Шелеховские бомжи живут в гостинице

В службе соцзащиты термин "бомжи2 стараются не употреблять. Постояльцев социальных гостиниц стараются называть "людьми, попавшими в сложную жизненную ситуацию". Здесь они могут какое-то время пожить, пока ближайшее отделение соцзащиты не восстановит им утраченные документы, оформит инвалидность или даже устроит в дом-интернат.

Сегодня на территории Иркутской области работают всего три социальных приюта - в Черемхово, Тулуне и Шелехове. Еще два только строятся - в Иркутске и Ангарске. Шелеховский - самый маленький, в нем могут одномоментно проживать десять постояльцев.

Бомжи живут в поселке героев революции

В отделении социальной адаптации всего четыре палаты, из которых только одна женская - мужчин поступает больше. Социальная гостиница стоит в предместье Шелехова, маленьком уютном поселочке на въезде в город. Все улицы поселочка названы по фамилиям революционных героев - Щорса, Пахоменко, а сама гостиница стоит на улице Котовского.

- Вообще-то нас не совсем правильно называть социальной гостиницей, - рассказывает директор Любовь Михайлова. - Полное название нашей организации - областное государственное учреждение социального обслуживания, комплексный центр социального обслуживания населения города Шелехова и Шелеховского района. И при центре открыто отделение социальной адаптации людей без определенного места жительства. В основном у нас содержатся инвалиды и пенсионеры.

Всего в центре работает 84 человека, но собственно в отделении, где живут бомжи, только пятнадцать. Все остальные - социальные работники, которые оказывают социальные услуги гражданам пожилого возраста и инвалидам на дому. Они составляют два отделения, обслуживающих жителей Шелехова и сел Шелеховского района.

За одинокими и престарелыми ухаживают, покупают им продукты и лекарства, оказывают материальную помощь. В сельской местности социальные работники помогают заготавливать дрова и воду, работают на приусадебных участках. Сегодня центр помогает 231 семье по всему Шелеховскому району, из которых 120 проживают в самом Шелехове.

Центр открылся 2 февраля этого года. За неполных полгода в отделении успели пожить всего восемнадцать человек. Большинство этих людей нельзя назвать бомжами с большим стажем бродяжничества - они по разным причинам, чаще всего в результате мошенничества, оказались на улице, потеряли документы, пришли за помощью в городское отделение соцзащиты и по его направлению попали в центр.

В центр попадают вне зависимости от возраста. Сейчас самый молодой постоялец - 29-летний Володя Б. Его история весьма типична для обитателей этих мест. Он попал сюда в марте с обмороженными и ампутированными по колено ногами по направлению ЦРБ. О себе рассказал, что у него был свой дом в Большом Луге. Однако когда служащий центра поехал составлять акт обследования жилища, оказалось, что в дачном домике нет никаких условий для проживания, ему давно требуется капитальный ремонт. Володя обморозил ноги дома - у него не было дров, он спасался от холода в кухне, которую кое-как прогревал.

Судя по всему, однажды он спьяну заснул и проснулся уже с обморожением. Врачи потом рассказали, что ноги можно было бы спасти, если бы он вовремя обратился за помощью. Но он не стал вызывать скорую помощь - сказал потом, что у него не было медицинского полиса. Сейчас ему восстанавливают документы, а он уже написал заявление, чтобы его определили в дом-интернат - в Большой Луг он возвращаться не хочет.

Самый старый обитатель приюта - 75-летний слепой Василий Васильевич. Он попал в центр по направлению из Иркутска. Его просто выгнали из дома. История банальная - жил в гражданском браке с женщиной, у которой были двое детей от первого брака. Жена умерла, дети выросли и выставили ненужного им беспомощного старика за дверь - квартира была собственностью этой женщины, все права достались неблагодарным пасынкам.

Единственное условие - не пить и вести себя прилично

Противопоказаний для размещения в отделении социальной адаптации почти нет. Не принимают больных СПИДом, туберкулезом и венерическими заболеваниями - перед поступлением в отделение все кандидаты проходят обязательную медкомиссию. Однако в отделение берут даже людей, поступивших с сильными травмами.

Сейчас в единственной женской палате лежит 54-летняя Ирина Ж. с переломом шейки бедра. Она жила в Олхе, на даче у знакомых, помогала по хозяйству. Упала с лестницы, сломала ногу и стала не нужна хозяевам. Из больницы ее привезли в центр. Сейчас она ждет своей очереди на операцию в областной больнице. После этого ее отправят в дом-интернат, все документы для этого социальные работники уже собрали.

- Нельзя сказать, что прямая дорога от нас в дом-интернат. У нас было несколько еще физически крепких мужчин, которым мы помогали восстановить документы, они у нас отмывались-одевались и помаленьку находили себе жилье, место работы, как-то устраивались сами, - рассказала Любовь Ильинична. - А люди, страдающие от какого-то физического недуга, уже не могут сами устроиться в жизни и просят оформить их в интернаты.

В центр человек может прийти прямо с улицы, хотя в основном попадают все-таки по направлению органов соцзащиты. Люди сюда прибывают из Иркутска, больше всего почему-то из Куйбышевского и Свердловского районов, и со всего Шелеховского района. Есть один постоялец из Белоруссии. Как он попал в Иркутск - не рассказывает. Жил у знакомых на даче, потом хозяева дачу продали, и он остался без жилья. Пока бродил в поисках угла, обморозил ноги, попал в больницу, где ему ампутировали пальцы, и из стационара был направлен в отделение. Сейчас ему восстанавливают документы и белорусское гражданство. Он уже нашел себе работу на одной из шелеховских продуктовых баз, в отделении только ночует и обратно в Белоруссию не собирается.

Режим дня в отделении вольный. Категорически запрещено пить алкоголь. Курят постояльцы во внутреннем дворике. Развлечений немного - они читают, смотрят телевизор. Ходячие занимаются уборкой территории, а для души разбили собственный огородик, уже добавив в свой рацион первые огурчики и раннюю редиску; скоро появится своя картошка, капуста. За все время работы центра в нем не прижилось всего три человека, причем двоих выписали именно за систематическое употребление алкоголя.

Мужчина и женщина, живущие гражданским браком, долго ходили к директору центра Любви Михайловой еще до открытия отделения социальной адаптации, просились "на постой". Их вселили в отделение в числе первых, в разные палаты - совместное проживание в отделении запрещено. О себе они рассказывали, что у женщины есть жилье в Черемхово, но жила она с мужем у его сестры - жильем он с сестрой владел совместно. Потом сестра его убедила оформить квартиру на нее. И выставила родственника из дома. В центре им помогли найти работу, но как только парочка стала получать деньги, начались постоянные пьянки. И в апреле с ними расторгли договор и выселили из отделения.

Договор составляется с каждым обитателем центра. В нем прописываются все условия, правила проживания, обязанности обоих сторон, на какой срок взяли человека в отделение.

- Срок мы устанавливаем в зависимости от того, какая работа предстоит с этим человеком. Но обычно договор заключается на год, при необходимости он потом продлевается, - объяснила Любовь Ильинична.

Сейчас центр живет надеждой, что власти предоставят им отдельное офисное здание, и тогда количество мест для людей, попавших в сложные жизненные ситуации, будет больше.

Метки:
baikalpress_id:  19 185