«Мамина смерть спасла нас тогда»

Дочь предпринимательницы, погибшей в январе 1994 года в авиакатастрофе в Мамонах, спустя 14 лет посетила Иркутск

Саше сейчас 21 год. Недавно она стала совершеннолетней — по законам новой, принявшей ее тогда страны. Более 10 лет назад осиротевших детей, переживших потерю матери, усыновила американская бездетная семья — Сашу и ее брата Ваню, который потом стал Майклом. 3 января 1994 года страшная авиакатастрофа рейса Иркутск — Москва унесла десятки жизней иркутян, летевших злополучным рейсом. Среди погибших была и Зоя — мама Саши. Бабушка маленькой девочки, поняв, что не сможет дать внукам достойное будущее, занялась поисками усыновителей. Американцы Дэвид и Линда приняли детей как родных и воспитали как своих собственных, которых у них никогда не было. Спустя 14 лет после тех трагических событий Саша приехала в Иркутск. Тяжело заболел ее дядя, которого она и до смерти мамы называла своим отцом. Саша поняла, что без ее помощи не обойтись.

Мама дала пистолет и велела стрелять

Американка Саша, которая до сих пор считает себя иркутянкой, говорит с сильным акцентом, периодически переходя на английский. Она приехала в Иркутск не в первый раз после тех трагических событий. Приемные родители оказались не только очень мудрыми и терпеливыми воспитателями, но и довольно щедрыми. Дети постоянно ездили в Сибирь навещать бабушку и дядю, брата погибшей Зои.

— Его зовут Леонид, дядя Леня, но я всегда звала его папой. Мы жили все вместе: бабушка, мы, мама и Леонид, мамин брат. Своего отца я не знала, дядя был нам с Ванькой вместо отца... Потом, когда мама погибла, все сразу нарушилось, бабушке было трудно. Мамы не стало 3 января, а у бабушки 1 января был день рождения, семейный праздник. И маму ведь все удерживали тогда от этой поездки. И я просила, чтобы она не ехала, — мне сон приснился, я знала, что она погибнет. А мама все равно с двумя чемоданами бежала к трапу, хотя она почти опоздала на этот рейс. Но уговорила всех, самолет задержали, и она села. Саша плохо помнит те события. Говорит, чувствовала, что эта поездка станет для матери трагической. Зато воспоминания о том, что мамин бизнес был по какой-то причине уже на грани, очень живы.

— У нее проблемы были серьезные. Или долги, или еще что-то... Угрозы были. Помню, к нам приходили какие-то агрессивные люди, брызгали на нас, детей, баллончиком. Мама очень нервничала. И к тому моменту, когда все закончилось, ситуация уже была очень напряженная... Мама меня инструктировала, как себя вести, если на меня нападут, а однажды просто дала мне пистолет и сказала: «Нападут — стреляй». Я уверена, что мамина смерть спасла нас, похоже, что нас просто бы убили.

— Пистолет 10-летнему ребенку?.. Газовый, наверное?

— Нет, настоящий.

Саша так улыбается, что становится ясно: не врет.

Солдат Джейн

Биография этой милой американки с иркутскими корнями впечатляет. В Америке Саша оказалась в 10 лет. По ее словам, заговорили по-английски они с братом почти сразу, через месяц-два. Здесь, в Иркутске, Саша училась в 5-м классе, в Америке (семья живет во Флориде) она пошла во второй класс. Все обучение велось на английском, поэтому выхода не было, пришлось быстро выучить язык. Произошло это естественно и быстро. В свою очередь Дэвид, приемный отец, так и не освоил русский. Однако мама, Линда, когда было принято решение об усыновлении русских детей, принялась учить русский и даже могла объясняться на нем. Так совместно и освоились.

Саша, будучи очень спортивным ребенком, преуспела в баскетболе и, чтобы играть в школьной команде, по разрешению преподавателей даже потом пропустила 6-й класс, сразу перейдя в 7-й.

Позже она приняла решение учиться в военной академии и пробыла там три года, как в армии. Это дало ей отличную физическую форму, умение группироваться, принимать правильные решения. Как она говорит, научилась чувствовать себя лидером. На 200 человек в потоке было всего 50 девушек. И очень строгие требования.

— Это как «Солдат Джейн» или как «Полицейская академия»?

Саша смеется:

— Ни то ни другое. «Полицейская академия» — комедия, а «Солдат Джейн» — это морские котики, высшая каста, туда на самом деле девушек не берут, это просто фильм. А у нас была морская пехота, там женщины учатся, но условия очень суровые. Например, если у девушки длинные волосы, она должна следить, чтобы они всегда были забраны и ни в коем случае не касались воротничка. Если заметят, что волосы выбились и лежат на воротнике, сразу последует наказание.

— А дедовщина?

— Дедовщины нет. Старший по рангу может командовать, но все в пределах армейской нормы. Никаких издевательств.

Саша из тех, кто может за себя постоять. В процессе получения образования (она училась в одном очень престижном колледже) родители заплатили за обучение 30 тысяч долларов, но колледж оказался пристанищем лесбиянок. Проходу не давали. Пришлось драться. В результате той, что была особенно агрессивной в своих притязаниях, Александра Кэтрин Ньюбауер (так звучит имя Саши полностью) сломала нос. Скандал замяли, когда Саша пригрозила директору, что расскажет о том, во что он превратил приличное заведение. В рекламе, которую колледж дает, привлекая абитуриентов, не предупреждают об особенном контингенте. А в Америке все решают суды.

О банках и больницах

Когда дядя Леонид тяжело заболел, Саша сказала приемным родителям, что ей нужно ехать в Сибирь. Они помогли финансово. У Саши с родителями очень теплые отношения. Судя по всему, есть главное — понимание.

— Ну, тянет меня в Иркутск. Родина здесь моя. Моя школа, мой воздух, все мое. Я решила: надо ехать. И они мне дали денег и отправили к дяде.

Россия и Иркутск всегда останутся для Саши домом. Она хорошо чувствует себя в Америке, но постоянно сравнивает две страны.

— У вас плохо только то, что в банке, чтобы отправить или получить собственные деньги, нужно долго стоять в очереди. И еще больницы... Ужас! Дяде нужно было сделать промывание желудка. Приехали врачи и стали это делать прямо при мне. Я была в шоке. Или велели сдать анализы, когда мы с ним были в больнице. Дали мне банку и отправили нас с ним в туалет. Он сам не может, а я что? Как я могу ему подставить эту банку? В итоге я сняла с него штаны и помогла ему. А потом звонила маме и рассказывала про тот кошмар, что пришлось пережить. В Америке такое невозможно!

Зато Саше очень нравятся наши ночные клубы. По ее словам, тут очень безопасно. И девушки могут сходить сами, без парней, и никто не будет дергать за руку, заставлять вступать в контакт. Все очень корректно.

— Не знаю, что буду делать дальше. Сначала доучусь, а там посмотрим. Я бы сюда приехала жить и работать, но у меня в Америке друг, он мне звонит каждый день. А он не сможет жить в Сибири. Моя будущая специальность — следователь CSI (Си-эс-ай), у вас такой сериал сейчас показывают.

Собака по кличке Задница

Саша говорит, что знает, что такое депрессия. Американские врачи лечат от всех болезней тремя таблетками — красненькой, зелененькой и желтенькой. Вся Америка сидит на таблетках. Съел — и порядок. Ни волнений, ни тревог, сиди себе, работай спокойно.

— Я в десятом классе была и жила уже отдельно от родителей — жутко тосковала. Идем с девчонками поздно по берегу, домой возвращаемся, видим: мужик заходит прямо в океан, а в руках коробка. Я сразу поняла, что он кого-то топить пошел. Он бросил коробку в воду — и бежать. Я быстро разделась — и туда. А там два щеночка новорожденных.

Я подругам говорю: «Все, меня не ждите» — а сама в клинику. Эти щенки месяц в собачьей больнице лежали, их там выхаживали. Я их потом забрала. Лечение стоило 5 тысяч долларов. Я, кстати, тогда не только училась, но и работала. Я всегда работала — няней, помощником адвоката. Назвала питомцев Звезда и Задница. Год они у меня прожили. Потом мне нужно было уезжать, собачек пришлось отдать. Я им долго искала усыновителей. Нашла, пристроила их. А недавно хотела проведать, а они переехали. Я так страдала... До сих пор скучаю.

Загрузка...