Жильцам дома, разрушенного в результате ДТП, квартир не обещают

В нескольких инстанциях семьям уже отказали в помощи

В конце сентября в центре Иркутска случилось странное ДТП: пострадали машины, люди и даже жилой дом. Дорожно-транспортное происшествие произошло средь бела дня на перекрестке улиц Байкальской и Пискунова. Иномарка Toyota Mark II, столкнувшись с автомобилем ВАЗ-2107, въехала в дом, расположенный на перекрестке. В ДТП оказалась вовлечена еще одна машина.

Автомобили, пострадавшие в ДТП, скорее всего, уже отремонтированы и продолжают дальше служить своим хозяевам. Люди, получившие незначительные повреждения при столкновении, уже поправились, а вот дом, куда бесцеремонно влетела машина с кучкой жителей из Поднебесной в салоне, до сих пор не приведен в порядок и вряд ли подлежит ремонту. Жильцы разрушенного строения в срочном порядке покинули родное жилище. В надежде получить новое жилье они уже больше месяца обивают пороги различных инстанций. Пока их походы по высоким кабинетам успехом не увенчались.

Три семьи остались на улице

Семья Елены Кошкиной с 1984 года до последнего, разрушительного ДТП проживала в доме по Байкальской, 97. Вместе с ними в доме ютились еще две семьи — Усовых и Токаревых.

Елена, ее муж, постоянно нуждающийся в медицинской помощи, двое детей-студентов живут теперь раздельно. Дети — у родственников в съемной квартире, родители — у знакомых. Положение и тех и других печальное, а главное — беспросветное.

«Мама, так, как мы живем, жить нельзя», — частенько говорят дети Елене. А мама двоих детей, осознавая правоту их слов и собственную беспомощность, лишь разводит руками.

Прожив в Иркутске больше 20 лет, у семьи нет ничего.

— Мы к дому привыкли, это центр города, все близко, до Центрального рынка 10 минут добираться, — рассуждает Елена с беспросветной грустью. Муж Елены не работает. Тяжелое заболевание не позволяет ему трудиться. Зато в своем доме работы хватает: нужно колоть дрова, воду возить с колонки, которая расположена на приличном расстоянии от дома. Зимой из-за уборки снега работы прибавляется. Справляться с ней уже невмоготу. Но другого выхода у семей нет. Купить жилье Кошкины не имеют возможности. Отец семейства получает скромную пенсию, доходы Елены, работника бюджетной сферы, более чем скромны, дети — студенты. Причем сына родители учат платно, а дочь вынуждена была пойти на вечернее отделение института, чтобы подрабатывать днем.

Соседи Кошкиных Токаревы сейчас тоже ютятся у родственников. Другого жилья, кроме части разрушенного дома, у них нет. На месте осталась только третья хозяйка дома — Галина Усова. Да и то, опасаясь, что дом рухнет, она перевезла самое необходимое во флигель рядом с домом и поселилась там основательно.

Дом обещали снести, предоставив жилье

97-й дом по Байкальской был предназначен под снос еще с 60-х годов прошлого века. Жильцы ждали — сначала расширения улицы Байкальской, а позже, когда заговорили о строительстве нового моста через Ангару, надеялись на то, что жильем их обеспечат мостостроевцы. Ведь дом как раз стоит на месте, где планируется формировать развязку моста. Говорят, что раньше 97-й дом был снабжен лестницей. Сегодня лестничных пролетов не видно. Прошло немало времени, дом пришел в упадок. Из-за постоянно наращиваемого тротуара окна в доме уже не закрываются. В строение постоянно врезаются машины, но жильцы к этому почти привыкли: повреждения латали и жили дальше.

Если раньше семьи тихо ждали своего часа, не надоедали чиновникам требованиями о переселении и не роптали на власть, то после последнего ДТП все три семьи решились на крайние меры, поняв, что заниматься их проблемами никто не собирается.

От трех семей было направлено коллективное письмо в областную администрацию. Елена Кошкина посчитала необходимым написать письмо еще и от себя. На листке бумаги — настоящий крик души с мольбами о помощи. Из «серого дома» письмо перенаправили в администрацию г. Иркутска. Чиновница мэрии, работающая с населением по данным вопросам, тщательно изучила ситуацию, но помочь не смогла.

— Мне сказали, что ничего утешительного ждать не приходится — у них на очереди много людей, а квартир у города нет, — рассказывает Елена Кошкина. Еще Елене издевательски посоветовали попросить ходатайство на работе, полагая, что рекомендации работодателя помогут получить жилье.

Руки жильцов разрушенного дома дотянулись и до дирекции по строительству мостового перехода. Туда тоже было направлено заявление от семей. В ответе руководитель дирекции Евгений Смирнов отметил, что инженерным проектом строительства мостового перехода и постановлением мэра Иркутска предусмотрен снос жилого дома по адресу: улица Байкальская, 97. В ответе также говорилось о том, что данный жилой дом находится во второй очереди строительства мостового перехода, а это значит, что надеяться на что-то можно только на следующий год.

Дирекция посоветовала обратившимся потребовать возмещения ущерба с лица, причинившего вред.

— Еще мостовики ссылались на постановление, где говорилось о том, что квартиры теперь не выдаются жильцам домов, идущих под снос, а выплачивается только стоимость дома. А какое жилье мы купим на эти копейки? Кошкины, Токаревы и Усовы знают, что при строительстве нового моста жильцов противоположного берега Ангары селили в новые квартиры в том же районе. До недавнего времени они надеялись на подобное внимательное отношение. Впрочем, жильцы согласны и на квартиру на рынке вторичного жилья. Вот только будет ли она?

До официальной бумаги, пришедшей жильцам от дирекции, юристы предприятия активно интересовались, в каких квартирах и в каком районе жильцы хотели бы проживать.

— Выспрашивали все, вплоть до того, из какого материала должен быть построен дом, в котором мы хотели бы жить: кирпичном или панельном. Жильцы подумали, что лед тронулся. А после этого разговора пришел официальный безрадостный ответ.

Мостовики зрительно оценили стоимость восстановления дома. Там восстановить его всего в сто тысяч обойдется, сказали как-то семьям мостовики. Сегодня восстанавливать дом семья не решается. В дом неоднократно врезались машины, а после последнего ДТП дом не подлежит восстановлению.

— Да и денег у нас таких нет, — говорит Елена Кошкина. — Да если бы и были, восстанавливать дом после стольких разрушений уже страшно. Кажется, тронешь его, он весь и обрушится, ведь там стены уже нарушены.

После заключения ГАИ была признана виновной машина ВАЗ, зарегистрированная в Улан-Удэ.

— А где мы там будем искать владельца машины? — разводят руками пострадавшие иркутяне. — Знаем, что надо обратиться в страховую компанию, в которой застрахован автомобиль, но разве страховщик предоставит нам жилье? Сейчас все три семьи находятся на распутье. Они надеются на лучшее, но где-то в глубине души кроется страх, что они могут остаться без обещанных когда-то квартир.

Метки:
baikalpress_id:  8 402