На Ангаре сгорел буксир

Его не стали тушить, чтобы предотвратить экологическую катастрофу

На Ангаре, недалеко от села Усть-Балей Иркутского района, на воде сгорел буксир «Железнодорожник», принадлежавший Восточно-Сибирскому речному пароходству. Когда произошло возгорание, буксир тянул пустую баржу. Экипаж в течение трех часов пытался потушить судно. В итоге его пришлось затопить. От огромных температур покорежился металл

Очевидцы говорили, что никогда не видели, чтобы огонь полыхал с такой силой, тем более на реке. По разным данным, на судне было от 5 до 15 тонн топлива, что и позволило судну гореть в течение суток. Днем во вторник основной огонь был потушен, но рубка еще продолжала тлеть.

Очевидцами происшествия были спасатели из аварийно-спасательной службы Иркутской области. Группа спасателей была отправлена на место происшествия, чтобы не допустить разлива нефтепродуктов. На месте они установили хронологию события.

Пожар начался в час дня. До четырех часов экипаж пытался потушить пожар самостоятельно. В четыре часа дня, поняв, что своими силами справиться не могут, речники дали информацию в пароходство и попросили подмогу.

Баржу они отвели в сторону, сами отошли к берегу и встали на якорь. Всю ночь баржа горела. Огонь был очень сильный. Металл, что называется, «пошел», был искорежен огнем. Даже шлюпка, которая висела на шлюпбалках, то есть в некотором отдалении от корпуса буксира, стала под действием температуры плоской. По словам одного из очевидцев, пламя стояло на десять метров в высоту. Вблизи находиться было нельзя — горящее масло доходит до диких температур.

Потом экипаж принял решение затопить буксир. Что и было сделано. Корма ушла под воду, нос оказался в 15 см от поверхности воды. Глубина же в том месте около трех метров. По версии, которую нам удалось услышать непосредственно на берегу в Усть-Балее, экипаж попытался выбросить горящее судно на берег, чтобы нанести меньше ущерба реке.

Команду «Железногорска» эвакуировал на берег подошедший на помощь теплоход «Соболь». Рулевого-моториста с ожогами спины и плеч доставили в одну из больниц Ангарска. Его здоровье вне опасности.

Нефтепродуктов вытекло немного

— Мы приехали, когда все было уже закончено. Все топливо, которое не выгорело, когда буксир был на плаву, выливалось потихонечку и горело на поверхности воды. Там же стоял катер речного пароходства. Тушить огонь не стали. Потому что смысла не было. Это даже хорошо, что все выгорело: чем больше сгорит, тем меньше останется в реке, меньше ущерба природе. У нас было оборудование, для того чтобы собрать нефтепродукты, предотвратить утечку и распространение. Но нефтяная пленочка была тоненькой, мы даже ее собрать не смогли — оборудование не позволяет такое малое количество собирать. Можно сказать, что глобальной утечки не произошло, — рассказывает заместитель начальника аварийно-спасательной службы Владимир Самочко.

Топливо выгорало достаточно долго. Масляный бак выгорел, когда еще буксир был на плаву. А потом из буксира что-то вытекало.

— Что там вытекало, трудно сказать. Вытекало, накапливалось, поднимало — вспышка, все прогорало, — уточняет Владимир Михайлович.

Потом подвезли абсорбент, которым обработали воду вокруг буксира, чтобы собрать недогоревшие нефтепродукты. Андрей Цуканов, исполнительный директор Восточно-Сибирского речного пароходства, еще во вторник заявил, что угрозы экологии нет.

Ведущий специалист рыбнадзора Антон Сороковиков подтвердил, что с буксира действительно вытекали нефтепродукты. Но объем и количество их еще не подсчитаны.

— Но то, что они есть, это однозначно. Пробы воды сданы в межведомственную ветеринарную инспекцию, где в самое ближайшее время проведут необходимые анализы. В месте, где горел буксир, обитает очень много видов рыб. И можно сказать, что условия их обитания уже нарушены.

Буксир-старичок отправят на металлолом

Во вторник началась подготовка к эвакуации сгоревшего судна. Специалистами изыскательской партии Ангарского района водных путей промеряются подходы к фарватеру, с помощью специального прибора — теодолита — делается съемка, ведется работа по подготовке эвакуации сгоревшего корабля. Восстанавливать буксир, скорее всего, не будут, эксплуатируется он с 60-х годов, уже около 50 лет, и среди причин пожара называют возраст буксира. Возможно, подвела проводка.

Для того чтобы многотонное судно могли утащить в безопасное место, следует провести массу замеров, в частности эхолотом, другими специальными приборами, потом нанести все данные на план и разработать программу эвакуации корабля. Далее при использовании водяных пушек и насосов будет откачана вода из трюмов, буксир отправится на «кладбище», а проще говоря — на металлолом.

По словам Павла Заборских, старшего техника изыскательской партии, непосредственно на месте работавшего с теодолитом и замерявшего подходы к фарватеру, это происшествие — настоящее ЧП. Прежде всего потому, что единственный подобный случай в нашем пароходстве был с пароходом «Сибирь», горевшим в 70-х годах. Теперь же многое приходится осваивать заново.

Метки:
baikalpress_id:  8 070