Тайна оружейного клада

В кладовке городской хрущевки хранились раритеты времен Гражданской войны

Давным-давно, еще в 90-е годы, в одной из областных газет я прочитал заметку Лидии Аскаровой, сотрудницы Иркутского областного краеведческого музея. Помимо всего прочего, Лидия Аскарова рассказывала о переданных в музей кладах, найденных гражданами Иркутска и работниками правоохранительных органов. Особо меня заинтересовал факт нахождения клада оружия в доме № 48 на улице Трилиссера в Иркутске. В современном панельном доме, построенном в 70-е годы, было найдено оружие времен Гражданской войны. По идее, такого не должно быть, но тут я вспомнил, что именно в этом доме когда-то проживал один мой хороший знакомый — известный коллекционер оружия Юрий Голованов.

Коллекция старинного оружия

В заметке Лидии Аскаровой описывалось, как в подвале дома № 48 школьники близлежащей школы нашли склад оружия — целую коллекцию уникальных экспонатов. Я сразу понял, что непременно эта находка связана с именем знаменитого коллекционера. Мне захотелось выяснить, каким образом коллекция попала в подвал, и я немедленно выехал на встречу с Юрием Ивановичем. Он был крайне удивлен моим рассказом, в котором я высказал ему свои предположения. Оказалось, что публикация в газете заставила коллекционера по-иному взглянуть на события, произошедшие еще во время застоя.

21 августа 1980 года Юрий Голованов прописался по ул. Трилиссера, 48, у своей мамы Веры Константиновны, но жил на ул. Байкальской в доме № 1 со своей женой Изольдой Скорняковой. Но так уж сложилась судьба, что в 1982 году он все же расстался с ней и переехал жить к новой гражданской жене — Тамаре Турбановой, проживающей в соседнем подъезде дома на Трилиссера, где он и был прописан. В эту квартиру он перевез большую часть своей коллекции оружия, в которой находились следующие экспонаты:

1) шесть эсэсовских кортиков; 2) два немецких кинжала в форме тевтонского меча длиной в 46 сантиметров каждый; 3) сабля со вставленной шашечной рукоятью в ножнах; 4) офицерская японская сабля; 5) трехлинейка с примкнутым штыком. В коллекции также были разные штыки от трехлинеек, капсульные пистолеты разных войн и времен, всякого рода пороховницы и даже австралийское копье с бумерангом.

Подвальные воришки

Дальнейшее развитие событий происходило следующим образом: весной 1982 года Юрий Иванович внезапно заболел пневмонией и на целый месяц лег в больницу подлечиться. В связи с этими обстоятельствами Тамаре Турбановой, оставшейся проживать одной в квартире, стало не на шутку страшновато — ведь в ее квартире находились дорогостоящие экспонаты оружия, которые могли украсть квартирные воры в момент, когда ее не будет дома, тем более что именно в то время город просто захлестнули квартирные кражи.

После недолгих переживаний Тамара придумала, казалось бы, довольно оригинальный и надежный способ, как сохранить от непрошеных гостей коллекцию. Она тайком снесла все собрание в свою кладовку, которая располагалась в подвале ее дома, и тщательно запрятала оружие среди хлама. Но оказалось, что эта затея с кладом была роковой ошибкой.

По нелепому стечению обстоятельств как раз в марте, буквально через несколько дней после того, как она запрятала клад, в подвал-то и нагрянули учащиеся школы, что была неподалеку. Наряду с другими кладовками они взломали и кладовку Тамары, перерыли в ней весь хлам и, к своему удивлению и радости, наткнулись на «клад».

Кто из мальчишек не мечтал тогда иметь старинное оружие для своих военных игр?! Радости, конечно, не было предела, но она неожиданно для всех была внезапно прекращена. Не учли школьники, что среди разграбленных ими кладовок была та, которую трогать было нельзя. Это была кладовка квартиры, в которой проживал начальник уголовного розыска Иркутского сельского РОВД Илья Мотылец. Опытный сыщик почти сразу же вычислил воришек.

До музея дошло не все

Как я предполагаю, разбирательство с мальчишками было недолгим и им была прощена эта шалость как несовершеннолетним. Но взамен их попросили исполнить патриотический и гражданский долг путем передачи найденных реликвий в Иркутский областной краеведческий музей, что и было немедленно сделано. Когда «клад» был принят музеем и официально зарегистрирован в его фондах, заведующая им Лидия Ивановна Аскарова взяла на карандаш данный факт для дальнейшей публикации его в газете.

Когда в мае Юрий Иванович выписался из больницы, то так был раздосадован и расстроен пропажей своей коллекции, что просто не находил себе места. Несмотря на то что Тамара рассказала честно ему все, как было на самом деле, он ей не поверил, а подумал, что, пока он лежал в больнице, она продала коллекцию.

Напрочь с ней разругавшись из-за этого инцидента, Юрий Иванович вернулся к своей Изольде, а тайна кражи так и оставалась неразгаданной, пока я ему не рассказал о публикации статьи Лидии Аскаровой.

Но не все экспонаты, как я предполагаю, были переданы в дар музею. До музея дошли лишь второстепенные экспонаты, не имеющие особой ценности, — это я выяснил из разговора с Юрием Ивановичем.

Тогда я от имени Голованова и по его просьбе написал заявление в Октябрьский РОВД и отнес его туда лично. Долго мне пришлось тогда разъяснять оперативнику суть дела, чтобы свести концы с концами в расследовании. Он и его коллеги были крайне удивлены изложенными в заявлении фактами, но, к сожалению, из-за большого разрыва во времени им не удалось воскресить все моменты по этому преступлению. Прошло много времени, но ответ из милиции на свое заявление Юрий Иванович так и не получил.

Много воды утекло с того времени. Умер от тяжелой болезни Юрий Иванович, умерла и его мама Вера Константиновна, не стало в 2002 году и Лидии Ивановны Аскаровой, трагически погиб на своей даче при пожаре Илья Мотылец. Тайна исчезновения оружия, найденного подростками в подвале дома по улице Трилиссера, судя по всему, так и останется неразгаданной.

Метки:
baikalpress_id:  21 901