Меры физического воздействия к ветерану не применялись

Главному редактору еженедельной газеты "СМ Номер один" господину Елизарьеву Алексею Алексеевичу.

Уважаемый Алексей Алексеевич!

В номере 28 Вашей газеты от 19 июля 2007 года, в рубрике "Почтовый ящик № 1", было опубликовано письмо гр. Ш.В.Г. под заголовком "Я смерти не боюсь, но лучше бы убили, чем слушать подобное" и письмо его дочери о противоправных действиях сотрудников дежурной части ОВД по Куйбышевскому району г. Иркутска.

Так как в опубликованных письмах описываются применение физической силы, грубость со стороны сотрудников милиции, то руководство ОВД по Куйбышевскому району г. Иркутска незамедлительно назначило проведение служебной проверки по данному факту. В ходе которой установлено, что 08.06.2007 года в дежурную часть ОВД по Куйбышевскому району г. Иркутска поступило телефонное сообщение от оператора 02 о том, что трое неизвестных с признаками алкогольного опьянения выражаются в адрес отдыхающих нецензурной бранью и угрожают оружием, похожим на пистолеты. На место происшествия был направлен экипаж отдела вневедомственной охраны при ОВД по Куйбышевскому району г. Иркутска.

В ходе отработки района происшествия были задержаны трое граждан, каждый из них имел при себе оружие неустановленного образца, которое было изъято. При посадке в служебный автомобиль они оказывали активное неповиновение, выкрикивали угрозы и нецензурно выражались в адрес сотрудников милиции. К гр. Ш.В.Г. была применена физическая сила, т. к. на неоднократные требования сотрудников ОВО прекратить неповиновение он не реагировал. (Согласно Закону РФ "О милиции", ст. 13, сотрудники милиции имеют право применить физическую силу, в том числе и боевые приемы борьбы, для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если устные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию функций.) Граждане были доставлены в отдел милиции. Заявительница опознала правонарушителей, их личности были установлены. Ш.В.Г. и двое несовершеннолетних продолжали угрожать и нецензурно выражаться в адрес сотрудников милиции.

Экспертизой было установлено, что оружие пневматическое, пригодное к применению. Из объяснения Ш.В.Г. - разрешения на оружие нет. На Ш. был составлен протокол об административном задержании по ст. 20.21 КОАП РФ ("Нахождение в общественном месте в стадии алкогольного опьянения, нарушение общественного порядка и спокойствия граждан"). Освидетельствование гр. Ш.В.Г. на предмет алкогольного опьянения дало положительный результат.

Заявительница объяснила, что 8 июня она с семьей, детьми и друзьями отдыхала на берегу реки Ушаковки, когда к ним подошел гражданин лет 55 с подростком на вид 14-16 лет. Спросили, не видели ли они собаку. Они ответили, что собака побежала дальше по берегу. Но мужчина начал кричать, угрожать убийством.

Через 5 минут вернулся подросток с еще одним подростком такого же возраста, в руках у них были пистолеты. Пистолеты они направили на отдыхающих и сказали, что перестреляют их, если они отсюда не уйдут. Подошел их дедушка, встал рядом с ними, вытащил пистолет из куртки и тоже направил его на отдыхающих. Их было трое, все с пистолетами и все в нетрезвом состоянии. Угрозу физической расправы все восприняли реально. Один из подростков повторил, что дают только час на то, чтобы все уехали. После чего отдыхающие сразу сообщили в милицию.

Опрошенные в ходе проверки сотрудники дежурной части пояснили, что несовершеннолетние были переданы под расписку родителям. Гр. Ш. в камеру административного заключения не помешался, в дежурной части не находился, физической силы к нему не применялось. Вел себя неадекватно, обвинял сотрудников милиции в том, что они у него украли ноутбук и удочки, угрожал расправой со стороны родственников, т. к. они имеют отношение к МВД. Таким образом, доводы Ш.В.Г., указанные в письме, размещенном в газете "СМ Номер один", в ходе проведенной проверки своего подтверждения не нашли и опровергаются объяснениями сотрудников милиции, а также проведенными проверками прокуратуры и отделом вневедомственной охраны, согласно которым во время нахождения Ш. в ОВД физическая сила в отношении него никем не применялась.

Данные объяснения согласуются с объяснениями других лиц и материалами проверки, в частности с протоколом медицинского освидетельствования Ш. на состояние алкогольного опьянения, согласно которому при его доставлении в ИОПНД он находился в неопрятном виде, грязной одежде, видимых физических повреждений не имел, что свидетельствует о том, что если бы его действительно избивали сотрудники милиции, являющиеся физически крепкими мужчинами, на протяжении нескольких часов, как он указывает, то у него были бы обнаружены и зафиксированы множественные телесные повреждения.

Кроме того, некоторые факты, изложенные в письме, противоречат другим фактам и вызывают сомнения. Так, он указывает, что на протяжении нескольких часов он находился в отделе милиции в положении лицом к стене и периодически к нему подходил сотрудник милиции и наносил удары по различным частям тела, при этом другие сотрудники милиции не пытались пресечь его действия. Хотя в помещение дежурной части его не заводили, он все время находился в фойе, вместе с другими посетителями, и протокол на него заполнялся там же.

Он уверяет, что сотрудники милиции задержали его и доставили в ОВД, не объяснив причины, но в административном протоколе стоит его подпись о том, что он ознакомлен со статьей КоАП РФ, по которой его задержали. В травмпункт № 3 г. Иркутска он обратился только 10.06.2007 года, т.е. через значительный промежуток времени, что свидетельствует о том, что данные повреждения могли быть получены им в другом месте и при других обстоятельствах. В связи с этим событие какого-либо преступления по жалобе Ш.В.Г. о применении в отношении него физической силы сотрудниками милиции в ходе проверки не установлено.

Метки:
baikalpress_id:  7 753