Я смерти не боюсь, но лучше бы убили, чем слушать подобное

Мне 65 лет. Ветеран МВД, где прослужил 31 год после окончания Ленинградской военно-политической школы МВД СССР.

Долгие годы являлся начальником оперативно-розыскной группы, имел много успешных задержаний. Награжден правительством за безупречную службу, в т.ч. знаком "За отличную службу в МВД". В 1996 году вышел на пенсию. Инвалид II группы. В настоящее время работаю охранником отдела безопасности в фирме ООО ОПФ "Острог2. Мой объект расположен вблизи р. Ушаковки.

6 июня ко мне приехал с другом внук Евгений 16 лет от роду. Я поставил палатку на берегу реки и две ночи провел с ними. 8-го числа потерялась моя собака, стаффордширский терьер, и мы стали ее искать. Вскоре внук сообщил, что нашел людей, которые видели ее. Я направился к этим людям. У реки за столиком сидела группа из пяти очень красивых девушек и женщина лет 45. Поздоровался, отпустил комплимент девушке японской внешности. Они засмеялись - бурятка. Но очень красивая - возразил я. Они угостили меня пивом, и я пошел по указанному направлению.

Неподалеку, у автомобиля, стоял мужчина. Познакомились. Оказалось, что он тоже бывший майор. Поговорили. Неожиданно услыхал крик Женьки: "Если побьете деда, поубиваю!" Я не понял причину, но внук сказал, что женщина хотела дать распоряжение поддать мне. За что?

Мы обнаружили Раду, привязанную к дереву, рядом за столиком группа из восьми человек беседовала. Я сказал, что это моя собака. Они сказали, что купили ее у каких-то нерусских парней за 1000 рублей. Я заплатил им, и мы вернулись к палатке, в которой спал мой приятель, руководитель торговой фирмы.

Где-то через полчаса подъехал милицейский ППС, следом дама на авто. Нас обыскали, забросили в машину и привезли в Куйбышевский РОВД. Дама недолго беседовала с капитаном - дежурным по РОВД.

Меня поставили к стенке в позу Иисуса. Капитан хотел ударить меня по лицу, я отстранился, и он сломал мне очки, затем кулаком ударил меня в солнечное сплетение, я охнул, упал на колени и на короткое время потерял сознание. Услышал крик внука: "Не бейте деда!" - и внук стал звонить матери в Ангарск, говорить о происшедшем. Я кричу: "Женя, звони 02!" Капитан ударил его по голове и отобрал телефон. У меня - тоже. Внук упал. Я не видел момента, когда его ударили в грудь моей березовой тростью, но он постоянно хватался за грудь.

Попросился в туалет по большому, еле терплю. "Если нагадишь, будешь вылизывать". И продолжали бить. Я еще два раза терял сознание. Прошу скорую. Без внимания. Приехал проверяющий подполковник, я к нему насчет скорой - тишина. И молча уехал. Говорю капитану: "Вам труп нужен? Будет". - "Спишем, закопаем".

В три часа ночи меня выпроводили, показали, куда идти, вернули трость. Целый час вместо десяти минут я блуждал в ночи, пока не оказался возле лицея № 1, где охранником мой друг, тоже майор. Перепугал его. Вызвали скорую, затем еще раз. Меня колотило, давление поднялось 240 на 120. Проснувшись, отправился искать мальчишек. Всю ночь не спали четыре семьи в Иркутске и Ангарске. Моей жене и матери Женьки также вызывали скорую. У матери была истерика.

Оказывается, в час ночи мой зять, старший лейтенант авиации, за 700 рублей забрал детей, затем вещи с реки. Всем теперь требуется психиатр.

Приехав к жене, я помылся, поел и рыдал, как никогда прежде. От обиды, не от боли. До 15 часов мы давали показания лейтенанту, дознавателю с редким ныне именем Ульяна. Она сопереживала. Завела уголовное дело на внука за угрозу убийством. У него оказался при себе неисправный пневматический пистолет. Но мои внуки не пьют, не курят. Меня увезли в лабораторию на экспертизу по алкоголю, хотя я кроме кружки пива ничего не пил. При детях мне дали справку об опьянении 0,8 ед. В лабораторию меня закинул парень, который сопровождал меня. О чем-то тихо поговорил с врачом. Из лаборатории меня вышвырнули, я летел 3-3,5 метра по полу. Врачи хохотали.

Вернувшись в РОВД, я увидел свою Раду, дожидавшуюся меня на крыльце. Детей не вижу. "Где?" - спрашиваю. - "В Ангарске, у матери". - "Зачем? Мы должны быть на реке, там брошены вещи". - "А они и так там". - "Везите меня". - "Скоро будешь вместе с ними в земельке". - "Ладно, только скорее. Я смерти не боюсь, пожил достаточно, так долго в России мужики не живут". Лучше бы убили, чем слышать подобное.

Я сообщил, что у меня инвалидность, больное сердце, переломаны обе ноги в марте 2006 года, что я их коллега, майор, сейчас охранник, должен быть ночью на объекте, меня будет искать группа быстрого реагирования, просил позвонить моему начальнику. Лучше бы я этого не говорил, так как если били по почкам через 30 минут, стали бить чаще. Остальные дико хохотали, кроме майора, он был бледен. Переживал, не проронил ни слова. Я спросил, что за веселый спектакль они смотрят?

- Первый раз видим такого - не стонешь, не закрываешься руками, не просишь пощады. Точно крутой.

Метки:
baikalpress_id:  38 328