Девочку эвакуировали с Байкала

Четырехлетнему ребенку грозила гибель от перитонита

Заворотная — самый северный таежный поселок геологов Иркутской области на Байкале. В 90-е годы отсюда уехала геологическая партия, которая разрабатывала месторождение микрокварцита, но в поселке остались люди, бывшие работники геологической партии, семья из четырех человек. Они проживают здесь в абсолютном одиночестве, словно на необитаемом острове. Обходятся без привычных благ цивилизации, питаются только натуральной пищей со своего огорода, сами пекут хлеб и ловят рыбу. Жить вдалеке от людей — личный выбор Андрея и Олеси Бурмейстеров, осознанное их решение. В минувшие выходные эта необычная семья чуть не лишилась своего четырехлетнего ребенка — у дочки Вики случился приступ аппендицита. Врачам пришлось вылететь к ним на вертолете в штормовую погоду. Но помощь была оказана вовремя.

В таежном поселке осталось лишь четверо

Вся жизнь Андрея Бурмейстера связана с Байкалом и выживанием в самых тяжелых ситуациях — он ледовый капитан, человек, который привык принимать решения в самой сложной ледовой обстановке. Со своей женой Олесей и двумя детьми — бойкой четырехлетней Викой и маленьким Костей, которому скоро исполнится два годика, — он так и остался жить в брошенном геологами таежном поселке.

Они питаются теми овощами, что сами вырастят на огороде (для этих целей есть даже теплица), ловят рыбу, пекут в русской печи хлеб и пироги, детям на сладкое полагаются брусника и варенье из черной смородины. Из развлечений — телевизор (у семьи есть небольшой генератор) да книги. Дети у Андрея и Олеси растут умненькие, развитые, общительные. Такое затворничество никак не сказалось на их психологическом состоянии и развитии, поскольку в летнее время поселок оживает, сюда приезжают родственники и отдыхающие, а также путешественники, очарованные красотой этого места. Они обычно подолгу живут в гостях у семьи Бурмейстеров.

Кстати, рожать в тайге Олеся все же не решилась — на время родов уезжала в Иркутск. По земле дорог к поселку нет, выехать можно только по воде или по льду Байкала. Семья выезжает с таежной точки несколько раз в год, чтобы купить продукты и показать детей педиатру, поставить необходимые прививки. Олеся говорит, что, когда Вике придет время идти в школу, они что-нибудь придумают насчет того, где девочка будет жить во время учебы.

Ледовый капитан просил о помощи

Династия ледовых капитанов, которую основал на Байкале Александр Юрьевич Бурмейстер, продолжают его сыновья — старший сын Александр и младший Андрей. Мы уже писали о ледовых капитанах — людях уникальной профессии, которые обеспечивают безопасность прохождения экспедиций по льду озера Байкал. В 2007 году Андрей Бурмейстер на автомашине «Нива» установил официальный рекорд, занесенный в Книгу рекордов России и Книгу рекордов Гиннесса, по преодолению расстояния на льду озера Байкал.

Старший из Бурмейстеров, Александр, проживает в Иркутске, но поддерживает связь со своим младшим братом.

— Для связи я оставил Андрею спутниковый телефон, как будто предчувствовал что-то, — вспоминает Александр. — Поскольку спутниковая связь очень дорогая, одна минута обходится почти в сто рублей, звоним мы только в крайних случаях. В субботу, 3 ноября, утром я редактировал фильм «Сакральные места озера Байкал» (на его создание Бурмейстер выиграл и заключил государственный контракт в Федеральном агентстве по культуре и кинематографии. — Прим. авт.).

Это фильм о самых таинственных и мистических местах на Байкале, о забытых древних обрядах и шаманах. Дошел до места, где рассказывается о гневном мысе Рытом, самом почитаемом сакральном месте на озере Байкал, как вдруг мой надежный «Макинтош» остановился. Невероятно, такое случается крайне редко! Компьютер замер, и в это время раздался телефонный звонок. Звонил брат с Байкала.

Взволнованный Андрей рассказал, что четырехлетней дочери Вике вечером стало плохо — болел правый бок, а теперь горит весь живот, резко поднялась температура. Приступы шли с учащающейся регулярностью. По всем симптомам диагноз был неутешительный — аппендицит. Привыкший сам выступать в роли спасателя, Андрей теперь сам просил консультации и помощи.

От Заворотной до Онгуренов, ближайшего населенного пункта, 120 километров по воде, до города Северобайкальска — 180 километров. Дорог нет, только по Байкалу. Но на лодке ехать нельзя — идет култук, вал юго-восточного направления с волной более 2 метров. Атмосферное давление падало, надвигалась штормовая погода, менялся ветер. Теплый култук уступал место шквальному горному северо-западному ветру, который на Малом море называют сармой. Ехать на лодке в такую погоду, даже очень опытным специалистам, таким как Андрей, очень опасно. До Заворотной мог добраться лишь вертолет...

Счет шел на часы

Помочь в этой ситуации могли только две службы — медицина катастроф или Байкальский поисково-спасательный отряд МЧС. Здесь начинается затейливая цепь звонков, повлекшая за собой ряд событий и действий. Цель была одна, причем достаточно четкая и очень важная, — спасти четырехлетнего ребенка.

— Первый звонок я сделал в скорую помощь, где хотел проконсультироваться, как в таких ситуациях поступать с детьми. Дежурная дала рекомендации по уходу за девочкой и телефоны служб спасения, — восстанавливает картину Александр Бурмейстер. — Оперативный дежурный ГУ МЧС РФ по Иркутской области Сергей Аборнев выслушал меня внимательно и в свою очередь переадресовал в медицину катастроф.

Именно этот человек примет непосредственное профессиональное участие в спасении малыша и будет курировать на всем протяжении спасательной операции ее выполнение. В медицине катастроф Иркутской области мне сказали, что вертолет может вылететь только по коммерческой заявке, и предложили искать спонсора. Поездка обошлась бы более чем в 200 тысяч рублей.

 Найти такую сумму в выходные дни за несколько часов было просто нереально. Но после согласования ситуации с директором ТЦ МК Иркутской области Виктором Бучинским мы все же разрешили создавшуюся проблему — через Байкальский поисково-спасательный отряд. Пока я звонил спасателям в Николу, они уже знали о ситуации. Вот как оперативно и профессионально сработали!

Но посадочная площадка в Заворотной была занесена снегом, и Андрей рассказал, где нужно сесть вертолету. Зная местность, Александр Бурмейстер быстро собрался и выехал к вертолету. Профессиональный экипаж вертолета Ми-8 готовился к взлету, но погода портилась, вылет задерживался. Наконец появился кусочек синего неба — и вертолету удалось подняться.

— Под нами появился голубой Байкал. Порывы сармы в малом море достигали силы 20 метров в секунду. Но все летевшие в вертолете знали, что на земле, в таежной точке ждет спасения маленький ребенок и что его жизнь теперь зависит только от них, — вспоминает Александр Бурмейстер. — Гневный мыс встретил нас настороженно: вершина гор была в снежном облаке, которое напоминало вытянутую вдоль цепи гор сигару. Байкальские жители знают: если появилось такое облако, жди беды — сильнейшего горного ветра.

Врачи Вадим Осипов и Вера Швецова мгновенно поставили диагноз: перитонит. Аппендицит лопнул, и у ребенка шансов для выживания без хирургического вмешательства нет, нужно срочно в операционную. Врачи установили катетер и сделали обезболивающие уколы маленькой Вике, после чего вертолет снова взмыл в небо. Посадочные огни Иркутского аэропорта, машина медицины катастроф, спасительные руки хирургов, реанимация и слова «все хорошо, ребенок спасен» у мамы Олеси пролетели будто во сне. Она лишь повторяла: «Спасибо, спасибо за чудесное спасение моего ребенка!»

Сейчас, по прошествии нескольких дней, когда волнения и стрессы позади, становится понятно, что спасение маленькой девочки Вики из далекого таежного поселка — это не случайность, а слаженные, скоординированные действия разных служб.

Семья Бурмейстеров через газету выражает благодарность всем, кто протянул руку помощи в этой непростой ситуации: «Большое человеческое спасибо всем, кто помог спасти ребенка. Только за счет взаимодействия служб, за счет поддержки государства удалось спасти жизнь Вики».

Метки:
baikalpress_id:  8 404