Интрига избирательной кампании

За полтора месяца до выборов в Госдуму в России остались лишь три политические силы

Сразу после заявления президента России Владимира Путина о согласии возглавить партийный список «Единой России» на выборах в Государственную думу в стране сложилась любопытная политическая ситуация. Несмотря на то что бюллетень для голосования будет состоять из полутора десятков позиций, по сути в России осталось только три партии, которые реально смогут влиять на дальнейшую политическую ситуацию в стране: собственно «Единая Россия», левая оппозиция в лице КПРФ и правая в лице СПС.

Таким образом, и предвыборная кампания в Государственную думу сведется к вполне традиционному триумвирату: охранительной, социалистической и демократической политсилам. Партии власти — «Единая Россия», «Справедливая Россия», ЛДПР — будут выполнять охранительную функцию. В действительности, голосуя за любую из них, избиратель выбирает то же «ЕдРо», но в разных обертках. КПРФ традиционно соберет вокруг себя левый электорат. Союз правых сил остается на правом фланге, объединяя демократически настроенных избирателей, которые не хотят, чтобы их независимая позиция приравнивалась к общему единороссовскому знаменателю.

Охранители

Единороссы пытаются убедить избирателей в том, что предстоящие выборы — это референдум по вопросу доверия президенту Владимиру Путину. Правда, от ответа на вопрос, зачем нужно выражать доверие уходящему президенту, почему-то каждый раз уходят.

Известно, что партия власти к концу лета значительно потеряла в рейтинге и пошла ва-банк, попросив президента возглавить свой список на выборах в Госдуму, а президент пожертвовал ради тонущей партии самым дорогим, что у него было, — популярностью.

Например, в Иркутской области «Единую Россию», согласно соцопросу, проведенному самой партией, поддерживают не более 35% избирателей. В среднем по России этот показатель чуть получше — около 45%, в то время как администрация президента требует от единороссов не менее 70%. Следует отметить, что после решения Владимира Путина стать кандидатом в депутаты партия власти прибавила не так уж и много — всего около 6%, по данным ВЦИОМ.

Выжимая все что можно из высокого рейтинга президента, «Единая Россия» стремится только к тому, чтобы сохранить свое превосходство в Думе, которое позволяет ей не считаться с альтернативным мнением, монополизировать политическую жизнь в стране и стать не только доминирующей, но и единственной партией. Ведь требование получить 70% голосов предполагает, что остальные 14 партий, принимающие участие в выборах, должны разделить между собой оставшиеся 30%, что вряд ли позволит хоть какой-то из них приблизиться к 7-процентному барьеру.

Предстоящие выборы в Госдуму — это последняя черта, за которой возможен поворот, возвращение к однопартийной системе с ее косностью и авторитаризмом, с ткачихами, которые, кстати, вновь стали получать ведущие роли в партийных спектаклях, с бессмысленными прожектами вроде массового посева кукурузы или поворотом сибирских рек. Это возвращение к Советскому Союзу, который, как показала история большинства социалистических стран, неминуемо приводит к коллапсу и революции.

Чтобы закрепить ощущение стабильности, «Единая Россия» вместе с президентом и правительством пытаются абстрагироваться от тех проблем, которые стали следствием их неумелого руководства. Растущую инфляцию они старательно объясняли заговором ритейлеров и товаропроизводителей. Однако признать, что рост цен на продукты выше, чем ожидалось, власти все-таки пришлось: министр финансов Алексей Кудрин констатировал, что с начала года инфляция превысит 10%, что на 2% выше плана. При этом, по данным, например, администрации Иркутской области, рост цен на хлеб в Иркутске превышает 20%, а по области около 16%. Подсолнечное масло и молоко в масштабах всей страны за один месяц подорожало почти на 20%.

Чиновники, чтобы не накалять атмосферу в обществе, требуют от продавцов и производителей «сохранять минимальную рентабельность». Это в конечном счете приведет к росту цен, поскольку джентльменское соглашение будет действовать лишь до июня 2008 года.

Впрочем, напоминания о не столь уж далеком прошлом начали появляться на горизонте. Попытки волевого вмешательства в экономику, предпринятые прокремлевским правительством Зубкова, привели к тому, что в некоторых регионах стали появляться первые признаки продовольственного дефицита и нормы отпуска товаров в одни руки.

Медвежья борьба

Нет единогласия и внутри самой партии власти, членов которой связывают не столько общие взгляды, сколько стремление сделать карьеру с помощью единороссовских корочек. Поэтому в партии постоянно возникают внутренние конфликты, такие как в ангарском отделении «Единой России», где мэр Евгений Канухин и бывший секретарь отделения, генеральный директор ОАО «Ангарское управление строительства» Виктор Середкин до сих пор воюют за влияние в партячейке, чтобы использовать ресурс партии для победы на выборах главы Ангарска.

Господин Середкин вместе с руководителями крупных градообразующих предприятий пытается сменить мэра, которого, правда, поддерживает секретарь иркутского отделения «Единой России» Константин Зайцев, поэтому пока война идет с переменным успехом. В результате два единоросса поливают друг друга грязью в борьбе за кресло главы Ангарска. Весной прошлого года точно так же воевали друг с другом за пост мэра Иркутского района единороссы Сергей Зубарев и Игорь Наумов.

«Единая Россия» — активный участник большинства коррупционных скандалов в Иркутской области. Трое из четырех мэров, попавших в последнее время в поле зрения правоохранительных органов, — члены партии власти. Более того, в 2006 году иркутские единороссы выдвинули кандидатуру своего однопартийца Николая Мотошкина на пост мэра Ольхонского района, а 17 октября этого года следственное управление при прокуратуре Иркутской области возбудило уголовное дело в отношении мэра: он был задержан сразу же после получения взятки.

Кремлевцы

«Справедливая Россия», созданная кремлевскими политтехнологами как вторая партия власти, как рассказал первый номер иркутского списка партии Иван Грачев, будет строить свою кампанию на критике нацпроекта «Доступное жилье». Действительно, теперь партии председателя Совета Федерации Сергея Миронова, одного из друзей Владимира Путина, надеяться почти не на что: после того как президент стал кандидатом в Госдуму от «Единой России», критиковать первую партию власти им не совсем удобно.

Действительно, о какой критике может идти речь, если еще не так давно лидер эсеров Сергей Миронов едва ли не каждую речь заканчивал призывом продлить срок полномочий президента на третий срок. Как теперь он может выступать против партии, которая из этого самого президента в одном лице сформировала первую федеральную тройку?!

В таком же неудобном положении оказались Аграрная партия России, ЛДПР, другие лояльные Кремлю партии. Впрочем, у ЛДПР есть традиционный козырь — харизма Владимира Жириновского, за счет чего «соколы» могут наскрести семь заветных проходных процентов.

Поэтому СПС, как это ни странно могло показаться на первый взгляд, приветствовал решение Владимира Путина возглавить список единороссов. Слегка увеличив свой рейтинг (но существенно меньше, чем ожидалось), «медведи» оказали своим соратникам по «кремлевскому пулу» поистине медвежью услугу: по сути, «ЕдРо» отказало им в возможности вести какую-либо внятную предвыборную борьбу. А именно это, напомним, всегда привлекало избирателей. Достаточно вспомнить феноменальный успех «Родины» на прошлых выборах, которая построила свою предвыборную борьбу на критике «Единой России».

Увы, нынешние «эсеры» лишь бледная тень прежних родинцев.

Оппозиция

КПРФ в этой избирательной кампании, как и последние 15 лет, будет критиковать действующую власть с левых, социалистических позиций. Впрочем, эта критика становится все менее внятной — возможно, потому что «Единая Россия» и методами работы, и подбором «персонала» все больше начинает напоминать предшественника нынешних коммунистов — незабвенную КПСС. А внятно критиковать едва ли не клона собственного прародителя — это, знаете, как-то затруднительно и неудобно.

На правом фланге остается только обновленный Союз правых сил, который защищает либеральные ценности и делает упор на региональные проблемы. Прочие оппозиционеры правого толка вряд ли искренны в своих правых позициях. О какой оппозиции Кремлю может говорить, например, партия «Гражданская сила», если ее съезд открывал заместитель главы администрации президента Владислав Сурков?

Уникальность СПС еще и в том, что они единственные среди партий отказались от практики «паровозов». И это мы видим на примере Иркутской области: лишь у СПС в партийном списке нет ни «варягов», ни чиновников, которые, хоть и находятся в списке, но до сих пор не решили ни для себя, ни для других, пойдут они в Думу или останутся в Иркутске.

Исходя из этой особенности формирования партийных списков СПС в будущей Госдуме будет позиционировать себя как партия регионов. То есть мы вправе ожидать, что депутаты-эспээсовцы поставят во главу угла лоббирование интересов той территории, откуда они избирались, или, как говорили раньше, выполнение наказов избирателей.

Метки:
baikalpress_id:  20 268