Миссис Роуланд ушла в подполье

Журналисты разлучили жителя Усть-Уды с матерью, потерянной во время войны

Мы уже рассказывали о судьбе жителя Усть-Уды Георгия Котлярова. Он прожил долгую и сложную жизнь. Потеряв мать в Литве в конце войны, Котляров много скитался, работал на целине, служил на флоте на Дальнем Востоке, окончательно осел в Усть-Уде. И только в прошлом году, будучи уже пенсионером, встретил свою мать вновь. Увидел, чтобы снова потерять — теперь уже навсегда.

В Харькове с братом были на волосок от смерти

Георгий Котляров родился в городе Наманган Узбекской ССР. Донской казак по происхождению, он попал в Узбекистан после того, как его деда арестовали и расстреляли, а семью выслали. Сам он родился в 1936 году. Перед войной семья переехала в Харьков. На третий день войны отца забрали на фронт.

Георгий Георгиевич помнит, как немцы вошли в Харьков. Со старшим братом Игорем они сидели на окне и считали самолеты. Котляров до сих пор помнит, что насчитали они 340 самолетов.

Детьми они были беспокойными. Однажды с братом они перевели железнодорожную стрелу, чтобы отомстить директору асфальтобетонного завода, немцу Гансу, который занял место директора после отца. Паровоз сошел с рельсов, но их чудом не поймали.

Мать часто уезжала на заработки. Детей она оставляла у тетки отца. Но у тетки было двое своих ребятишек, и однажды она отдала братьев в детский приют. В марте 1944-го, когда шли бои за Харьков, в приют попала авиабомба. Детей в это время увели в подвал, их там завалило, и местные жители несколько дней откапывали их из-под развалин. В подвале им давали четверть огурца и кусочек хлеба в день.

Мать — в концлагерь, детей — в Польшу

Как-то мать Котлярова пошла на рынок за продуктами. Она уже и сама не помнит обстоятельств, при которых ее арестовали и увезли в Германию, в концентрационный лагерь. Там она работала переводчицей — пригодилось знание немецкого языка. В 1945 году лагерь захватили англичане. Тогда-то она и познакомилась с офицером по имени Том Роуланд. Он сделал ей предложение, и они вместе уехали в Лондон.

Когда помолвленные молодые люди приехали к матери Тома, чтобы она дала согласие на брак, Валентина не знала английского языка, а Том и его мать не владели ни русским, ни немецким, поэтому объяснялись жестами. Том был шахтером, и Валентина всегда приходила к концу смены к шахте встречать мужа. В Англии она родила двух детей, которых назвала русскими именами — Павел и Анна.

Вскоре после исчезновения матери братья попали в облаву и их отправили в Польшу батрачить — целый состав маленьких детей. Везли в скотском вагоне, на соломе. В вагоне стоял бак с питьевой водой и мешок галет. На одном перегоне поезд резко затормозил, и дверь приоткрылась — соскочила задвижка. Маленький Гошка полез смотреть, где они остановились. А вдоль состава ходил часовой. Он увидел высовывающуюся голову и резко задвинул дверь. Шрам за ухом у Гошки остался на всю жизнь.

В Польше он попал к одинокой женщине, помогал ей по хозяйству. Однажды на корм кроликам он нарвал травы с росой, отчего часть кроликов сдохла. За это его привязали к лошади, которая ходила по кругу, крутила мельничный жернов, и Гошка целый день с лошадью молол муку. Когда Польшу освободили, детей вернули в Советский Союз, и Гошка попал к двоюродному брату матери, католическому священнику, в Винницкую область, село Боблово.

Ушел от отца и дошел до Сибири

После войны отец забрал детей в новую семью. Он увез их в Болгарию, где продолжал службу. Они с Игорем жили в Софии, дети учились в местной школе. В Болгарии они прожили два года, с 1946-го по 1947-й, потом отец демобилизовался и семья вернулась в Харьков. С ними Георгий прожил несколько лет. С отцом отношения не сложились — родитель его сильно бил. Тогда он ушел из семьи, сам учился, жил на съемной квартире. Отучился три года в Харьковском техникуме тяжелого машиностроения. С братом связь потерял. В армию его забрали на Дальний Восток, а на обратном пути остался в Сибири и окончательно, навсегда осел в Усть-Уде.

В середине шестидесятых годов от одного из родственников Георгий узнал адрес матери в Лондоне. Некоторое время они переписывались. А в 1970 году связь прервалась — Георгий случайно узнал, что все копии писем лежат в КГБ. К тому времени он вступил в партию, его приняли на должность директора лесхоза, и переписку пришлось прекратить из опасения, что это помешает жизни и карьере.

В 2002 году Георгий Георгиевич узнал новый адрес матери и снова стал писать письма. А зимой прошлого года в Усть-Уду приехал корреспондент одной из московских газет, пришел в местную редакцию и поинтересовался, есть ли в райцентре люди с необычной судьбой. Георгий Георгиевич был местной достопримечательностью, поэтому журналиста сразу направили к нему. После статьи в газете судьбой Котлярова заинтересовался сам Андрей Малахов, и Георгия Георгиевича пригласили в программу «Пусть говорят».

В программу к Малахову вызвали множество родственников. Приехали его дочь, родной брат Игорь. Тогда и оказалось, что брат Игорь с 1954 года переписывался с матерью и скрывал это от брата. Он получал от матери хорошую материальную помощь и не хотел делиться. А матери писал, что Гошка алкоголик, жулик, ворует и постоянно сидит в тюрьме. На передаче «Пусть говорят» эта интрига вызвала бурю возмущения. С тех пор брат полностью прекратил общение с Георгием Георгиевичем.

Короткая встреча и последняя разлука

В Лондон, на встречу с матерью в пансионат, где она живет, журналисты привезли Георгия Георгиевича вечером. Дали поговорить, отсняли свои материалы и сказали, что пора возвращаться. Но он возмутился и настоял, чтобы им дали пообщаться вдвоем в течение всего следующего дня.

Весь следующий день они гуляли по Лондону и разговаривали, рассказывали друг другу про жизнь, проведенную в разлуке. Мать подарила сыну золотые часы, чемодан подарков жене. А после возвращения в Усть-Уду к Георгию Котлярову приехала очередная московская журналистка. Они проговорили до часу ночи, она сказала, что редакция собирается устроить еще одну встречу в Лондоне.

Однако журналисты, однажды устроившие встречу с матерью, стали невольными виновниками окончательного разрыва. 16 февраля этого года, когда его матери, Валентине Котляровой-Роуланд, исполнилось 94 года, Георгий позвонил ей, чтобы поздравить. Тогда-то она и сказала, что ее донимают звонками журналисты, она очень от этого устала и отказалась от любых контактов. Она извинилась перед сыном, но попросила больше не звонить и не писать, сказав, что переезжает в другой пансионат. Адрес она не назвала.

Загрузка...