Чингисхана сыграл японец

Режиссер Сергей Бодров рассказал иркутянам о съемках «Монгола»

В один из самых грандиозных проектов российского кино воплотился замысел Сергея Бодрова-старшего о детстве и юности Чингисхана. История человека, ставшего легендой, уникальная love story владыки полмира, — это время, когда еще никто не знал, что Темучжин станет великим ханом всех монголов. На прошлой неделе режиссер-постановщик и автор сценария фильма «Монгол» Сергей Бодров и главный художник картины Даши Намдаков посетили Иркутск, где встретились с журналистами и зрителями.

Сергей Бодров собирал информацию о Чингисхане по всему миру, но остановил свой выбор на взглядах русского историка-этнографа Льва Гумилева, который был влюблен в Азию и не уставал справедливо подчеркивать, что Россия не только воевала, но и союзничала и жила во взаимовыгодном симбиозе с татаро-монголами.

— Личность Чингисхана неоднозначна, и интересно в ней разбираться, особенно в периоде, с которого мы начали, — детство и юность. Иногда меня спрашивают, кто заказал эту картину. До сих пор существует мысль в нашем сознании, что все делается по заказу. Но мы свободные люди, делаем то, что хотим, что нам интересно. Есть интерес к Востоку. Я считаю, что за Востоком будущее, — так пояснил свой интерес к Чингисхану Сергей Бодров.

— Как вам кажется, у вашего фильма голливудский формат?

— У него мировой формат, мы работаем в мире. Работать для одной страны — это неправильно, мы ощущаем себя свободно, наши картины интересны во многих странах.

— Состоялся ли показ фильма в Монголии, какова была реакция зрителей?

— Как известно, у монголов была очень болезненная реакция на первые варианты сценария. Надо понимать, кем является для монголов Чингисхан, — живым человеком, который до сих пор оказывает огромное влияние на жизнь каждого монгола. С нами на картине работало большое количество монголов — все дети в фильме, главная героиня, некоторые актеры, консультанты. Когда мы снимали боевые сцены, монголы рассказывали об этом так, как будто они вчера вернулись с поля боя. Точно так же с нами работали замечательные музыканты из Монголии. И вот этим всем людям, которые с нами были два года, картина нравится, она им близка. Это для меня много значит. Монголия сегодня очень политизированная страна. После съемок мы с Даши Намдаковым встречались с ее президентом — он нормальный, интеллигентный человек, выпускник Литературного института в Москве, прекрасно владеет русским языком. Он понял наши намерения. Но то, что в Монголии будет неоднозначное отношение к картине, абсолютно естественно.

— Экономически картина себя оправдала?

— Картина дорогая. И стоит больше, чем на нее потрачено. Часть людей работала за меньшую сумму, чем положено, часть бесплатно. Честно скажу: мы не могли заплатить Даши Намдакову тех денег, которых он заслуживает. По экономическим показателям она идет сейчас в России лучше, чем мы предполагали. На втором месте после американского блокбастера «Обитель зла». В следующем году она небывалыми тиражами будет идти в мировом прокате. Уже сейчас картину купили 25 стран, продолжается заключение сделок, и мы ждем хороших результатов.

— Когда вы планируете приступить к работе над второй частью картины?

— Сначала я назвал фильм «Монгол. Часть I» в шутку. Но иногда шутки становятся серьезными вещами. Прокатчики постоянно спрашивали: «А когда будет вторая часть?» Честно говоря, мы хотим дождаться итогов мирового проката, но уже сейчас начинаем задумываться о том, что можно сделать.

— Предполагается ли какая-то литературная версия фильма «Монгол»?

— Скорее всего, да. Есть заказ от зарубежных издателей, и в России, думаю, выйдет.

Главный художник картины — друг режиссера Сергея Бодрова, известный скульптор Даши Намдаков. Его участие в проекте уникально: он не является профессиональным художником кино, но его особенный взгляд на эпоху был необходим группе.

— Занимаясь этим проектом, знакомясь с новыми интересными людьми, я получил массу удовольствия, — рассказывает Даши Намдаков. — Мы объездили много стран в поисках актеров, каких-то видов. Я отвечал за художественную часть, и у нас была очень большая многонациональная команда художников-профессионалов. Сложности заключались в разных взглядах на эпоху Чингисхана, в отсутствии источников литературы о костюмах того времени. Многие вещи делались интуитивно. Я много раз смотрел фильм и остался доволен работой художников.

У создателей киноленты скопилось много неотложных дел. Поэтому в Иркутске они провели всего один день. Помимо запланированных встреч съездили на Байкал и вечером улетели в Москву. Кстати, Сергей Бодров уже посещал наш город, правда 30 лет назад. И режиссер очень хочет приехать сюда еще раз, уже просто на отдых.

Метки:
baikalpress_id:  19 158