Повесть о настоящем человеке: иркутская версия

Женщина без руки и обеих ног вырастила двоих родных детей, а сейчас воспитывает приемного

В поселке Кыцигировка Иркутского района живет удивительной красоты женщина. Галине Григорьевне Марковой 67 лет. Черные кудри едва подернуты сединой, с лица не сходит улыбка, гостеприимство и щедрость у нее в крови. Женщина ловко хлопочет по дому: варит, парит, стряпает — и это при том, что у нее нет руки и обеих ног. Как можно жить на свете без этих частей тела, человек пессимистического настроя даже представить себе не может. Но Галине Григорьевне пессимизм незнаком. Она еще в детстве поняла, что, если будет себя жалеть, станет никому не нужной обузой. Сегодня она тот источник тепла и заботы, возле которого собираются самые близкие, а также соседи, знакомые и те, кого с ней хоть раз свел случай.

«Люди наблюдали за моим уродством из бинокля...»

У Галины Григорьевны нет обеих ног и левой руки от рождения. — Уже в шесть лет я осознала, что не такая, как другие дети, — рассказывает женщина. — Поняла, что мне надо учиться, иначе толку не будет. Видимо, характер у меня такой, но на людях я никогда не плакала и делала все через не могу, молча, не жаловалась.

Маленькая Галя еще в нежном возрасте решила, что если она будет себя жалеть, то никому не будет нужна и интересна. А так как роль попрошайки ее не устраивала, она решила стать полноценным человеком. Галина училась в школе на одни пятерки.

С первого по третий класс она исправно посещала школу в селе Игжей Балаганского района. Потом семья переехала в Усть-Удинский район. Стало невыносимо жить с отцом, постоянно избивающим мать. Жили впятером: мама и четверо детей. На новом месте Галя пошла в четвертый класс. В школу нужно было ходить в соседнее село, за два километра от дома. Туда Галину одноклассники и друзья носили на руках.

— Сделают из рук что-то наподобие стульчика и везут меня, — вспоминает былое Галина Григорьевна. — Был среди ребятни здоровый такой парень, Володя, так он порой сажал меня на плечи и нес.

Никто из ребят не обращал внимания на особенность Гали.

— Все тогда были отзывчивые, приносили на дом домашнее задание. Сейчас совсем не то: нынешний школьник заболеет — никто не придет, не проведает, нет теплоты в отношениях...

Галина не чувствовала на себе косых взглядов даже тогда, когда училась в старших классах в интернате, в 25 км от дома. Там собирались школьники из нескольких деревень. Впрочем, протезы у Галины появились только в 14 лет. До этого девчушка обходилась без них. Будучи маленькой, Галя любила подолгу плюхаться в речке, практически не выбиралась из воды, наблюдая за проплывавшими пароходами.

— А люди смотрели на меня, из бинокля наблюдали за «чудовищем», которое купается у берега.

Галина своей ущербности не чувствовала, все делала одной рукой и очень ею дорожила.

— Помню, как однажды отлежала руку, проснулась, а она у меня совсем не двигается. Я реву, думаю: все, последняя рука отказала, как теперь жить? Мама меня успокаивает. Потом рука отошла, но тот ужас я не забуду никогда. Любознательная девчушка окончила среднюю школу, потом школу бухгалтеров в Оеке, заочно училась в сельхозинституте и около тридцати лет проработала бухгалтером в богатейшем по тем временам местном совхозе. Есть у Галины Григорьевны и другие способности. Она полностью себя обшивает, вплоть до верхней одежды.

— Покупное мне не подходит, не сидит, дыбится, поэтому пришлось научиться рукоделию. Я и маму, когда живая была, обшивала, и детишкам шила.

Мама пыталась от меня избавиться, но я не держу на нее зла

«Почему я родилась не такая, как все?» — этот вопрос Галина Григорьевна задавала себе множество раз. Ответ узнала, когда повзрослела. Обо всем догадалась сама по обрывкам фраз, пространным разговорам мамы с соседками. Откровенного разговора с матерью так и не произошло.

— Я поняла, что она пыталась сделать аборт сама, не знаю, что она там делала, но я родилась вот такая, — говорит Галина Григорьевна. — Я никогда не держала на нее зла. Простила ее, потому что понимала: жизнь с отцом, который ее постоянно избивал, была не сахар.

Много лет спустя, когда мама серьезно заболела, за ней ухаживала именно дочь Галя.

— Мама болела два года, к тому же у меня на руках было двое детей. Ничего, справлялась. И когда младшая сестра Катя хотела забрать маму к себе, та ни в какую.

Как-то Галина Григорьевна помогала маме подняться с постели, а сил нет. — Говорю, ей: «Мамочка, как же мы будем с тобой жить?» А она: «Галя, не отдавай меня никому, пусть я в моче буду лежать, не отдавай». Знала, что я ее не брошу.

Но беда, как водится, одна не ходит. Сыну Игорю в 2 года сделали укол стрептомицина, и он практически полностью потерял слух. Сейчас Игорю 42 года, он живет в Иркутске, где встретил свою судьбу, его жена тоже не слышит. У них родилось двое мальчишек, сейчас одному 12 лет, другому четыре годика. Оба здоровы.

— Первого я до трех лет растила, сами-то они не слышат ничего, второго вырастили уже сами, — рассказывает счастливая бабушка. Теперь у Галины Григорьевны одна из главных забот — что-то придумать с квартирой для семьи сына. Она прикидывает варианты с ипотекой, но чувствует, что пока это ни для нее, ни для сына неподъемно.

Ребенка искали по радио

Дочь Галины Григорьевны Лена по состоянию здоровья не может иметь детей. Лена не раз говорила матери, что хотела бы взять приемного малыша.

— Говорить-то говорила, только ничего не делала, а я задалась целью найти ребенка, — вспоминает предприимчивая мама.

Около двадцати лет назад на областном радио существовала трогательная передача о брошенных детях. Туда звонили люди, делились своими историями. Туда же решилась позвонить Галина Григорьевна.

— Сказала ведущей, что у нас нет детей и мы хотели бы взять малыша. Галина Григорьевна звонила в редакцию не раз. Своей настойчивостью она заинтересовала журналистов, и те приехали посмотреть на семью. А чуть позже в редакцию позвонила женщина из Оека, сказала, что беременна, но ребенок ей не нужен.

Ведущая передачи прониклась стремлением семьи Марковых иметь детей и отправилась за женщиной из Оека.

— Ее привезли голодную, оборванную. Мы познакомились, дали ей картошки, овощей с огорода, и она отправилась домой.

Неблагополучная роженица позвонила, когда у нее начались схватки.

— Мы примчались в Оек что есть мочи, она рожала в грязи, роды принимали, видимо, пьяные соседки.

Ребенок был серо-черным, пуповина была необработана и торчала сантиметров на десять. Марковы тут же забрали мальчишку домой, а ночью новорожденному Пашке стало плохо. Вызвали медика, мальчику перевязали пуповину, и младенец в скором времени порозовел.

Сейчас Паше 16 лет. Они живут с бабушкой вдвоем, и воспринимает он ее не как бабушку, а как маму. Так получилось, что Пашу брала Елена, но после его появления в доме мужа Лены как подменили. Бесконечные скандалы и выяснения отношений закончились расставанием. Из-за скандалов Паша убежал из дома и поселился у бабушки Гали. Его никто не пытался вернуть. Теперь у Лены второй муж, они воспитывают девочку из местного приюта. Уже тринадцать лет Лена судится с бывшим мужем, который не желает платить алименты на Пашу. Она обращалась в разные инстанции вплоть до Генеральной прокуратуры, но пока результата нет.

Подрастающий мужичок настолько привязан к бабушке, что даже убежал из Оека, куда его отправили учиться на тракториста.

— Пойду в армию, там всему научат, — говорит он грубоватым голосом, пробуя бабушкин пирожок.

Сейчас Паша подрабатывает в лесу, пилит и грузит дрова, получая за эту работу по 200 рублей за день. Но основной источник дохода все же бабушкина пенсия. Галина Григорьевна через всю жизнь пронесла воспоминания о своей подруге Галине Алексеевне, в девичестве Бичевиной. Молодыми девушками они учились в Оеке в школе бухгалтеров, жили вместе в одной комнате и были как сестры. Это 1960—1961-е гг. Галина Маркова (в девичестве Погодаева) знает только, что подруга переехала в Братск, и просит ее откликнуться через редакцию газеты.

Метки:
baikalpress_id:  21 868