В будущее — с честной позицией

Главный федеральный инспектор Константин Зайцев — об Ангарске и ангарских проектах Росатома

— Константин Борисович, вы коренной ангарчанин. С электролизно-химическим комбинатом знакомы не понаслышке. Как вы относитесь к сегодняшним процессам, происходящим на комбинате?

— Действительно, АЭХК для меня родной. Мои родители — сейчас они на пенсии — всю жизнь проработали в системе комбината. Все мое детство связано с АЭХК. Я проводил каникулы в его пионерских лагерях, выступал на спортивных соревнованиях в его сборной — я имею в виду в те, которые проводились в системе Минатома. Естественно, я был прикреплен к его медсанчасти, да и вообще пользовался всеми благами предоставляемого им соцкультбыта. И хотя первым моим местом работы стал АНХК, я всегда был в курсе проблем не только самого предприятия, но и всей атомной отрасли.

Поэтому считаю, что сегодняшние планы Росатома по модернизации и инвестициям в АЭХК — это не только технологический прорыв в промышленности области. Здесь сработает и мультипликативный эффект для экономики всего региона. Ведь создание двух тысяч рабочих мест, принципиальный рост увеличения налогов в бюджеты всех уровней, увеличение производства приведут к наращиванию объемов в других отраслях — в той же энергетике, например. А инвестиции в два с половиной миллиарда долларов я бы назвал беспрецедентными.

— В конце июня было подписано соглашение между областью и Росатомом — впервые презентация проектов сопровождается договоренностью на таком высоком уровне. Какие положения этого документа, на ваш взгляд, являются ключевыми?

— Как я уже сказал, социально-экономическое значение предлагаемых проектов трудно переоценить. Ну а тот факт, что на подписание приехал глава федерального министерства, говорит о том, что Росатом всерьез начал реализовывать политику социальной ответственности, провозглашенную президентом страны.

Что же касается содержания соглашения, то меня очень волновал вопрос открытости и расширения информационного поля вокруг международного центра и АЭХК. Честно говоря, информации практически не было, что меня очень беспокоило. Ведь еще в марте с АЭХК был снят гриф секретности. А при отсутствии внятного разъяснения, что же именно происходит в Ангарске, рождаются многие нелепые слухи и домыслы. В результате люди запуганы страшилками, которые рождает необузданная фантазия радикально настроенных зеленых.

Поэтому считаю очень важным моментом, что в соглашении есть пункт о реализации образовательных и просветительских программ по вопросам атомной энергетики, причем не только для школьников, но и для вполне взрослых людей. Еще одно из конструктивных направлений соглашения — ориентация на нормальный диалог с общественностью, открытость результатов экологических экспертиз, проведение общественных слушаний. Это поможет людям выработать собственную позицию, отличить реально существующие проблемы от надуманных.

— То есть вы считаете, что тема экологических рисков на АЭХК нагнетается искусственно?

— Любой производственник знает, что риски есть на любом предприятии, даже по производству колготок. Мне в свое время, когда я был депутатом Госдумы, приходилось много общаться с зелеными. Я задавал им вопрос, знают ли они, что стиральный порошок до конца не разлагается в воде. А если знают, то чем они стирают рубашки, трусы и так далее? Может быть, золой? Почему же они так непоследовательны: пользуются, например, автомобилями, от которых выхлопы в атмосферу порой превосходят выбросы промышленных предприятий? Собственно, на эти вопросы у них нет ответов.

Конкретно об АЭХК. Его вклад в загрязнение Ангарска, по сравнению с той же ТЭЦ, ничтожен. После реконструкции, которая была на комбинате в 90-х годах, там установлено самое высокотехнологичное оборудование не только в стране, но и в мире. Расширение производства на комбинате важно для развития нашей атомной энергетики, которую президент назвал второй электрификацией страны. И я убежден, что при нынешнем дефиците электроэнергии, даже в нашем регионе, с его каскадом ГЭС, это абсолютно правильно. Вот посмотрите: те же западные страны, которые предоставляют гранты нашим зеленым организациям и стимулируют их активность, сами стабильно развивают атомную энергетику. Во Франции около 80% всех энергоресурсов производится на АЭС, в Германии — 32%, в Швеции — 52%.

Когда я говорю о реальных экологических проблемах и популистских лозунгах, то имею в виду ситуацию, которая была в Ангарске в конце 80-х. Помните, тогда там стояла такая хмурь от выбросов каскада предприятий химической, нефтехимической промышленности, ТЭЦ? Соседние дома в дымке не были видны. Зеленые активно требовали закрытия источников заражения, примерно как сейчас требуют закрытия АЭХК и запрета деятельности МЦОУ.

В общем, тогда так оно и получилось. Правда, не благодаря их требованиям, а в результате перестройки почти все эти заводы и фабрики позакрывались. Теперь Ангарск — один из самых чистых городов. При этом тысячи людей остались без работы, бюджет потерял миллионные налоги.

Была ли там экологическая проблема? Безусловно. Но стало ли закрытие бюджетообразующих предприятий ее решением? Тоже нет. Чистота и порядок должны быть результатом модернизации старых производств, перехода на новые технологии, замкнутые циклы. Вот это я называю конструктивным решением экологических проблем.

Именно такой политики придерживается Росатом, приступая к модернизации производства на АЭХК, которая сведет и без того ничтожные экологические риски практически на нет.

Метки:
baikalpress_id:  20 108
Загрузка...