Кириенко посетил Ангарск

На АЭХК сосредоточено 23% мировых мощностей по конверсии урана

Ангарск посетил глава Росатома Сергей Кириенко. После подписания соглашения с администрацией Иркутской области представители Росатома и Ангарского электролизного химического комбината провели встречу с общественностью, в рамках которой специалисты в очередной раз терпеливо доказывали, что деятельность АЭХК безопасна: уровень радиации прямо в цехе, где происходит обогащение урана, составляет 22 микрорентгена в час (фоновое значение), а у памятника Гоголю в Москве дозиметры показывают 60.

На АЭХК появится еще две тысячи рабочих мест

После встречи с общественностью Сергей Кириенко рассказал журналистам, что в Ангарске сейчас реализуется три проекта. Первый — это развитие АЭХК, которое предусматривает увеличение мощности разделительного производства с 2,6 до 4,2 миллиона единиц работы разделения (ЕРР).

Второй проект — это Международный центр по обогащению урана, который уже создан и ждет присоединения новых участников, после вхождения в центр Казахстана о своем желании войти в состав МЦОУ заявили Украина и Армения.

И третий проект — это совместное предприятие с Казахстаном. Россия совместно с партнерами из Казахстана будет добывать 6 тысяч тонн урана в год, и, чтобы обогатить этот объем, потребуется примерно 5 миллионов ЕРР. В этой связи мощности АЭХК к 2015 году планируется увеличить до 10 ЕРР. Таким образом, мощности возрастут более чем в четыре раза.

Объем инвестиций в создание такого предприятия составит 2,5 миллиарда рублей. При этом на разделительном производстве дополнительно будет организовано не менее 2000 рабочих мест.

Сергей Кириенко подчеркнул, что сам факт создания МЦОУ к увеличению мощностей не приводит. МЦОУ — это политический институт, организационно-правовая форма, гарантирующая любой стране мира доступ к услугам по обогащению урана. МЦОУ будет пользоваться теми мощностями, которые уже имеются на АЭХК.

— Президент решает задачу безопасного развития мира, — пояснил Сергей Кириенко. — Сегодня в условиях дефицита углеводородного сырья все большее количество стран принимает решение строить у себя атомные электростанции. Когда перед этими странами встает вопрос, как обеспечить себя топливом, они начинают создавать собственные мощности по обогащению. Например, так произошло в Иране. При этом у мирового сообщества возникло опасение: а вдруг эти мощности будут использованы не только для обеспечения работы АЭС, но и в военных целях? Поэтому наш президент решил: пусть страны, которые обладают мощностями по обогащению урана, возьмут на себя ответственность за его использование. Для реализации этой задачи мы взяли один из наших комбинатов — АЭХК, приняли беспрецедентное решение вывести его из списков особо режимных объектов и таким образом открыли доступ на комбинат иностранным гражданам. Кроме того, мы направили уведомление в МАГАТЭ о том, что ставим предприятие под гарантии Международного агентства по атомной энергии. И сейчас любая страна может купить акции МЦОУ, гарантированно получать услуги по обогащению и часть прибыли. При этом единственное, чего не сможет получить ни одна страна, так это доступа к российским технологиям.

Ангарск впереди планеты всей

Кириенко также сообщил, что Ангарский комбинат является самым современным не только в России, но и в мире. Сегодня на АЭХК сосредоточено 23 процента мировых мощностей по конверсии урана (сублиматное производство), но при этом с развитием обогатительного производства комбинат станет еще более передовым.

— Мы продаем лес и покупаем финскую бумагу. Здесь же все наоборот — у нас самые совершенные технологии, и мы перерабатываем сырье, получая конечный продукт — низкообогащенный уран, — на пальцах объяснял ситуацию Сергей Кириенко. — При этом о какой-либо экологической опасности говорить и вовсе не приходится — настолько совершенно это производство. Я посетил АЭХК и еще раз удостоверился в том, что деятельность комбината безопасна. За все 50 лет работы завода там не было зарегистрировано ни одной более-менее серьезной аварии. А вклад комбината в общий объем выбросов в Ангарске составляет всего 0,1 процента — это в 200 раз меньше, чем выбрасывает любая ТЭЦ. Никаких радиоактивных отходов в Ангарск никогда не ввозилось и не планируется. Мы принимали так называемые «хвосты», ввозимые на дообогащение из других стран, не обладающих соответствующей технологией. Гексафторид урана, который оставался после дообогащения, мы хранили, чтобы использовать потом в реакторах на быстрых нейтронах. Но подобные контракты мы решили не продлять, при этом решение было продиктовано не радиационной опасностью, а химической. Фтористый водород — довольно опасное химическое вещество.

Опасения экологов по поводу хранящихся на комбинате контейнеров с гексафторидом урана Сергей Кириенко развеял с помощью конкретных примеров: на всех комбинатах США и Франции такие контейнеры хранятся точно так же, как в Ангарске. При этом расстояние от завода по обогащению урана во Франции до Лазурного побережья составляет 100 километров. А от Ангарска до Байкала — 120.

— Лазурное побережье тоже неплохая туристическая зона, — заметил глава Росатома.

Метки:
baikalpress_id:  20 107