Дело депутата Козьмина

История с возвратом средств за акции ВЧНГ не дает покоя некоторым депутатам

Персональное дело депутата ЗС Алексея Козьмина заслушивалось в минувший вторник на заседании комиссии по регламенту, депутатской этике и информационной политике. Поводом для мероприятия послужил депутатский запрос заместителя председателя вышеуказанной комиссии Антона Романова о судьбе средств, полученных за областной пакет акций компании Верхнечонскнефтегаз, и о роли депутата Козьмина в распределении этих средств. Депутат Романов посчитал, что Козьмин нарушил закон о депутатской этике, и требовал высказать Козьмину общественное порицание.

История верхнечонских акций

К непростой судьбе пакета акций ВЧНГ, находящихся в областной собственности, обращались, пожалуй, все СМИ региона — в том числе и газета «СМ Номер один». Поэтому напомним лишь основные вехи этой истории. В 2005 году областной пакет акций ВЧНГ размером 11,29% был передан Восточно-Сибирской газовой компании в счет оплаты доли региона в уставном капитале ВСГК. Акции были оценены в 170 миллионов рублей.

Новый губернатор региона Александр Тишанин, ознакомившись с этой сделкой, посчитал, что цена пакета акций была существенно занижена. По оценке ЗАО «Финансовый консультант», на которую опирался губернатор, пакет акций ВЧНГ должен был стоить как минимум 2,1 миллиарда рублей. Губернатор наложил вето на сделку, но затем под давлением депутатского корпуса вето отменил, не отказавшись при этом от намерения вернуть деньги за акции ВЧНГ в бюджет области.

В течение двух лет шла работа по возврату денег. Наконец был найден компромисс: злополучный пакет «верхнечонки» ВСГК выставляет на торги, а деньги передает в областной бюджет. Однако напрямую перечислить деньги в бюджет не получалось: акции ВЧНГ на момент продажи являлись не региональной собственностью, а собственностью ВСГК. Тогда был найден альтернативный вариант: перечислить деньги в фонд «Развитие Приангарья», а затем направить их на финансирование внебюджетных социальных проектов.

28 ноября на встрече с журналистами губернатор Иркутской области Александр Тишанин и исполнительный директор фонда Алексей Козьмин отчитались об использовании средств. В частности, 50 миллионов ушло на восстановление Харлампиевского храма, 30 миллионов — на строительство нового парома на Малом море, 59 миллионов — на социалку в Усть-Ордынском БАО. Всего в отчете 14 позиций. Чуть более 117 миллионов остались неосвоенными.

Персональное дело

Такая схема возврата денег вызвала резкое неприятие у ряда депутатов ЗС, в свое время, напомним, откровенно прозевавших продажу акций по многократно заниженной цене, а затем и препятствовавших возврату акций в областную собственность. Депутатам не понравилось, что деньги вернулись не непосредственно в бюджет, а во внебюджетный фонд, который находится вне сферы влияния депутатского корпуса.

В результате депутат Антон Романов инициировал рассмотрение персонального дела Козьмина. Романов посчитал, что Козьмин, будучи исполнительным директором фонда «Развитие Приангарья», нарушил кодекс депутатской этики — в частности, статью 1.2, призывающую депутатов защищать интересы Иркутской области.

Впрочем, журналисты ведущих иркутских СМИ, пришедшие во вторник на комиссию по депутатской этике, так и не услышали, как и когда депутатом Козьминым были попраны интересы региона. Согласно уже известному нам отчету, деньги, поступившие на счет фонда, ушли на объекты, необходимые Иркутской области, но которые финансировать из областного бюджета регион не может. Если у депутатов возникли сомнения, действительно ли средства были истрачены так, как указано в отчете, свои сомнения они должны были высказать правоохранительным органам, а те, в свою очередь, провести проверку.

— Этот вопрос требует глубокого изучения и рассмотрения, — заметил на заседании комиссии депутат Владимир Потапов, — а пока этого не произошло, я бы посоветовал своим коллегам поосторожнее относиться к оценкам.

Романов промахнулся

Отвечая на вопросы своих коллег по депутатскому корпусу, Алексей Козьмин сообщил, что он занял кресло исполнительного директора фонда уже после того, как договор о пожертвовании денег был заключен. Тем не менее он внимательно изучил договор и не нашел в нем ничего криминального.

— Почему Козьмин согласился возглавить фонд? — не унимался Антон Романов. В итоге претензия к Козьмину сформулировалась так: депутат Козьмин должен был отказаться от работы в фонде, заведомо зная, что контролировать распределение средств, поступивших в фонд, будут не депутаты, а губернатор.

В чем тут криминал и где здесь ущемление интересов региона, непонятно. Более того, если учесть, что еще летом фонд возглавлял нижегородец Евгений Смирнов, руководитель дирекции по строительству нового моста, а в состав попечительского совета (который до прихода Козьмина вообще ни разу не собирался) входил экс-нижегородец Сергей Воронов, бывший замгубернатора, находящийся сейчас под следствием за финансовые нарушения, то появление во главе фонда Козьмина можно расценить как гарантию того, что деньги фонда будут потрачены по назначению.

— Я намерен жестко проконтролировать использование денег, — заявил Алексей Козьмин на комиссии. — Более того, я готов принять самое деятельное участие в расследовании того, почему оказалась занижена первоначальная цена на акции ВЧНГ. У меня есть сведения, что среди депутатов были люди, которые знали истинную цену пакета, однако не предприняли никаких мер, чтобы остановить сделку.

«Персональное дело депутата Козьмина» завершилось голосованием, однако нужного числа голосов предложение Антона Романова не набрало. Большинство членов комиссии посчитало, что кодекс депутатской этики их коллега не нарушал.

Метки:
baikalpress_id:  8 562