Завод не бросит Куйбышева

На территории старейшего предприятия города появится аллея памяти

Иркутский завод тяжелого машиностроения отпраздновал свой 100-летний юбилей. Предприятие работает, как и прежде: выпускает драги, оборудование для золотодобывающей, горнообогатительной и металлургической отраслей промышленности. Пережив трудный период лихих 90-х годов, ИЗТМ вновь прочно стоит на ногах.

В настоящее время для Мьянмы завод изготавливает чугуноразливочную машину весом более 300 тонн. В начале января эта машина будет поставлена компании, которая строит в Мьянме новый металлургический завод. Стоимость машины составляет почти три миллиона долларов. В 2004 году ИЗТМ изготовил для компании АЛРОСА драгу высотой с девятиэтажный дом, а в 2006 году, для компании из Белгорода, - уникальную маленькую драгу 180 тонн весом. Драги, которые предприятие изготавливало в 60-е годы, плавают и добывают золото до сих пор. Из 184 драг, построенных заводом за все время своего существования, в настоящее время на плаву находится около ста.

Завод имени Куйбышева умер и воскрес

Сейчас многие иркутяне уверены, что завода имени Куйбышева больше не существует и что во всех его цехах открыты рынки и супермаркеты. Тем не менее завод живет. Его проходная теперь находится рядом с автовокзалом, а за этой проходной стоят огромные цеха, в которых трудится около 900 человек. Было время, когда работа предприятия действительно была парализована, и Олег Лавинюков, генеральный директор ИЗТМ, знает причины, которые привели к коллапсу.

В 1991 году, когда экономические связи Советского Союза распались, завод перестал получать заказы. Некоторое время предприятие работало по инерции и производило продукцию, но поставлять ее стало практически некому.

- На заводе сохранились отчеты о проведении советов директоров тех времен. Тогда обсуждалась одна проблема: что делать? - говорит Олег Олегович. - Но выхода видно не было никакого, и к 1998 году завод практически остановился. Не было портфеля заказов, лучшие специалисты покидали предприятие и находили себе работу - кто в коммерческих ларьках, кто в проектных институтах. Ситуация на заводе дошла до того, что размороженные системы отопления замещались кострами, которые люди разжигали прямо в цехах и таким образом обогревались.

Марк Глухов, председатель совета директоров ОАО ПО ИЗТМ, - живой свидетель этих событий. Он отработал на предприятии больше сорока лет и 90-е годы вспоминает с ужасом.

- Мы не понимали, что творится, куда мы идем и чем все это закончится. Но чтобы более оперативно управлять этой махиной, выделили из нее литейную компанию, - рассказывает Марк Петрович и тут же спрашивает: - Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему в Иркутске не выжил практически ни один завод, кроме авиационного, которому просто не дали умереть? Я бывал на военных заводах, оборудование там все не универсально. Захочешь делать мясорубки - не получится. Что ни соберешь - все автомат Калашникова получается.

Литейная компания начала свою работу отдельно от предприятия для того, чтобы производить пользующуюся спросом продукцию. А завод, чтобы как-то выживать, продавал свои площади буквально за тепло.

- Все, что было продано по Карла Маркса, ушло через четыре трубы ТЭЦ, - говорит Марк Глухов. - То, что мы выручили за продажу, просто сгорело.

Так как на заводе стояло несколько котлов образца 1938 года, которые меньше 100 тонн угля в сутки просто не могли потреблять (такова была их технологическая мощность), затраты на отопление превосходили все мыслимые и немыслимые пределы.

Свою лепту в гибель завода внесло и руководство города, которое, пытаясь разгрузить старый Ангарский мост, отрезало шпальную ветку, по которой возили уголь и прочее необходимое предприятию сырье и материалы. Рельсовые пути, идущие от вокзала до ИЗТМ, разобрали. Уголь пришлось возить машинами, десятками машин в день... Все это требовало затрат, и они покрывались продажей земель. Территория завода составляла 45 гектаров, осталось 22. "Фортуна" активно скупала площади у бывшего руководства предприятия.

Заводчане до сих пор, проходя мимо различных рынков и супермаркетов, вспоминают, где, на каком месте кто сидел и работал. "Багира" - овощехранилище, столовая - клуб "Три товарища", "Фортуна-Гранд" и прочие "Фортуны" вызывают у куйбышевцев сплошные ностальгические воспоминания. Но в тот момент, когда денег не хватало ни на отопление, ни на зарплату, другого пути выхода из ситуации просто не было. Заводу пришлось расстаться со многими своими объектами.

Однако даже эти крайние меры не могли в то время спасти предприятие. Завод задолжал огромные деньги, не платил зарплату, попал под внешнее управление, а потом и под процедуру банкротства. Литейная же компания, выделенная ранее, не прошла период банкротства и продолжала существовать. Можно сказать, что она в каком-то смысле и спасла предприятие. После процедуры банкротства завод имени Куйбышева стал называться ВЗТМ, но его руководители не знали, что им делать с этой собственностью.

- Собственность всегда перетекает к эффективному собственнику, - отмечает Марк Глухов. - Так произошло и с заводом. Пришла новая команда, начался процесс объединения. Мы вернули бренд ИЗТМ, только уже без имени Куйбышева. И на сегодняшний день завод представляет собой единый организм, работает и повышает производительность труда.

Драга высотой с девятиэтажный дом

Новая команда пришла на предприятие в 2003 году, и она была заинтересована в развитии именно предприятия машиностроительного комплекса. Реанимировать завод удалось довольно быстро - в течение 2003-2004 годов объем заказов был увеличен фактически в два с половиной раза. Но, к сожалению, увеличить объем выпуска продукции также быстро не удалось - производственные фонды и механизмы за 10-12 трудных лет просто проржавели. Запуск производства растянулся на несколько лет, но на сегодняшний день объем производства составляет около четырех тысяч тонн, или 500 миллионов рублей в год. В планах на следующий год - увеличение объемов еще на 15-25 процентов.

В советское время на заводе работало 7-7,5 тысяч человек, сейчас там трудится 850. Но объем выпуска продукции в пересчете на одного человека выше, чем было во времена СССР. Производственная площадка тоже сократилась и переместилась ближе к автовокзалу.

За два года ИЗТМ проделал гигантскую работу по переносу и перемещению цехов. Завод образца 2003 года состоял из 10-12 цехов, нескольких административно-бытовых зданий и десятков километров труб. Энергетическая инфраструктура пожирала деньги, как ЖКХ любого современного российского города. На перенос цехов было потрачено немало сил и средств. Параллельно с переносом сделали капитальный ремонт станков, оценили весь парк оборудования.

Сегодня завод локализован, как по пространству, так и по энергетике. Проложены новые кабели и теплотрассы. Да и люди теперь работают в нормальных человеческих условиях, не как два года назад, когда при -30 градусов народ продолжал лить металл.

Все попытки конверсии, начатые в 90-е годы, давно свернуты. Завод работает по своему природному профилю, как завод тяжелого машиностроения. Он выпускает практически всю ту же продукцию, которую выпускал всегда. А так как зачастую заводу приходится изготавливать уникальное единичное оборудование, на предприятии трудится сто конструкторов, которые в постоянном режиме придумывают новые продукты и осуществляют авторский надзор за существующими.

Драга - это совершенно эксклюзивный агрегат. Маленькая драга, выполненная для одной белгородской компании, весила всего 180 тонн. Этот уникальный агрегат - мечта многих золотодобытчиков. Она небольшая, ее можно за две недели собрать в полевых условиях, перевезти и смонтировать на новом месте. Сейчас эта драга находится в Забайкалье.

Алмазодобывающая драга, которая была изготовлена ИЗТМ для компании АЛРОСА в 2004 году, строилась два года. Она весит почти две тысячи тонн, ее высота составляет 27 метров, то есть это 9-этажный дом. Вся эта конструкция плавает в воде, имеет глубину черпания 12-15 метров. Это самодостаточный механизм, который работает, как завод - плавучий корабль, начиненный оборудованием, в котором постоянно трудится полтора десятка человек.

- Мы гордимся, когда делаем даже одну драгу за несколько лет, - говорит Олег Олегович. - Это скорее имиджевый продукт, чем продукт, который приносит деньги. Драга, которая была продана белгородской компании, стоила около миллиона долларов. При общем выпуске в 20 миллионов долларов это лишь пять процентов. То есть производство драг не влияет на жизнеспособность завода. Драги - это просто внутренняя гордость: мы собрали законченный завод, он плавает, он добывает золото.

Помимо драг ИЗТМ изготавливает для золотодобытчиков промывочные комплексы "Ромашка". Патент на это изобретение имеет один из сотрудников предприятия, и он получает определенные проценты (роялти). На сегодняшний день завод произвел 28 таких машин.

Памятник Куйбышеву перенесут на территорию завода

Перенос производственных площадей предприятия практически завершен, и руководство ИЗТМ намерено теперь перенести на территорию предприятия все сохранившиеся памятники и создать аллею памяти.

Год тому назад завод обратился в администрацию Иркутска с просьбой разрешить перенести памятник Куйбышеву на территорию ИЗТМ. Администрация дала добро.

Кроме того, памятник Кирову, который стоял напротив бывшей машиносчетной, теперь лежит на складе. Его тоже необходимо отреставрировать и установить.

- Мы не знаем, как все это сделать технически. Когда пытались перенести памятник Ленину, он просто рассыпался, - говорит Марк Глухов. - Мы готовы взять памятник Куйбышеву, но нам нужен специалист, который скажет: как его брать, за какое место. Это серьезный вопрос.

На заводе и в его окрестностях когда-то было огромное количество всевозможных памятников и скульптур типа девушки с веслом. Прямо перед Куйбышевым стоял Сталин, которого, как говорят, потом утопили в Ушаковке. Второй памятник Сталину, возвышавшийся возле девятого цеха завода, был разбит на куски.

В самом хорошем состоянии сохранился лишь мемориал погибшим на фронте заводчанам. За ним ухаживали всегда. Этот мемориал вместе с памятниками Куйбышеву и Кирову в ближайшем будущем появится на аллее памяти.

На территории предприятия будет возрожден и давно утраченный Интендантский сад. Деловой центр "Иркутск-Сити", который будет строиться на 12 прилегающих к заводу гектарах, предполагает и воссоздание прообраза сада, по которому когда-то гуляла тетушка Веры Фоминой, директора музея истории ИЗТМ.

- Там на входе была табличка: "Нижним чинам и собакам вход воспрещен", - говорит Вера Михайловна. - А как будет? Поживем - увидим.

Загрузка...