Ангарский наркоман пытался продать городскую собственность

Ветеран героинового движения средь бела дня разбирал дорожное покрытие

Желая добыть деньги на героин, наркоманы не стесняются в средствах. Они выносят вещи из дома, занимают деньги у друзей и соседей, воруют то, что плохо лежит, иногда грабят тех, кто плохо стоит на ногах, будь-то дети, старушки или пьяные сограждане. На этом банальном фоне красочно выделяется ангарский наркоман Андрей Комаров, который подошел к нелегкому делу добычи наличности на героин очень оригинальным путем. Выдавая себя за работника одного из ангарских ЖЭКов, он в течение нескольких часов разбирал выложенную плиткой дорожку, чтобы впоследствии ее продать. Многоходовая тщательно продуманная операция закончилась крахом из-за нелепой случайности.

Наркоман со стажем

Андрей — ветеран местного героинового движения, его наркоманский стаж составляет восемь с половиной лет. В Иркутске ветеранами называют тех, кто помнит еще «разливуху» — то есть героин, который сразу после его появления в области продавали уже разведенным водопроводной водой, в одноразовых шприцах. В Ангарске ветеранами называют тех, кто после появления героина в конце 90-х годов (в Ангарске он появился ненамного раньше, чем в областном центре) сначала нюхал порошок, так, как в голливудских фильмах показывают процесс употребления кокаина.

— Первый раз я укололся в семнадцать лет. Меня ломало, мы с приятелем пошли и купили дозу. Но когда я собрался нюхать, приятель сказал: «Или колись, или ничего не получишь. Деньги я тебе верну». Мне к тому времени было так плохо, что было уже все равно, — рассказывает Андрей.

После этого Андрей повторил классическую судьбу наркомана: проснулся, замутил, то есть добыл денег и купил героина, вмазался и весь день свободен. Деньги добывал незамысловато, как все: сначала выпрашивал у родителей, когда они стали отказывать — продавал вещи из дома, занимал у соседей, потом продавал вещи с себя.

Время Ч

Идея разбогатеть за счет муниципальных средств появилась неожиданно. Ангарск благоустраивался, улицы стали выкладывать тротуарной плиткой, и когда такую плитку положили на дорожке, по которой Андрей каждый день ходил к дому, появилась первая робкая мысль, что деньги в прямом смысле слова валяются под ногами. Окончательное решение пришло в тот момент, когда в какой-то газете бесплатных объявлений он в разделе «Куплю» наткнулся на такое: «Куплю тротуарную плитку, цена за одну... телефон».

17 августа настало время Ч: Андрей выпросил у соседа тележку, купил чекушку водки и за нее арендовал на час у дворника оранжевую жилетку — чтобы походить на работника ЖЭКа. В течение часа Андрей отколупывал плитку отверткой, складывал в тележку и отвозил в дальний подъезд, где складировал ее в тамбуре. Время от времени к нему подходили въедливые дворовые старушки и интересовались, почему снимают только что положенную плитку.

Тогда Андрей вытаскивал мобильник, делал вид, что звонит своему бригадиру в ЖЭК и говорил: «Тут люди интересуются, зачем плитку снимать? А правда, зачем?» Потом некоторое время сосредоточенно «слушал» и объяснял старушкам: «Не в том месте плитку положили, здесь будет асфальт». Общественность этим объяснением вполне удовлетворялась.

Андрей уже отвез в подъезд 42 плитки, на дорожке оставалось всего тринадцать штук, когда в его процветающий бизнес вмешалось то, что в математике называется внесистемным разрушительным фактором — сам Андрей сейчас считает, что его сгубила жадность. Его вдохновенную работу увидела одна из работниц РСП ОАО ДОСТ и на всякий случай позвонила начальнику этой конторы, чтобы уточнить — ведутся ли в этом месте какие-нибудь работы. Получив отрицательный ответ, следующий звонок она сделала в милицию.

Преступление и наказание

С этого момента начались страдания Андрея — не моральные, а физические. Прибывший наряд ППС, быстро разобравшись в ситуации, предложил Андрею собственноручно перегрузить плитку из подъезда в их патрульный УАЗ. Когда машина въехала во двор отделения милиции, ему пришлось разгружать «вещдоки» там. Составив протокол, милиционеры вывели Андрея во двор и обязали снова грузить плитку в машину — нужно было ехать к дознавателю, а для заведения уголовного дела было необходимо наличие вещественных доказательств.

Когда уголовное дело было заведено, к дознавателю подъехала и потерпевшая сторона. После соблюдения всех формальностей Андрею пришлось пятый раз таскать тротуарную плитку — из уазика патрульно-постовой службы в трактор ЖЭКа. Андрей полностью признал свою вину, утаив только, что деньги были нужны на покупку героина. Он сказал, что хотел выложить плиткой могилы родственников на ангарском городском кладбище. Поскольку он признал вину, возместил ущерб и активно сотрудничал со следствием, а также принимая во внимание его благие намерения «облагородить могилы», его отпустили под подписку о невыезде.

Суд состоялся 25 октября. Еще до суда администрация РСП ОАО ДОСТ написала заявление о примирении. Поэтому на суде решили, что преступление относится к категории небольшой тяжести, и уголовное дело было прекращено в связи с примирением сторон. Подписку о невыезде с Андрея сняли. Желание вмазаться героином за счет муниципальной собственности обошлось Андрею в несколько часов тяжелого физического труда и 825 рублей, которые пошли на услуги адвоката и покрытие процессуальных издержек.

Единственной невинной жертвой этой комической истории стал сосед Андрея — по решению суда тележка и отвертка были уничтожены.

Метки:
baikalpress_id:  39 230