Избиение двадцати экологов под Ангарском

Месть политических противников или банальное хулиганство?

21 июля около пяти утра в лесу возле Еловского водохранилища в палаточном экологическом лагере, участники которого выступают против строительства Международного центра обогащения урана, произошло жуткое побоище. Неизвестные в масках, вооруженные палками и прутами арматуры, напали на спящих в палатках активистов из Москвы, Перми, Тюмени, Находки, Владивостока, Ангарска, Иркутска.

Один убит, восемь ранено

В ту ночь у костра сидели трое дежурных. Участникам лагеря уже высказывались угрозы, поэтому было принято решение об охране лагеря собственными силами. Однако дежурные ничего не смогли сделать, когда около 10-15 (во всяком случае такую цифру называют те, кто ночевал в лагере в ту ночь) нападавших неожиданно появились из леса со стороны пляжа.

Больше всего досталось тем, кто сидел у костра. Избив дежурных, отморозки кинулись к палаткам и стали лупить по ним. Тем, кто выбрался наружу, не поздоровилось, тем, кто остался внутри, повезло чуть больше - спасли толстые спальные мешки и полиуретановые коврики. Нападавшие выкрикивали нацистские лозунги.

Побоище продолжалось минут десять. Затем незваные гости побросали в костер арматуру - как предполагают пострадавшие, чтобы скрыть отпечатки пальцев, - прихватили с собою несколько рюкзаков и убежали в сторону близлежащего поселка Новый-4.

Экологи вызвали скорую и милицию. Девятерых пострадавших пришлось везти в больницу. Один из них, 26-летний житель Находки Илья Бородаенко, в больнице скончался. Еще двое получили серьезные травмы. У москвички Марины Поповой оказалась проломленной голова, сломана рука. Еще один эколог - Юрий Мишуткин из Владивостока - был прооперирован и находится в реанимации. Остальные уже отпущены из больницы.

В понедельник участники лагеря устроили памятные мероприятия: на месте лагеря - поминки по Илье Бородаенко, на площади возле кинотеатра "Родина" - пикет памяти Ильи.

Вероятно, они не покинут Ангарск в ближайшее время. Несмотря на разгром лагеря и жестокое нападение, они останутся. Только, возможно, устроят свой лагерь в другом месте. Мы встречались с ними в понедельник, 23 июля. К этому времени милиция еще не вернула пострадавшим их вещи, которые были изъяты (включая палатки). Поэтому участники акции вынуждены были ночевать по знакомым в Ангарске.

Лагерь был политическим?

Первый момент, на котором после трагедии сосредоточилось внимание прессы и милиции: был ли лагерь политическим? В комментариях для прессы милицейские чины обязательно упоминали о том, что активисты настроены именно политически. Более того, звучали обвинения в том, что под экологическим знаменем анархисты хотели провести в лагере очередной съезд. Об этом, в частности, заявил исполняющий обязанности начальника ГУВД по Иркутской области Владимир Шкурко.

- Среди участников - "Хранители радуги", организация "Автономное действие", а также те, кто просто хочет поддержать протест, - независимые экологи, - объясняет анархо-эколог Рустам из Тюмени. - Но лагерь ни в коем случае не был политическим. Каждый его участник имеет какие-то личные убеждения, приверженность той или иной политической концепции. Но цель была конкретно экологической: выразить протест против строительства Международного ядерного центра в Ангарске - и ничего больше.

"Хранителей радуги" еще называют "черными экологами" - за радикальность. Это международное социально-экологическое движение, которое борется против всякой дискриминации и, по большей части, против попрания экологических прав граждан.

Они не зарегистрированы официально. Их называют также экоанархистами - по идеологической основе движения. "Хранители" сотрудничают с большинством зеленых (по идеологическим соображениям не сотрудничают с буржуазным "Гринписом"), принимают активное участие в экологических протестах, используя радикальные методы вплоть до захвата стройплощадок и поломки техники на неблагополучных объектах. Излюбленная форма экологического протеста - лагеря вблизи объектов, особенно если им кажется, что население региона недостаточно активно. Как раз такой лагерь и был разбит в лесу возле Еловского водохранилища.

Организация "Автономное действие", представители которой есть в Иркутске и в Ангарске, - анархо-коммунистическое объединение. У них, естественно, существует обширная политическая программа, которую они предлагают в качестве платформы для устроения счастливого общества. Представители движения активно участвуют в том числе и в экологическом движении. В нашем случае они стали участниками именно экологического лагеря.

- У кого-то из ангарчан появилась идея устроить лагерь. Такие лагеря проводятся регулярно. Два года назад, например, был в Перми. Ну, вот активисты из разных городов и съехались сюда. Это первый лагерь, который проводится за Уралом, - объясняет Рустам. (Рустам - не главный, главных в лагере нет, его просто делегировали товарищи пообщаться с прессой.)

Экологическая подоплека, фашисты или милиция недосмотрела?

И у "Хранителей радуги", и у "Автономного действия" общие противники - например, неофашисты, лозунги которых и слышали избиваемые. Причем относительно Ангарска речь идет, возможно, о бонхедах, которые дерутся на почве расовой ненависти и врагами которых являются антифашисты. Раненая Марина Попова считает, что это именно бонхеды. Все, кто был в лагере, уверены - это неофашисты, идейные, так сказать, противники.

О том, что нападение организовали где-то в кулуарах Росатома, чтобы избавиться от экологов, привлекающих ненужное внимание к строительству Международного уранового центра, речи не идет. Представители Росатома даже звонили после трагедии, предлагали помощь.

- Но мы, естественно, отказались, - заявляет Рустам.

Действительно, радикалы не могут принимать помощь от тех, против кого они борются.

Ни сами протестующие, ни милиция не предполагают участия Росатома. Пострадавшие считают, что атомщики просто бы напугали, но бить, а тем более убивать не стали бы ни в коем случае.

Мы поинтересовались у сотрудников "Байкальской экологической волны", которая в Иркутске наиболее активно выступает против строительства уранового центра, принимала ли их организация какое-либо участие в лагере. Нам ответили, что этот лагерь от них никоим образом не зависит, что они собирались проводить свой лагерь, поскольку у них другая идеология.

- Но теперь, видимо, изменим форму протеста. У нас ведь дети, старики, как можно рисковать.

Милиция, похоже, тоже недосмотрела. Хотя, казалось бы, смотрела пристально: активно интересовалась лагерем еще до нападения. Приходили в лагерь дважды. Первый раз сразу после того, как он был развернут, - маньяка какого-то искали (ориентировку на маньяка ребята потом действительно видели в УВД). Накануне побоища приходили опять - искали якобы тех, кто рисовал граффити на стенах в Ангарске. Естественно, никого не нашли. Молодые люди тогда отказались им подчиняться. Кое-кого милиция забрала для выяснения, и активисты имели беседу с сотрудниками ФСБ.

В отличие от самих протестующих правоохранительные органы вяло смотрят на сопровождающие трагедию политические мотивы и, в общем-то, придерживаются более прозаической версии - уголовной. Хотя дают по этому поводу разные комментарии: одни чины видят причину бойни в разногласиях скинхедов и анархистов, другие - в том, что местные неофашисты хотели отомстить антифашистам, замеченным в лагере. Есть версия, что четверо или пятеро нападавших проживали до этого в лагере бок о бок с будущими жертвами.

В пользу уголовной версии отчасти говорит то, что в пятницу вечером на пляжной танцплощадке была дискотека. Дискотека, естественно, сопровождалась неумеренными возлияниями. К тому же этот район хорошо известен милиции. Мы пообщались с жителями близлежащего поселка Новый-4, которые объяснили, что место тут неспокойное. То стреляют, ружья испытывают. То драки какие-то ужасные. Не так давно нагрянула в поселок целая бригада и мужиков местных избила.

Задержанные или подозреваемые?

По подозрению в разбойном нападении на лагерь на Еловском водохранилище было задержано 20 человек. 10 из них родом из Ангарска, шестеро - уроженцы Усолья-Сибирского, еще четверо из Иркутска. Правоохранительные органы сообщают, что задержанным от 16 до 22 лет, по большей части это безработные. Есть среди них и судимые - за наркотики и хранение оружия. У задержанных нашли вещи из лагеря и, как сообщают СМИ, орудия преступления (правда, по свидетельству очевидцев, палки и арматурины нападавшие побросали в лагере, возможно речь идет о масках). Обвиняются они по 111-й статье УК РФ ("Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью") и по статье 213 ("Хулиганство").

Более точной информации прокуратура, которая занимается делом о нападении на лагерь, пока не разглашает. Нам стало известно, что задерживали всех подряд, кто так или иначе мог быть причастен к произошедшему. Ведь если речь идет не о политическом нападении, а о хулиганстве, то под подозрение должны были попасть все посетители дискотеки. Но все-таки те ли это люди? Ведь пострадавшие говорят о том, что банда была готова к нападению и экипирована - маски, арматура. Не исключено, что они приехали на машинах, а может быть, живут поблизости, в Новом-4 (ночь была очень холодная, а один или двое из нападавших разгуливали в шортах). И потом, как быть с неофашистскими выкриками, которые слышали многие из потерпевших?

Как-то слабо верится, что кто-то хотел просто похулиганить или ограбить (к тому же что там было грабить?) экологов. Еще меньше верится в то, что группа нападавших составилась стихийно и так же стихийно напала на лагерь. А вот если предположить, что люди примерно одного возраста, из разных городов, собрались и вооружились специально для того, чтобы в пять утра разгромить лагерь экоанархистов, то сама собой появляется логика - идейные противники вышли на тропу войны. А идейные противники, то бишь неофашисты, в Иркутске, Ангарске, Усолье в наличии имеются.

В воскресенье должно было состояться опознание задержанных пострадавшими. Но оно по неизвестным причинам не состоялось. Насколько оно будет успешным - сказать нельзя. Народ был в суматохе и панике, большинство не успело вылезти из палаток. Тем не менее есть люди, видевшие лица преступников.

Загрузка...