К годовщине авиакатастрофы у родственников погибших обостряется тяжесть утраты

Едва стало известно об авиакатастрофе 9 июля, бригады психологов и психотерапевтов круглосуточно дежурили в аэропорту, в морге судебно-медицинской экспертизы, в трех гостиницах, где были размещены приехавшие на опознание родственники. Горечь утраты и психологическое напряжение были столь велики, что четырем родственникам погибших в авиакатастрофе аэробуса А-310 понадобилась госпитальная психологическая помощь.

Психологи отмечают, что после катастрофы в психоневрологический диспансер за помощью обращались и родственники погибших во время падения самолета «Руслан» в Иркутске II. Произошедшее всколыхнуло в их памяти трагедию, случившуюся девять лет назад. По словам психологов, даты и события, связанные с потерей, заставляют пережить человека те же самые эмоции, что и во время трагедии.

После авиакатастрофы А-310 люди охотнее всего обращались в городской центр психологической помощи. Обращаться в амбулаторно-психиатрические отделения больниц убитые горем родственники решались реже — отпугивало слово «психиатрический». Между тем квалифицированную помощь оказывали врачи психоневрологического диспансера Иркутской области, психиатрической больница № 1 и даже психологи УВД.

Работали врачи четко и согласованно — это отметили московские медики, прилетевшие в составе бригады психологов МЧС. «Действия служб и медиков напоминали бесперебойный механизм, — отмечали москвичи. — Мы не могли этого не оценить, на месте авиакатастрофы в других городах нам даже не могли найти перчаток. В Иркутске, заимевшем печальную репутацию «города падающих самолетов», видимо, научились достойно справляться с критическими ситуациями. Психологическая помощь оказывалась родственникам по нескольку раз на дню. Врачи беседовали с близкими погибших, давали им лекарства».

— С горем каждый человек справляется по-своему, — говорит Людмила Татаринова, заместитель главного врача по медицинской части психоневрологического диспансера Иркутской области. — Реакция у всех разная, кто-то активно ищет помощи, кто-то предпочитает остаться со своей бедой наедине. Кто-то может справиться со своим горем самостоятельно, кто-то не в состоянии пережить утрату без посторонней помощи. К каждому человек нужен индивидуальный подход.

Помощь требовалась не только родственникам пострадавших. К психологам обращались и люди, которые должны были лететь в следующие после катастрофы дни. Купившие билеты у авиакомпании «Сибирь», да и в других авиакомпаниях, панически боялись садиться в самолет, у кого-то из них панику удавалась снять, но большинство все-таки сдавали билеты и ехали поездом. Небольшую напряженность и дискомфорт люди, пользующиеся услугами авиатранспорта, ощущают и до сих пор. Недаром сегодня пассажиры авиарейсов Иркутск — Москва и Москва — Иркутск при посадке традиционно хлопают в ладоши.

Известно, что, вспоминая о дне, когда человек испытал сильную душевную боль, он словно переживает его заново, его психика получает практически равнозначный стресс, что и в тот день, когда он ощутил потерю близкого. Врачи психоневрологического диспансера предполагают, что в день годовщины авиакатастрофы аэробуса А-310, 9 июня, и последующие дни психологическая помощь может понадобиться родственникам погибших.

Метки:
baikalpress_id:  20 188