Иркутянин хочет судиться с хосписом

Иркутянин Юрий Рогачев, три месяца проведший в хосписе больницы № 7, хочет судиться с руководством лечебного учреждения, а также обратиться с заявлением в милицию. Он и его жена утверждают, что администрация учреждения взяла деньги за то, чтобы найти Рогачеву место в хосписе. А на протяжении трех месяцев практически вся пенсия больного уходила в больницу — и это при том, что необходимые медикаменты и предметы первой необходимости ему привозили из дома.

Этот гражданский порыв у Юрия Рогачева возник после того, как по телевизору показали сюжет о том, что на директора хосписа и его заместителя завели уголовные дела. Родственники одной из пациенток обратились в милицию. По факту вымогательства взятки ГУВД Иркутской области было возбуждено сначала одно, а следом еще дела. Два — на главврача Александра Бессонова, одно — на его заместителя Елену Шаманскую.

Юрий Рогачев сообщил, что хотел бы присоединиться к заявителям. Нам он рассказал о своем пребывании в хосписе, куда попал с последствиями страшной травмы на дороге. Он возвращался с работы, и на Байкальском тракте его сбила машина. 20 дней он провел в коме, но выжил и с тех пор скитается по больницам, залечивая переломы. После того как Юрий Рогачев был выписан, с ним случился травматический шок.

— 20 декабря плохо с головой стало. В таком состоянии только в психбольницу или в хоспис берут. Но в психбольницу я ни за что не хотел. Поэтому жена поехала в хоспис.

— Мне сказали, что нет мест. Я сказала, что могу заплатить. Место сразу же нашлось. Я мужа собрала, в конверт положила три тысячи — это все, что было... — объясняет его жена, пенсионерка.

За три тысячи для больного нашли место. Но когда он начал приходить в сознание, понял, что его стремление избежать жестких условий психбольницы ни к чему не привело.

— Я помню, что очнулся, а руки у меня не двигаются, посинели все — привязаны к решетке кровати. Попросил отвязать: мол, даже милиция больше двух часов руки скованными не держит, — вспоминает Рогачев.

Он рассказывает, что держать людей привязанными — в хосписе нормальная практика: мол, так они никому не мешают. Утверждает, что в основном там находятся больные, которые плохо соображают и не могут протестовать. Чтобы меньше ухаживать за неразумным контингентом, их колют снотворным, поэтому они много спят. Кормят их плохо, многим дают только суп. Так, говорит Рогачев, больные меньше пачкают памперсы.

Жена его говорит, что ей велели покупать и лекарства, и памперсы, и другие средства гигиены на свои деньги и привозить. Но пенсию больница забирала почти всю: из пяти тысяч оставляла одну.

— 75 процентов забирали. А тех, кто с такими условиями был не согласен, просто отправляли домой. А ведь в хоспис помещают или умирающих, или тех, за кем ходить некому. И все здесь лежачие. Последнее, как говорят, пристанище.

Сегодня Юрий Рогачев, инвалид первой группы, передвигается с большим трудом. Но, несмотря на это, хочет встретиться с сотрудниками правоохранительных органов и написать заявление.

Метки:
baikalpress_id:  19 115