Знамя Сталина хранится на заводе Куйбышева

Музей ИЗТМ в лихие 90-е прятали в бомбоубежище

21 декабря исполняется 128 лет со дня рождения Иосифа Сталина. Имя «отца всех народов» неразрывно связано с Иркутской областью — он находился в ссылке в Новой Уде, которая в 30-е годы стала местом паломничества: тысячи людей со всей страны приезжали в далекую деревеньку, чтобы посетить сталинский музей и подняться на Киткай-гору, с вершины которой Сталин обозревал окрестности, думая о побеге. Начиная с 1924 года, когда Сталин пришел к власти, в Иркутске, как и в других городах, начали появляться памятники новому вождю. В столице Восточной Сибири их было несколько — самый большой стоял на перекрестке улиц Советской и Декабрьских Событий (сейчас там возвышается огромный баннер), еще два памятника принадлежали заводу имени Куйбышева. Ветеран войны, долгие годы проработавший на этом предприятии, сохранил фотографии памятников вождю.

Ставил Куйбышева и снимал Сталина

Всеволоду Зуеву 95 лет. Он ветеран войны и ветеран завода имени Куйбышева. Всеволод Владимирович приступил к трудовой деятельности на заводе в 1938 году, оттуда он ушел на фронт, воевал на 1-м Украинском, брал Берлин, а потом, вернувшись на родное предприятие, работал там вплоть до 1994 года. Будучи заместителем директора по строительству, Зуев лично занимался установкой памятника Валериану Куйбышеву, который и сейчас стоит на улице Октябрьской Революции напротив бывшего Дома культуры завода. А вскоре после знаменитого XX съезда, развенчавшего культ личности, в 1956 году, Всеволоду Владимировичу пришлось снимать с пьедестала памятник Сталину, который располагался прямо перед монументом Куйбышеву.

— У нас на заводе было два памятника Сталину, — вспоминает Всеволод Зуев. — Один, сравнительно небольшой, стоял на территории, в садике возле 9-го цеха. А другой — метра 3—3,5 в высоту, а с постаментом так метров пять — располагался напротив Дома культуры.

В 1953 году, после смерти Сталина, Зуев сделал исторический кадр: работники завода несут скорбную вахту у памятника отцу всех народов. Потом Всеволод Владимирович, увлекшись историей в фотографиях, собрал и сохранил другие кадры, на которых запечатлены и памятник Сталину, расположенный на территории завода, и оплакивающие смерть Сталина работницы, и вахта памяти у портрета вождя.

— Я Сталина всегда уважал, — говорит Всеволод Зуев. — Просто все вожди добиваются поставленных целей разными путями. Сталин выбрал путь силовой, в петровском стиле. Я и сам в те годы ждал, что вот-вот приедут за мной ночью. Однажды действительно приехали, но, как оказалось, по другому поводу. Из строя вышла котельная, и меня на пролетке повезли к берегу Ушаковки, в сторону бараков, где жили заключенные, строившие завод. Привезли в лагерь зэков и только потом сказали, что нужно срочно организовать ремонт котельной. И сейчас мое отношение к Сталину не изменилось — я по-прежнему считаю, что в то время только такой человек мог спасти страну.

Историю съели крысы

В 30-е годы заводская газета «Металлист», которая издается и по сей день, буквально пестрела именем Сталина: «Большевики завода уверены, что под руководством товарища Разумова и Ленинского ЦК ВКП(б), вождя партии товарища Сталина Восточно-Сибирская парторганизация выйдет в передовые ряды краев Советского Союза».

В военное и послевоенное время работники предприятия награждались грамотами с портретами Ленина, Сталина и лозунгом «Под знаменем Ленина-Сталина — вперед, за дальнейшее укрепление могущества нашей Родины!». После войны 3700 заводчан носили на груди медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Помимо портрета Сталина на медалях была выгравирована надпись: «Наше дело правое, мы победим». В это же послевоенное время завод имени Куйбышева получил знамя, с которым советские солдаты шли в бой.

Все 15 смутных постперестроечных лет богатейший музей Иркутского ордена Трудового Красного Знамени завода тяжелого машиностроения, располагавшийся ранее в Доме культуры, прятали в бомбоубежище на Щаповской улице. За эти долгие годы влага, грязь и крысы уничтожили большую часть экспонатов — от былого богатства осталось лишь процентов десять.

То, что удалось спасти, было восстановлено и теперь оберегается директором музея ИЗТМ Верой Фоминой. Но главная реликвия завода — Знамя Победы — всегда хранилась как святыня. Сейчас алый стяг, побывавший на фронтах войны, занимает почетное место в комнате для переговоров ИЗТМ. На одной стороне этого знамени изображен паровоз с именем Сталина впереди, а на другой надпись: «Под непобедимым знаменем Ленина-Сталина —вперед, на разгром немецких захватчиков!»

Памятник Сталину лежит на дне Ушаковки?

Сейчас Вера Фомина, директор музея ИЗТМ, по крупицам собирает историю краснознаменного предприятия: расспрашивает ветеранов, раскладывает по папкам и полочкам собранные данные.

Так, Вера Михайловна узнала, что памятник Сталину, который возвышался напротив Дома культуры (сейчас там ресторан «Сенатор»), вывезли на склад стройматериалов. Но вот куда потом делась эта бетонная конструкция, осталось невыясненным.

Второй памятник, располагавшийся на территории завода, по слухам, утопили в Ушаковке. И возможно, он по сей день покоится на дне реки. Вера Фомина уже восстановила и историю репрессий. По ее словам, в 30-е годы было репрессировано более двухсот заводчан, многие из них работали бухгалтерами. В статье 58 УК РСФСР, по которой и обвинялись сотрудники предприятия, было 14 подпунктов: контрреволюционые действия, направленные на подрыв власти, измена Родине, сношение в контрреволюционных целях с иностранными государствами, шпионаж, совершение терактов, контрреволюционный саботаж и т. д.

В послевоенные годы Вера Михайловна была совсем маленькой девочкой, но она запомнила, как однажды к ним домой, на Кузнецкую улицу (ныне Уткина), пришли трое незнакомых мужчин.

— Они пришли и спрашивают отца: «Почему у вас нет портретов вождей революции?» — вспоминает Вера Фомина. — Тогда отец подошел к моему столу и взял небольшое, вырезанное из журнала изображение Ленина. А потом он поехал в Ленинград и привез оттуда два барельефа — Ленина и Сталина, — сделанные на монетном дворе.

Вера Михайловна до сих пор хранит эти портреты, выполненные на эмали с позолотой, и подумывает о том, чтобы поместить их в музей.

Загрузка...