Удавка на горле Солнечного

Здравствуй, новая-старая власть! Я живу в Солнечном, который построен на полуострове Иркутского водохранилища, и мне нравятся многоэтажные башни новостроек, которые так украшают унылое однообразие наследства социализма — массивы панельных хрущевок.

Однако еще более поражает стремительность, с какой строятся эти доминанты, застящие, вопреки всяким градостроительным нормам и здравому смыслу, солнечный свет жителям пяти-девятиэтажек, несмотря на их неорганизованные и запоздалые протесты, наличие необходимых согласований соответствующими архитектурно-властными структурами.

Точная копия хищнической застройки происходит и в прибрежной полосе полуострова, отделенной от основной застройки кольцевой улицей и по нормам и разуму призванной служить отдыху тем, у кого нет легковых машин и загородных вилл и дач. После застройки части побережья со стороны Байкальского тракта индивидуальными коттеджами многим захотелось поиметь здесь свой «светлый терем с балконом на море»: сегодня металлические заборы разных конструкций (в основном «глухие») отделяют население от проникновения к литорали по всему периметру полуострова, оставив лишь два прохода к воде.

С Александром Ульяновым, председателем домкома дома № 8, приложившим немало усилий в отстаивании интересов жителей и имеющим солидную переписку с соответствующими органами власти по нарушениям норм градостроительства в Солнечном, 13 декабря мы начали обход береговой полосы Чертугеевского залива от его начала, Байкальского тракта. С осени здесь производится грандиозная засыпка акватории залива грунтом и его уплотнение явно под строительство, конец отсыпки обозначен сплошным металлическим ограждением: он смыкается с коттеджной застройкой.

Еще осенью у въезда на заборе висел щит с данными застройщика и подрядчика, сейчас ретивый охранник сказал, что не знает никакого щита, не ведает, кто, что собирается строить, доложил начальнику, что гости интересуются новостройкой. Зам. нач. участка немедленно сел в авто и отбыл. Первый проход на пляжную зону, чистенький и уложенный плиткой между коттеджами, вывел нас на их задворки, узкую, неприглядную, заросшую по пояс густой полынью полоску берега, на которой явно никто не отдыхает.

Второй проход, после лодочной станции и ремонтной базы речного пароходства, на пристань «Ракета», широк и асфальтирован, но на обрывках гравийного пляжа между причалами, замусоренных и замасленных, загорают немногие. Замыкает продолжающуюся сплошную застройку сплошной металлический и железобетонный забор новостройки без опознавательных знаков — вплоть до ледокола «Ангара», за ограждением уже стоит экскаватор.

Все! Зона отдыха для 34-тысчного населения Солнечного накрылась медным тазом, остались бетонные плиты подходной дамбы и откосов плотины Иркутской ГЭС. Впрочем, в жаркие дни они усеяны телами загорающих, и такое впечатление, что никто ничего и не заметил.

А.Ульянов ведет интенсивную переписку с властями и депутатом гордумы Г.Гайдаровым, который сделал запросы прокурору Иркутской области и начальнику областного ГАСН. Ответа до сих пор нет. А вот что ответила по поводу отсыпки стройплощадки площадью 1,75 га для строительства административного и торгового комплекса в сев. части Чертугеевского залива главный специалист Госархстройинспекции Иркутска Ирина Худякова (газ. «Иркутск», 29.10.07): «Разрешения на строительство в Чертугеевском заливе нет!»

Наличие готовых инженерных и транспортных коммуникаций, отсутствие генерального плана застройки микрорайона Солнечного, его относительная экологическая чистота, попустительство городских властей и их служб делают «ворота на Байкал» лакомой добычей для бизнесменов: здесь можно добиться максимальной прибыли. И поэтому стоит напомнить мэру Иркутска Якубовскому его слова (газ. «Иркутск», 18. 12.06): «Мы не должны ухудшать условия проживания людей, а наоборот, их улучшать».

Мы не видим этого, и я завидую дальнобойщикам Италии, авиадиспетчерам Франции, которые при защите своих интересов могут поставить на дыбы свои страны.

...Проснешься ли ты когда-нибудь, русский народ!

Загрузка...