постоянно возникают проблемы с электричеством, не хватает тяги для холодильников и других приборов. Есть и вопросы, касающиеся дорог: лес возят на больших грузовиках, дороги разбиваются, их никто не ремонтирует. Из-за этой проблемы многие стали держать меньше домашнего скота, поскольку до сенокосов теперь стало не добраться.

Селяне показывали фокусы

На возвышении в Александровском стоит большое каменное здание Дома культуры, но уже 10 лет он не работает.

— Зданию требуется ремонт, — рассказывает Нина Григорьевна. — Мы сделали крышу, отремонтировали потолок. Нужно еще косметический ремонт сделать, отопление и рамы. Но денег пока в бюджете нет.

Раньше здесь был свой хор, драмкружок, вокально-инструментальный ансамбль, показывали фокусы, акробатику, проводили «Голубые огоньки». Только летом молодежь собирается в фойе Дома культуры, ребята приносят свою аппаратуру и устраивают дискотеки.

Японцы боялись клещей

Минувшим летом село навестила делегация из Японии. В годы войны у одного из гостей в централе сидел отец. За Александровском, в лесу, расположено большое кладбище японских заключенных.

По словам главы администрации, пять лет назад по разрешению прокуратуры японцам разрешили вскрыть одну из могил и отправить останки на экспертизу, чтобы удостовериться, что это действительно представители азиатской расы.

— Они рассказывали, что в Хабаровске им тоже одно время говорили, что там есть их кладбище, но экспертиза показала, что там были захоронения славянской расы.

После того как японцы удостоверились, что останки принадлежат их сородичам, они вновь приехали в Александровское, чтобы освятить кладбище.

— 20 человек приезжали, кладбище находится в лесу. Они перед поездкой прочитали, что у нас есть клещи. Дедушка спросил, есть ли они в нашей местности. Мы подтвердили. Они все сразу закутались в плащи полностью, накинули капюшоны и постарались побыстрее освятить кладбище. Клещей боялись, — смеются местные жители. — А еще один из них радиацию у нас замерял, все ходил с каким-то прибором. Боялись, что у нас можно получить облучение. Мы с ними даже сфотографировались, а фото они обещали нам выслать.

Из-за девушки поджег больницу

Как и во многих селах, расположенных сравнительно недалеко от областного центра, здесь побывали жертвы черных маклеров — выселенные из города неблагополучные граждане. Семья из двух человек начинала жить чинно: приобрели дом, корову, запаслись сеном. А что дальше с хозяйством делать, так и не решили. Жить в сельской местности не привыкли, работа показалась тяжелой. Все ходили вокруг чурки — не знали, как ее расколоть. В итоге переселенцы сожгли свой дом и уехали, так и не познав радости сельской жизни.

Селяне утверждают, что криминального у них ничего не происходит. Правда, был пожар в одном из отделений психиатрической больницы. Это произошло весной прошлого года. Как рассказывают селяне, это случилось по вине одного из жителей Александровского. Он в содеянном признался сам, правда его так и не наказали.

— Он сам освободился из мест лишения, где-то успел поссориться с одним из больных из-за девушки и утром, в 7 часов, поджег отделение, в котором находился этот больной. Строение было деревянное. Больных успели вовремя эвакуировать.

Случаются в деревне и драки, но чаще просто по пьянке. В целом же в селе спокойно. В последние два года в Александровском, как и во многих других населенных пунктах, повысилась рождаемость, она превысила смертность.

«Тишанина уважаю»

В областной психиатрической больнице работают 260 человек — все из местного населения. Несколько раз медучреждение пытались закрыть, но так и не решились. Если его убрать, то большая часть населения останется совсем без работы, не на что будет кормить семьи.

— У нас 7 врачей на 530 больных, 86 медсестер. Остальные — это средний и младший персонал, подсобные работники. Дефицит кадров, конечно, есть, но ехать сюда отказываются, поскольку быт примитивный, такой же как и 100—200 лет назад: дрова, печное отопление и др. Хотелось бы пригласить Дмитрия Медведева к нам, чтобы он посмотрел на наш округ, как мы живем. Все занимаются городом, пригородом, а на сельские глубинки и не смотрят. Деревни деградируют, спиваются, — говорит Юрий Маслов, врач-психиатр, заведующий острым женским отделением.

В больнице лежат больные с острыми и хроническими заболеваниями. Многие, попадая сюда с 15 лет, остаются здесь на бесконечно долгое время, поскольку отсюда им больше некуда идти.

Когда-то при больнице была своя свиноферма, огороды, но затем, когда стали появляться первые разговоры о переводе больницы в другое место, все прикрылось. Сотрудники надеются, что это удастся возродить. Юрий Николаевич рассказал, как весной после пожара в больницу приехал губернатор с целью закрыть учреждение.

— Приезжала целая делегация. Он посмотрел больницу, сказал, что нужно закрывать. Я встал на сторону больных. Мы с ним побеседовали, я привел ему цифры заболеваемости в Иркутской области, сказал о том, что число инвалидов по психическим заболеваниям неуклонно растет. Он меня спросил, что делать. Я ответил, что необходимо строить новую больницу. Если это делать на новом месте, то это будет не только нерационально, но и вредно: 260 семей останутся без работы, это будет мертвое село. Кроме того, здесь уже обученный персонал, жилье для него, земля наша, не надо приобретать нигде; вода есть, электропередача, — поясняет Юрий Николаевич. — И что меня поразило при нашем разговоре — он меня выслушал. Доводы, приведенные мной, перевесили мнение его свиты, которая говорила, что больницу надо закрыть. По словам врача, сейчас вопрос уже решается, готовится проектно-сметная документация.

— Я был просто поражен после нашей встречи, — говорит врач. — Это единственный чиновник, которого я по-настоящему стал уважать: умный, решительный и твердый. Я ему очень благодарен.

Метки:
baikalpress_id:  21 911