В Осинском районе может начаться война

Мать избитого школьника настаивает на возбуждении уголовного дела по "национальной" статье

Матери школьников из поселка Приморского утверждают, что их детей уже три года жестоко избивают на национальной почве жители соседских бурятских деревень. Еще немного, и отцы встанут на защиту отпрысков. Тогда разразится настоящая война...

"Защитите наших детей!"

Поселок Приморский пятьдесят лет назад построили как леспромхозовский в глубине Бурятского автономного округа, в Осинском районе, не особенно задумываясь о национальных различиях. Работать в леспромхоз съехались люди отовсюду. И никого не волновали разрез глаз и вера соседа.

Вокруг Приморского раскинулись старые бурятские села: Бильчир, Кутанка, бывшая раньше усадьбой Бильчирского колхоза, Новоленино и много других. С соседями приморцы никогда не конфликтовали. А три года назад будто сломалось что-то: в Приморский зачастили соседские парни, да не с добром, а с непонятной злобой.

- Леспромхоз-то развалился, они и зачастили. Мужчины у нас теперь работают не в поселке - кто на пилораме, кто в лесу. Дома остаются женщины да дети. Бильчирские или кутанские взрослые парни приезжают на машинах, отлавливают наших детей и бьют их. И при этом чувствуют полную безнаказанность, потому что все наши обращения в милицию игнорируются.

Мы знаем, почему так происходит: у бурят глубокие корни и везде родственные отношения, и в милиции, и в прокуратуре. В числе тех, кто приезжает и мучает наших сыновей, есть те, кто участвовал в убийстве нашего участкового несколько лет назад. Но наказания за то убийство понес только один из группы, и то получил условный срок. Теперь очередь дошла до наших детей. Мы хотим видеть их живыми. Поэтому вынуждены предать эту историю широкой огласке, с тем чтобы на нас обратили внимание и наконец защитили.

Матери школьников из поселка Приморского обратились с письмом в газету, после того как одиннадцатиклассник, сын заведующей детским садом Натальи Моргуль, едва не умер от рук агрессивных соседей.

Клубные потасовки

Избиение младенцев - иначе назвать ситуацию, когда дяденьки, отслужившие в армии, учиняют расправу над школьниками, нельзя. Происходит это уже около трех лет. Бьют по-пьяному жестоко.

Иногда побоища происходят возле клуба в Приморском, который славится на всю округу - просторный, аккуратный, - а завклубом Любовь Дащинская пользуется у местных подростков непререкаемым авторитетом. По выходным в клубе проходят дискотеки, после которых на площади возле клуба начинается невообразимое.

- Гостей на дискотеках у нас много, - рассказывает Любовь Дащинская. - Особенно летом, когда съезжаются студенты, из Улан-Удэ приезжают родственники. Все окрестные клубы - в Обусе, Бильчире и других деревнях - тогда закрываются. Молодежь, желающая повеселиться, едет к нам. Летом иной раз человек по 120 на танцах бывает.

Любовь Дащинская без двух лет пенсионерка. Двадцать лет она проработала в клубе в Приморском. И была бы рада поработать еще. Но последние события заставили ее задуматься о заслуженном отдыхе - стало слишком опасно.

На большой площади возле клуба гости из Бильчира, Кутанки обычно ставят машины, раскладывают на капоте закуску и выпивку - и празднуют. И хотя распивание спиртного изрядно горячит кровь бурятских гостей, Дащинская попытки безобразий пресекает командирским голосом, в зале пить не разрешает, хулиганов выгоняет.

- А не пускать приезжих я права не имею, - говорит она. И, можно сказать, женщина рискует если не жизнью, то здоровьем. Единственное, что спасает, - через ее руки прошло не одно поколение местной молодежи. Она знает как облупленных и детей, и родителей, и ее авторитет почти аксакальский. Но что она может сделать против толпы пьяных бильчирцев или кутанцев? Эти побьют и женщину, если под руку подвернется, уверены жительницы поселка.

- В августе кутанские приезжали в клуб. Мой сын на танцы не пошел, был у девушки. Ему наши позвонили и сказали: в клубе сейчас начнется драка. Он, естественно, побежал. Буряты возле клуба выдергивали штакетник и полосовали им наших. Штакетником, если помните, бильчирские участкового нашего прежнего убили. В разгар драки дочери моей позвонили, так она побежала спасать брата. И ее бы прибили. Да мальчишки отстояли, - рассказывает одна из матерей, работник детского сада.

Любовь Дащинская печально подтверждает ее слова: - Приезжие агрессивно себя ведут, цепляются к нашим из-за всякой мелочи. Так ведут себя, будто они здесь хозяева. А знаете, что они говорят? "Мы держали Приморский и будем держать".

Кстати, матери сами по очереди дежурили на дискотеках. Но летом, когда поняли, что переломить ситуацию не получиться, написали начальнику Осинского РОВД: "Они приезжают в нетрезвом состоянии и устраивают настоящие побоища. Находят любой повод и начинают бить нашу молодежь. Эти мужчины бурятской национальности применяют в драках специальные биты, палки, кастеты и даже ножи. На этой почве может разгореться национальная вражда". Ответа на письмо женщины не дождались.

"Я буддист, а ты кто?"

Но чаще старшеклассников вылавливают посреди улицы. Если клубные потасовки еще можно рассматривать как обычное выяснение отношений между подвыпившей молодежью, то намеренное избиение школьников по одному-двум, причем средь бела дня, иначе как хулиганством не назовешь. - Соседи ездят по поселку на машинах, отлавливают ребят на улице. Могут похитить, увезти куда-нибудь и вдесятером одного измочалить. Было даже так: одного бьет толпа, а наши ребята даже подойти не могут, чтобы отнять его, - рассказывают матери.

Драки стали обычным делом, приморские женщины привыкли видеть детей-старшеклассников в синяках, с разбитыми носами, а то и со сломанными ребрами и руками. Но драки уже не вызывают такого гнева. Гнев у них вызывают нападения на беззащитных подростков. Жестокость драк и нападений с каждым разом возрастает.

Одиннадцатиклассника Славу Романова били неоднократно. Однажды его затолкали в машину и увезли от дома на берег Ангары.

- Знаю, что до этого была какая-то драка. А потом приехали взрослые парни, увезли Славу на море. Избили так, что мы узнать не могли. Синяк был на все лицо. Написали мы заявление в милицию. Побои, синяки - все, как и положено, сняли. Уголовное дело было. Так все замялось. Следователь сказал, что лучше бы нам пойти на мировую, а то он, следователь, нас затаскает, пока следствие будет идти, и не сможет парнишка нормально школу окончить. Вроде советовал. Слава у нас поступать в вуз собрался, ему и правда некогда. В общем, тогда мы забрали заявление, - рассказывает отец Славы Юрий Романов.

Сам он считает, что хочешь не хочешь, а из-за бесконечных драк и избиений сам собою всплывает национальный вопрос: - Я на этих приезжих смотрю: вот стоит один - балбес балбесом, ему только коровам хвосты крутить. А сам спрашивает: "Ты какой веры придерживаешься? Я буддист, а ты?" За это и бьют. Наверное, их подучивает кто-то. О том, чтобы добиться справедливости, Романовы и не мечтают. Бороться законными методами считают бессмысленным занятием - научены и своим собственным опытом, и опытом односельчан, чьи сыновья страдают от соседского нерасположения.

- Раньше Бильчир и Кутанка враждовали, а сейчас объединились и против поселка пошли. У них родственные связи. Они всю родню подтягивают. Последний раз, когда Славу избили, мы заявление на конкретного человека написали. И вдруг сообщение получаем из суда: "Вам отказано в возбуждении дела, так как вы согласились на мировую". А мы в этот раз на мировую не писали. Кто писал? Когда?.. И вот исподтишка как-то выплывает этот самый национальный вопрос.

"Я буду настаивать на национальных отношениях"

Наталья Моргуль, мама избитого недавно школьника Коли Моргуля, твердо уверена, что нападения на детей происходят именно на национальной почве.

Избиение ее сына стало для матерей Приморского последней каплей - мальчик едва не умер. Ночью 14 октября Коля получил два SMS-сообщения от девочек: "Коля, срочно приезжай к клубу. Проблемы". Что за проблемы, Коля понял сразу. Он мальчик рослый, сильный, один его вид наводит на врага некоторую робость. Заступаться за товарищей ему приходилось не раз.

- У клуба уже была драка, - рассказывает Наталья Моргуль. - Приезжие били Диму Распутина. В машине у Коли была воздушка. Он достал ее, хотел напугать, но ему наши сказали, что все нормально, воздушка не нужна. Коля ее обратно положил в машину. А тут один бильчирец подскочил, ударил в челюсть. А второй достал воздушку из машины, ударил ею об асфальт. Воздушка сломалась. Стволом от воздушки Колю били по голове. Потом врач сказал мне, что били уже лежачего.

Наталья Моргуль узнала о том, что с сыном беда, уже под утро. Колю, который был без сознания, друзья не понесли родителям, а потащили в ближайший дом. Там на летней кухне ему пытались оказать первую помощь, девочки обмыли голову. Потом мальчика отвезли в ближайшую Бильчирскую больницу.

Под утро родители нашли Колю там в тяжелом состоянии. Спросили, была ли милиция. Оказалось, милиция не приезжала. - Медсестра больницы позвонила в милицию и сказала, что Коля пьяный, он спит. Я это выяснила, когда сама туда позвонила. Мне в милиции ответили: "Так нам сказали, что он спит пьяный".

Родители срочно повезли сына в районную больницу в поселок Оса делать снимки черепа. Мальчику было очень плохо. - Снимки сделали. А хирург на них посмотрел и сказал: "У вас нормально все. Так, легкое сотрясение", - продолжает мама Николая. - Я, видя состояние сына, потребовала рентгенолога, но хирург сказал, что я могу и понедельника подождать. И в справке так написал: мол, обратились с легким сотрясением. Это потому что они знали, что избили буряты. Я сказала.

Моргули повезли сына в 3-ю Кировскую больницу Иркутска. - Когда врачи спросили, где пострадавший, и мы показали на Колю, который ходил с нами, они руками всплеснули, вызвали скорую и повезли нас в областную больницу. Там сыну сделали срочную операцию.

Еще бы чуть-чуть, и Колю уже не спасли бы. Родители вовремя привезли его в Иркутск. У мальчика был проломлен череп, ушиблен головной мозг. Иркутские нейрохирурги удалили ему осколки и большую гематому. Через несколько месяцев мальчику нужна повторная операция - необходимо ставить соединительную пластину на кости черепа. В армию, куда он хотел пойти, его теперь не возьмут.

В осинской милиции по факту избиения старшеклассника Николая Моргуля завели уголовное дело. - Дело завели по ст. 111, ч. 1 - "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека". Но я буду настаивать на части второй, где сказано о том, что преступление совершено на почве национальной ненависти или вражды.

Старшаки

Тех, кто приезжает в Приморский наводить ужас на жителей, бильчирские ребятишки называют старшаками. Кстати, бильчирские школьники с ребятами Приморского не конфликтуют, живут дружно. "Это все старшаки", - объясняют юные бильчирцы своим ровесникам-соседям. Да и взрослые друг на друга не нападают. Активисты набегов - старшие парни, отслужившие в армии. По словам матерей, попадаются среди них даже и тридцатилетние, и сорокалетние.

В Приморском еще памятно жестокое убийство местного участкового Марата Хазиева, которого в августе 2005 г. забили до смерти 14-20-летние парни из Бильчира. Хазиев был участковым у приморцев и бильчирцев, проживал с семьей в Бильчире. Когда на него напали недалеко от его собственного дома, вокруг были люди.

Местные жители видели, как толпа избивала человека в форме, но вмешаться никто не осмелился. В милицию позвонили поздно. К тому времени Марат умер от закрытой черепно-мозговой травмы. Шестерых подозреваемых сразу задержали, бежать они никуда не собирались.

- Поймали их. Но под суд пошел один человек. И то дали ему условный срок, - говорят матери.

Вдова Марата Хазиева родила третьего ребенка уже после смерти мужа. Ей сначала помогала милиция, потом пенсию назначили. Живет она там же, в Бильчире. Приморские женщины ей сочувствуют.

Следующий после Хазиева участковый, Юрий Бондарев, по словам женщин, тоже был избит. Но когда его спросили, что с ним приключилось, кто это его так отделал, он сказал, что упал с крыши.

- Мы не понимаем, почему взрослые парни бьют наших детей. Что может побудить взрослых мужчин, вроде благополучных, при деньгах, отрываться на детях, вымещать злобу. И дети наши сами не понимают, за что им достается. Наши с ними поговорить пытаются, спрашивают: "Что вам от нас надо?", а те сразу кулаком в лицо. Мы считаем, что нашим детям достается на национальной почве за всех нас, жителей поселка Приморского, - нас не любят. Мальчишки принимают удар на себя. И не жалуются, а сами пытаются все решить, нас щадят. Но что они решат? Дальше ведь уже некуда...

Действительно, если даже милиция никак не может повлиять на ситуацию, и сама служит мишенью для хулиганья, чего ждать им, простым деревенским жителям?

Кровь за кровь?

- Если ситуация не разрешиться, если нам не помогут, то страшно подумать, что будет. Мы терпели три года. Но терпению может придти конец. Не надо доводить до смертоубийства! Мужики наши если встанут, то тут настоящая война начнется, - говорят женщины Приморского. Пока женщины щадят мужей, которые зарабатывают деньги в лесу тяжелой работой. Когда они приезжают на отдых, им рассказывают далеко не все. И боятся, что, когда отцы узнают всю правду, они соберутся и пойдут мстить.

Однажды смертоубийство чуть не случилось. Дело было после того, как затолкали в машину и повезли избивать Славу Романова. Юрий Романов с ружьем кинулся искать сына. А другие - и мужчины, и подростки, всего человек 20-25 - вооружились кто чем мог, погрузились в кузов КамАЗа и поехали к соседям на разборки.

Наталья Моргуль с мужем в это время ехали навстречу КамАЗу. Поняв, что дело плохо, супруги перегородили дорогу своей машиной и упросили разъяренных мужчин оставить справедливую, но губительную затею. В кузове машины был их Коля.

Через пару дней семья Романовых в очередной раз примирилась с обидчиками. Однако чего стоит это примирение? Точнее - перемирие на небольшой срок, пока снова не приедут злые гости.

- А если бы мы их тогда не остановили? Последствия страшно представить. И все бы повернули против наших, они бы оказались виноваты, - говорит Наталья Моргуль. И она уверена, что, если бы ее сын избил кого-нибудь из Бильчира, его бы уже забрали в милицию.

Женщины говорят, что их дети тоже готовы к жестокой обороне. Гости выдирают штакетины от забора, возят с собой биты, палки - и приморские подростки тоже вооружаются. Но никто в Приморском не хочет войны.

Сегодня жители поселка с нетерпением ждут 2008 года, когда округ и область наконец станут единым целым. Потому что правды в правоохранительных структурах Усть-Ордынского Бурятского автономного округа найти не надеются. Говорят, у обидчиков мальчишек родственники работают в милиции, в суде.

- Когда я приехала в областную прокуратуру на прием, мне сказали, что дело до 2008 г. продлится. Пока я должна, как положено, идти по инстанциям. А потом, когда область с округом объединятся, сказали приезжать снова.

Метки:
Загрузка...