Дети травятся уксусом и белизной

Отделение острых отравлений Ивано-Матренинской больницы никогда не пустует

Уксусная кислота, белизна, щелочь — все это не только непременные принадлежности быта практически в каждом доме, но и опасные вещества, которыми травятся наши дети. Сколько бы ни твердили об их опасности, о необходимости убирать эти субстанции как можно дальше от малышей, все равно каждую неделю в отделение острых отравлений Ивано-Матренинской больницы поступают пациенты, пострадавшие именно от предметов бытовой химии и уксуса. И врачи делают все возможное, а иногда и невозможное, чтобы спасти маленьких пациентов.

Дети не чувствуют горечи таблеток

Пятилетний Вова увлеченно разбирается с новеньким игровым набором. Рыцари со щитами и мечами — это единственное, что способно развлечь маленького иркутянина в стенах отделения острых отравлений Ивано-Матренинской больницы.

Пребывание здесь, как и лечение в любой другой больнице, — серьезное испытание и для маленьких пациентов, и для их мам. Жесткий больничный режим, выполнение всех медицинских предписаний — с одной стороны, необходимое условие для выздоровления, с другой — настоящая пытка для ребятишек, особенно для темпераментных и подвижных.

В этом отделении, к большому сожалению врачей, нет игровой комнаты, как, например, в московском токсикоцентре при Филатовской больнице, и каждый развлекается как может.

Вова пока не может связно объяснить, что же с ним произошло, мамы рядом нет. Но заметно, что мальчик идет на поправку и в скором времени будет выписан. Хочется надеяться, что родители сделают выводы и больше не повторится в их доме ситуация, опасная для здоровья и жизни ребенка.

— Чаще всего дети поступают к нам с различными медикаментозными отравлениями, обычно они травятся психотропными веществами. Бабушки и дедушки, папы и мамы часто оставляют лекарства буквально на виду, и дети, принимая таблетки за витаминки, охотно и безбоязненно съедают их. А затем попадают в наше отделение, — рассказывает Анастасия Немцева, врач-токсиколог. — У малышей в возрасте от полутора до трех лет присутствуют иные вкусовые анализаторы. Попросту говоря, они не ощущают горечи, явной для человека взрослого. Поэтому и разжевывают, и проглатывают опасные таблетки, выпивают микстуры и капли.

То же самое происходит и с уксусной кислотой — дети не чувствуют ее острого отталкивающего запаха и, добравшись до нее, обычно резким забрасывающим движением закидывают в рот изрядную порцию этого опасного вещества. — Аналогичные случаи приключаются и с белизной, и со средствами бытовой химии (доместос, санита-гель и пр.), которые к тому же выпускаются в красивых бутылках с яркими этикетками, — продолжает токсиколог. — Человек пять к нам с отравлениями доместосом поступало, это точно. Моющие средства также чрезвычайно привлекательны для малышей, но они не так опасны, так как не содержат щелочи.

Щелочь может вызвать разрыв пищевода

Именно уксус и щелочь — самая опасная отрава для организма. Почему? Уксус вызывает не только ожог пищевода и желудка, но и разрушение эритроцитов и острую почечную недостаточность, которая может угрожать летальным исходом. Щелочь же по своему действию еще сильнее уксуса — она глубоко проникает через все ткани, может вызвать разрыв пищевода.

 В таких случаях помочь может только операция, но пока в Иркутске таких тяжелых случаев не было. Очень трудный случай подобного рода произошел два года назад, вспоминают доктора. Но малыш покинул стены больницы даже без сужения пищевода — благодаря грамотным и скоординированным действиям врачей прежде всего.

Врачи настоятельно рекомендуют прятать опасные вещества во всех домах, где есть дети, не достигшие семилетнего возраста. Дети растут с разным чувством опасности и чувством самосохранения, особенно мальчики, которые по своей природе более любопытны и склонны к риску.

Зачем переливать уксусную кислоту в красивые бутылки из-под газировки и ставить их в холодильник? К чему оставлять на виду всевозможные средства для мытья посуды, чистки раковин и плит, кондиционеры для белья? Единственное место для хранения всей бытовой химии — верхняя полка шкафа, куда ребенок не доберется, даже встав на стул. И пустая бутылка из-под белизны может вызвать ожог, как это произошло с двухлетним Алешей, проживающим в одной из деревень Иркутского района.

Пока мама была занята на кухне, подвижный и живой мальчик носился по дому и забежал в ванную, где стояла пустая бутылка из-под белизны. Малыш глубоко вдохнул ядовитые пары и попал в больницу с ожогом ротовой полости. Угрозы для его жизни сейчас уже нет.

Ни одной жалобы за 10 лет

В отделении острых отравлений сегодня 25 коек. И всего три врача-токсиколога. Дежурить врачам приходится через день, и их повседневная работа обычно неотделима от тягостного нервного напряжения. Каждое ночное дежурство, да что там говорить — каждый день, включая выходные и праздничные, может принести неприятные сюрпризы и тяжелых пациентов.

Детская токсикология существенно отличается от взрослой, и именно детских токсикологов в Иркутске мало; можно сказать, что в городе давно назрел кадровый голод. Специализация в этой области медицины проводится лишь в трех городах России — Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге.

Кроме того, для детского врача-токсиколога немаловажны и привычка, и интуиция, и обширные знания в педиатрии. А также крепкая нервная система, ведь лечить приходится детей, обычно очень капризных и нетерпимых в болезни, а общаться — с родителями, которых болезнь самого дорогого существа обычно вводит в состояние лихорадочного стресса.

Но токсикологи все же утверждают, что с детьми работать проще и легче, чем со взрослыми: как существа неиспорченные, благодарные, они обычно отвечают на заботы признательностью и лаской. Да и детский организм более живучий и, если можно так выразиться, пластичный, он хорошо поддаетcя интенсивному лечению. Взрослые оправляются от отравлений куда дольше и болеют мучительнее.

За десять лет работы отделения здесь не было ни одной серьезной жалобы. Ни одной! В больницах редко обходится без летальных случаев. К счастью, здесь и они бывают нечасто — не более одного-двух раз в год.

— В основном это связано с поздним поступлением пациентов. Родители не торопятся вызвать скорую, надеются, что все обойдется. И тогда отравление может привести к острой почечной недостаточности, при которой не обойтись без аппарата «искусственная почка». Но иногда и он не помогает — и малыш погибает. Поэтому мы призываем родителей незамедлительно обращаться к врачам, не тянуть до последнего. Время оказания помощи и доза токсического вещества — именно от этих факторов зависит быстрота выздоровления, — утверждает Татьяна Белькова, заведующая отделением.

Во время массовых отравлений работы особенно много

Как минимум трижды отделению приходилось одномоментно принимать целые партии маленьких пациентов. Два прецедента (в апреле прошлого года и в феврале нынешнего) были связаны с массовыми отравлениями в школьных столовых. Одно из них случилось в 39-й школе, другое произошло в средней школе поселка Марково. Самым тяжелым, и по степени отравления, и психологически, безусловно, можно назвать случай, когда восемь детей поступили в больницу после прошлогодней июльской авиакатастрофы.

Врачам тогда приходилось работать особенно напряженно. В результате все эти дети оправились после трагедии практически без тяжелых последствий для здоровья.

Надо сказать, что в больнице всегда есть резервные места для таких экстренных случаев. Это отделение — единственное на всю область, иногда санавиация доставляет сюда ребятишек из самых отдаленных районов области. В целом за год проходит лечение примерно 1200 детей. Всплесков отравлений не бывает, отмечают врачи, в течение года картина обычно ровная.

Исключение составляют непредвиденные экстраординарные ситуации и летние месяцы, когда дети страдают от укусов змей. На территории нашей области всего два вида ядовитых рептилий — гадюки и щитомордники. Жители области страдают от них не так часто, и ситуация со змеями не является чрезвычайно опасной, как это часто любят преподносить местные СМИ. Но случаев десять за год все же бывает. Особенно часто от змей страдают жители Шелеховского района.

На сегодня отделение острых отравлений Ивано-Матренинской больницы оснащено всеми необходимыми аппаратами и приборами для спасения жизни отравившихся детей. Лекарств и антидотов тоже хватает — родителям не приходится покупать их на свои средства. Единственное, о чем мечтают врачи, — об игровой комнате для своих маленьких пациентов, о комнате психологической разгрузки и о хорошем ремонте в своем отделении. А также о том, чтобы родители были чуть более благодарны врачам и медперсоналу за их нелегкий труд.

Часто при выписке мамы и папы обещают сделать для отделения невозможное, но, как только ребенок оказывается дома, спешат забыть о своих посулах. А помощь этому отделению, как и любому другому государственному учреждению, необходима. Как и врачам необходимы слова благодарности и признательности — за их нелегкий, самоотверженный, честный труд.

Метки:
baikalpress_id:  20 291