В пожарном резервуаре утонул первоклассник

Никто из взрослых не прыгнул в люк, чтобы достать ребенка

23 ноября в поселке Кутулик Аларского района в открытом пожарном резервуаре утонул семилетний мальчик. Аслан Муруев, находясь в группе продленного дня в школе, на прогулке выбежал за территорию школы и угодил в колодец. Учительница, недосмотревшая за ребенком, понесет наказание.

Аслан утонул, когда днем воспитатель группы продленного дня в местной школе вывела ребятишек на прогулку.

— В половине третьего мне позвонили и сказали, что с моим ребенком что-то случилось. Я выскочила на улицу, тормознула первую попавшуюся машину и помчалась в школу. Подъезжаю — а там уже пожарная машина стоит, люди кругом. И моего сыночка уже из колодца достали, — рассказывает Любовь Муруева, мама Аслана, воспитательница детского сада в Кутулике.

То, что их товарищ упал в открытый колодец, заметили ребятишки из продленки. Они стали кричать, звать учительницу. Потом бегали взрослые, все искали какую-нибудь лестницу. Но никто из взрослых не прыгнул в люк. А если бы прыгнули — ребенок мог бы остаться в живых. Дело в том, что глубина колодца, куда попал маленький Аслан, около трех метров, точнее 2 метра 70 см.

А воды в пожарном резервуаре было немного, всего на полтора метра, — даже невысокому взрослому человеку пришлось бы по шею. Уровень воды известен точно. Любовь Муруева говорит, что на следующий день после трагедии воду откачали. Но 23 ноября никто в колодец не прыгнул.

Резервуар, в который попал Аслан, расположен за сетчатым забором, метрах в ста от школы, то есть фактически за школьной территорией. Там на возвышении находятся целых шесть таких открытых люков. Эти сооружения имеют очень невысокие бортики, и ребенку, говорит Любовь Муруева (после смерти сына она еще раз специально ходила на этот пригорок), очень легко туда свалиться. Тем более что ребятишки бегали там постоянно. Чьи это люки, Любовь Муруева сказать не смогла — не знает.

— Народ говорит, что в этих люках, которые давно стоят открытыми, находится вода для тушения пожаров в школе. Люди говорят, что это школьные люки. Но вот теперь никто не признает, чьи это люки.

Уголовное дело по факту гибели Аслана возбудили сразу, еще до вмешательства мамы. Первый следователь, которому досталось дело о гибели Аслана Муруева, пообещал матери, что поднимет все документы, чтобы выяснить, чьи же эти подземные сооружения. Сегодня прокуратура Аларского района установила, что ответственна за эти резервуары школьная администрация. Была проведена прокурорская проверка. Школе вынесли предписание устранить нарушения, привести люки в надлежащий вид. Директор школы понесет дисциплинарную ответственность.

Мы попытались связаться с директором Кутуликской средней школы. Удалось переговорить с секретарем, которая заверила нас, что люки точно не школьные. Правда, чьи они, она не пояснила. Кстати, люки сразу же после трагедии закрыли бетонными плитами.

Под дисциплинарную ответственность попадает и воспитатель группы продленного дня. Кроме того, в отношении нее заведено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие недобросовестного исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», ведь колодцы находятся за территорией школы и ребенок покинул эту территорию. Винит ли учительницу мама Аслана? Если и винит, то не открыто. Учительница приходила к ней, плакала.

— Плакала... Я понимаю ее. Я воспитательницей детского сада работаю. На моем попечении тоже дети, я за них головой и жизнью отвечаю.

У Людмилы Муруевой осталась еще дочка четырех лет. Муж ее с семьей не живет. Людмила сама воспитывает дочку и воспитывала сына. В прошедший понедельник в семье прошли поминки по Аслану.

Отец мальчика мусульманин, и Аслана хоронили по мусульманскому обычаю, и согласно обычаю поминки справили не через девять, а через семь дней. Как говорит Людмила, то, что случилось с ее сыном, — это семейное горе. И она в ином случае не стала бы выносить его на суд общественности, но жизнь ее сына, так же как и других детей, изначально была поставлена под угрозу. Кто-то же должен ответить за то, что наполненные водой люки были открыты.

— Я не хотела огласки. Но это мой последний долг, последняя возможность защитить сына от такой административной халатности... И знать хотя бы, что люди меня поддерживают.

Метки:
baikalpress_id:  8 570