Саянского священника уличили во лжи

Искусанному церковными собаками мальчику выплатят компенсацию

В Саянске состоялось последнее судебное заседание по делу искусанного овчарками десятилетнего Андрюши Логинова. Напомним, собаки принадлежат Благовещенскому церковному приходу. Они напали на ребенка, когда тот зашел на хоздвор церкви за козьим молоком для младшего брата. Мальчик едва остался жив, получил физические травмы, а также серьезную психологическую. Ему требуется еще и помощь пластического хирурга — собаки откусили ребенку часть уха. Родители потребовали с церкви 400 тысяч рублей. Первое судебное заседание состоялось за несколько дней до новогодних праздников. Священник, владелец собак, к которому родители мальчика предъявили иск, сослался на то, что Андрюшу искусали не церковные, а какие-то другие собаки. Но свидетели подтвердили, что собаки были церковными.

Сторож побоялся отогнать собак

Первыми в суде были допрошены сотрудники ОВД по городу Саянску, инспектор отделения по делам несовершеннолетних и участковый уполномоченный, которые 23 декабря 2006 года по поступившему сигналу из приемного отделения городской больницы осматривали место трагедии — хоздвор и дорогу, ведущую к церковной сторожке. И, судя по их показаниям, тогда сторож сразу определил в собаках, кусавших Андрюшу, церковных. Но он побоялся помочь мальчику и побежал в церковь на богослужение, чтобы позвать Марию Заболотную, отвечавшую за собак и работавшую на хоздворе.

Также сотрудниками правоохранительных органов было засвидетельствовано то, что служащая церкви на тот момент даже не отрицала, что покусали ребенка именно церковные собаки. И на тот момент на нее был составлен протокол об административном нарушении. В протоколе говорилось, что с ее стороны было допущено недобросовестное отношение к своим обязанностям по содержанию собак.

Сторож церкви на суде резко изменил свои показания. Он говорил, что на самом деле собаки были чужие, какие-то пятнистые, и бежали они в сторону туалета, а не на хоздвор. Правда, мужчина неубедительно ссылался на то, что проработал он в церкви около месяца, на хоздвор никогда не ходил, поэтому-то знать не знал, какие там содержатся собаки.

«Батюшка, вам не стыдно врать?»

После того как были опрошены медицинские работники станции скорой помощи и приемного отделения больницы, не осталось сомнений в том, что собаки были церковные. Ведь врачи, для того чтобы решить вопрос о прививках искусанному ребенку, сразу, на месте, поинтересовались, какие прививки были поставлены собакам. Батюшка тогда сообщил врачу, что собаки принадлежат церкви и наблюдаются у ветеринара.

То же самое подтвердила и медицинская сестра приемного отделения, которая сообщила в СЭС данные о принадлежности собак. Поэтому было удивительно слышать в суде речь батюшки о том, что никто медицинским работникам не подтверждал принадлежность овчарок и что покусать мальчика могли собаки из какого-то другого двора или вообще бесхозные.

Врач станции скорой помощи, забиравшая из сторожки церкви окровавленного ребенка, выслушав священника, попросила разрешения у судьи на реплику и обратилась к Алексею Середину со словами: «Батюшка, вам не стыдно врать?» Ветеринар подтвердила в суде принадлежность овчарок. Она сообщила, что на следующий день после трагедии осматривала (и дополнительно прививала) по просьбе бабушки Андрюши овчарок, живущих на хоздворе церкви.

Матушке явно не удалась ее роль

Свидетелем со стороны ответчика была допрошена супруга священника, матушка Ирина Алехина. Она пространно описала состояние искусанного ребенка, сделав упор на то, что мальчик был вполне адекватен. Она утверждала, что ребенок сам сообщил ей о том, что покусали его большие собаки, когда он открыл задвижку на воротах и зашел на территорию хоздвора. Матушка пыталась воздействовать на чувства тех, кто находился в зале суда: она долго описывала, как прижимала и гладила перепуганного и истекающего кровью ребенка и даже оценила его состояние здоровья как не вызывающее каких-либо опасений. (Зато хирург охарактеризовала состояние поступившего в городскую больницу ребенка как тяжелое.)

Отвечая на вопрос, почему на воротах хоздвора висит табличка «Посторонним вход запрещен», матушка резко бросила в зал: «Это инструкция по применению, для особо одаренных!» Защитник истца задал вопрос по поводу ее речи, как бы заученной и произносимой хорошо поставленным голосом, предполагая, что все это могло быть заранее подготовлено. Ирина Алехина ответила, что, до того как стать матушкой, она окончила Иркутское театральное училище и какое-то время работала актрисой, поэтому и остался на всю жизнь хорошо поставленный голос и «театральное» поведение.

Священник вины церкви не признал

Суду со стороны ответчика был представлен устав Благовещенского прихода города Саянска Иркутской епархии Русской православной церкви. Ссылаясь на этот документ, адвокат священника сообщил, что родителям Андрюши будет вообще отказано в каких-либо выплатах, так как все церковное имущество принадлежит Русской православной церкви.

После этого в судебном заседании был объявлен перерыв. В перерыве служитель церкви и его адвокат попытались договориться с родителями мальчика о мировом соглашении в обмен на крошечную компенсацию в 25 тысяч рублей. Но родители Андрюши не согласились на мировую.

Адвокат священника тогда указал на то, что родители мальчика представили не все документы, подтверждающие затраты на лечение ребенка. Так, не были представлены рецепты на лекарства по той причине, что их не выписывают в стационаре, отсутствовали проездные билеты в областную клинику и т. д. Это соответствующим образом отразилось на размере суммы материальной компенсации. Сумма была снижена с 400 тысяч, которую требовали Андрюшины родители, до 1945 рублей материальной компенсации за одежду и обследование в областной больнице и 75 тысяч, присужденных в качестве моральной компенсации.

Перед тем как было принято решение, батюшка Алексей Середин выступил с речью. Он так и не признал, что Андрюшу искусали принадлежащие церкви собаки, и был против иска. Ссылался он прежде всего на то, что, согласно уставу церкви, она не несет материальной ответственности за своих сотрудников. Также им было много сказано о ненадлежащим образом выполненной следственной работе правоохранительными органами и медицинскими работниками, о стаях безнадзорных собак, которые бегают по улицам города. А в заключение батюшка добавил, что потерпевшей стороне они предлагали принять сердобольную помощь в размере 25 тысяч рублей.

19 января решение суда вступит в силу. Родители мальчика более или менее удовлетворены решением — 75 тысяч хватит хотя бы на операцию сыну и на его лечение в санатории.

Загрузка...