Агломерация, Вавилонская башня и немного личного

Очередная прямая линия состоялась в редакции газеты «СМ Номер один» в минувшую пятницу

7 сентября на вопросы читателей отвечал Алексей Козьмин, депутат Законодательного собрания Иркутской области. Учитывая то, что Алексей Павлович работает в комитете по собственности и экономической политике ЗС, а также возглавляет Фонд регионального развития Иркутской области, главная задача которого — подготовка агломерации, мы ожидали большое число телефонных звонков. И не ошиблись.

«Мне стыдно за наш аэропорт»

— Здравствуйте, меня зовут Светлана. У меня такой вопрос: будет ли у нас все-таки когда-нибудь новый аэропорт и что творится со старым? Его будут в конце концов запускать или он так и останется недоделанным?

— Вопрос, что называется, в тему. Буквально час назад (в пятницу днем. — Прим. ред.) закончилось совещание в администрации области, и я на нем присутствовал. Там рассматривались оба вопроса: и по реконструкции старого, и по строительству нового аэропорта. Что же касается реконструкции старого аэропорта — я человек, который часто летает, и мне стыдно, что наш аэропорт в таком состоянии. Проблема в том, что реконструкция аэропорта была начата без разрешений, без документации. Не было даже проекта. И деньги тратились на это незаконно, потому что аэропорт — это федеральное предприятие...

— Так из-за этого случился весь сыр-бор с Куликовым (Алексей Куликов, бывший директор ФГУП «Аэропорт Иркутск», был отстранен от этой должности решением Росавиации. — Прим. ред.)?

— В том числе. Теперь в аэропорту новый директор, он с ситуацией разобрался и сегодня докладывал об этом на совещании. К концу октября должна быть готова проектно-сметная документация на реконструкцию аэропорта. Сейчас рассматривается возможность привлечения частного инвестора и, по оценкам директора аэропорта, до конца июля следующего года планируется завершить реконструкцию. Но самая большая проблема — это реконструкция зала прилета и багажного отделения. То, что сейчас там имеет место, — это, мягко говоря, не очень хорошо. Я в Иркутском аэропорту работал в 90—91 годах, и вот эта вертушка, которая багаж выдает, работала еще в то время. Багажное отделение планируется модернизировать в течение одного-двух месяцев.

— И вы в это верите?

— Думаю, да. По итогам этого совещания, о котором я уже говорил, губернатор Александр Георгиевич Тишанин был вынужден уволить одного из своих сотрудников, из-за того что он ничего не делал по реконструкции старого аэропорта (имеется в виду публичное увольнение директора областного департамента жилищной политики, коммунальной инфраструктуры, транспорта и связи Иосифа Рафаэляна, случившееся в пятницу прямо на градостроительном совете. — Прим. ред.). Теперь, с учетом принятых мер, процесс пойдет быстрее и у нас будет нормальный аэропорт.

Теперь ситуация по новому аэропорту. Процесс обоснования инвестиций, который идет сейчас за счет областного бюджета, должен быть завершен к середине следующего года. И сразу же начнется проектирование аэропорта. На это заложены средства уже в федеральном бюджете, и, видимо, еще будут привлекаться дополнительные источники. Проектирование аэропорта должно закончиться к середине 2009 года, а в 2010 году планируются начать строительные работы. Участок под новый аэропорт выбран и зарезервирован — это Ангарский район, падь Ключевая.

— Спасибо, Алексей Павлович, за исчерпывающий ответ.

Как удержать молодежь?

— Здравствуйте, вас беспокоит Татьяна Семеновна Кожевникова из поселка Марково. Скажите, а Марково входит в агломерацию?

— Да, Татьяна Семеновна, входит.

— Тогда у меня такая идея по этому поводу: Вавилонскую башню надо создать возле Марково. У нас здесь есть одна гора. В детстве мне говорили, что с нее Байкал видно. Вот там и построить башню. Потом — ресторан «Седьмое небо», зал для боулинга, бильярд, сауну и прочее. Внизу можно сделать поле для гольфа, конюшни, чтобы здесь ездили только на колясках. Замок можно построить, в горе ресторан сделать в древнегреческом стиле, фуникулер на гору. Вот такой у меня проект.

— Интересное предложение, Татьяна Семеновна. Я на той горе не был, но готов сам все посмотреть. Если вы оставите координаты, то я обязательно приеду.

— Здравствуйте, меня зовут Ирина. Вот вы выступаете за создание города-миллионника. А молодежь тем временем убегает из Иркутска. Кто в миллионнике жить-то будет?

— Согласен с вами, что молодежь убегает. Я иногда читаю лекции студентам и почти всегда задаю им вопрос: «Кто бы хотел уехать из Иркутска? Поднимите руки». И большинство поднимают руки. На это, на мой взгляд, есть две основные причины. Первая: в большинстве своем здесь невозможно сделать хорошую карьеру — нет перспектив. Второе: город неудобен для жизни. Здесь некуда сходить, чтобы это было приемлемо не только для золотой молодежи, но и для всех слоев. Город при этом небезопасный. Как только молодой человек — житель города Иркутска — попадает в Красноярск, Новосибирск или Томск, то ему сразу хочется жить в других городах. Пока он не выезжает из Иркутска, он с этой ситуацией мирится. Поэтому главная задача — сделать город удобным, красивым, безопасным. По поводу карьеры: регион развивается, сюда заходит много крупных компаний. Думаю, что этот вопрос решится в течение нескольких лет.

— Скажите, а вы женаты?

— Да, женат.

— И дети есть?

— Да, двое детей. Старшая в этом году поступила в Томский государственный университет.

— Ну вот видите — не в иркутский, а в томский.

— Здесь специальности такой нет, которую она хотела получить, — международные отношения.

Будут ли дороги платными?

— Здравствуйте, вас беспокоят жители микрорайона Университетского. Сейчас в нашем районе большой наплыв студентов. И при этом нет ни одного муниципального автобуса — одни маршрутки. Утром приходится стоять минут по сорок — выстраиваются километровые очереди. Хорошо, у нас люди цивилизованные — не давятся, а соблюдают очередь. Можете вы нам как-то помочь?

— Безусловно, совершенно неправильно, что муниципальные автобусы к вам не ходят. К сожалению, решение этой проблемы не находится в моих прямых полномочиях. Но я, как депутат Законодательного собрания, обращусь к мэру города Иркутска. Решить ваш вопрос в его компетенции, но гарантировать вам ничего не могу, потому что решение он будет принимать сам.

— Спасибо за помощь. У меня к вам еще один вопрос. Правда ли, что по новому Ангарскому мосту проезд будет платным? И как это скажется на стоимости проезда на автобусах и маршрутках?

— Я о такой информации слышал, но не более чем на уровне слухов. Пока никаких решений по платному проезду не принималось, и я почти уверен, что приниматься не будет. Хотя это муниципальная дорога, и решение о том, платная она будет или нет, принимает опять же мэрия города Иркутска.

Тулунское стекло и свирский мышьяк

— Добрый день, Алексей Павлович. Черемхово беспокоит. Олег Никонов, журналист газеты «Черемховские новости». С 1 января 2006 года на территории Иркутской области было создано два муниципальных образования: город Черемхово и город Свирск. До настоящего времени имущественные обязательства Черемховского муниципального образования должным образом между городами Черемхово и Свирск не разграничены, отсутствуют разделительные и передаточные акты, утвержденные субъектом РФ. Когда Законодательное собрание планирует принять этот документ?

— На сегодняшний день уже принят закон об определении имущества Черемхово и Свирска. Принят по той информации, которая была дана муниципальными образованиями. В него вошло то имущество, на которое были документы на момент выхода закона. Когда будут готовы другие дополнительные документы от администрации городов, мы этот закон дополним. На сегодняшний день он принят в неполном виде.

— Здравствуйте, это Анна Котельникова из Тулуна. Наш город депрессивный, множество предприятий закрыты. Если с гидролизным заводом что-то хотя бы пытаются решить, то насчет стекольного ничего не понятно. Какая судьба ждет это предприятие? Сейчас он в законсервированном состоянии, а ведь у нас есть богатые месторождения песков...

— Детально с состоянием дел на Тулунском стекольном заводе я незнаком, но знаю, что оборудование, которое там находится, не соответствует тем требованиям, которые сейчас выдвигаются подобному производству. Тулунский стекольный выпускал в основном листовое стекло. Сейчас приоритет отдается производству стеклопакетов. Поэтому, наверное, проще построить новый завод, который будет производить стеклопакеты и оконные конструкции. У нас в Иркутской области такое производство, если не ошибаюсь, будет запущено в Ангарске, но для вашего месторождения можно поискать инвесторов. Давайте я все-таки уточню ситуацию по Тулунскому стекольному заводу, и мы через газету отправим вам ответ.

Если говорить в целом по Тулуну, то мы постоянно обсуждаем, что нам с этим городом делать. Он находится посередине между Иркутском и Братском и не попадает ни в северный промышленный узел, который мы планируем делать на базе Братска, ни в агломерацию, которая образуется на юге. Была идея сделать в Тулуне достаточно большую ГРЭС — электростанцию, которая работала бы на угле на базе Тулунского разреза, но энергетики пока в план ее не поставили.

— Здравствуйте, из Свирска вас беспокоят. Скажите, с нашим мышьяковым заводом какая ситуация (имеется в виду Ангарский металлургический завод по выпуску мышьяка, работавший в Свирске с 1934-го по 1949 год. — Прим. ред.)? Какие инициативы прорабатываются? Будет рассматриваться вопрос в правительстве?

— Вопрос этот озвучивался губернатором Иркутской области в докладе Правительству РФ 10 мая. По итогам доклада было принято протокольное решение правительства, в котором было поручено Министерству по чрезвычайным ситуациям, Министерству природных ресурсов подготовить включение ликвидации отвалов мышьякового завода и оборудования в программу, которая будет финансироваться из федерального бюджета. По расчетам, которые были сделаны, ни город, ни даже область не потянет только за счет своих средств ликвидацию этих отходов. А поскольку завод закрылся в 49-м году, то это наследие Советского Союза, соответственно проблема должна решаться на федеральном уровне. Сейчас готовится документация, и, когда у меня появится более определенная информация, я жителей Свирска проинформирую — через «СМ Номер один» и свирскую газету.

P.S. Некоторые вопросы, которые обсуждались на прямой линии, остались за кадром этой публикации — газетная площадь не позволяет. Однако мы надеемся, что все звонившие остались удовлетворены ответами Алексея Козьмина. Наше общение с депутатом на страницах газеты продолжится, как только будет готова информация о судьбе Тулунского стекольного завода и бывшего мышьякового в Свирске.

Метки:
baikalpress_id:  8 079