Осинский матрос вернулся из армии человеком-растением

Он весит 34 кг, у него нет половины языка, и он кричит при виде военных

В сентябре 2005 года житель села Русские Янгуты Осинского района, Алексей Паткин, отправился на Тихоокеанский флот проходить срочную службу. Если судить по письмам матроса, служилось ему неплохо, он никогда ни на что не жаловался, да и часть на запросы администрации присылала только положительные отзывы об Алексее. Через год из части пришло страшное сообщение: Алексей Паткин пытался покончить жизнь самоубийством и находится в тяжелом состоянии. Долгое время родственники жили в тревожном ожидании. В апреле в местной администрации раздался звонок. Мужчина, назвавшийся посредником, сообщил, что Алексея Паткина отправляют на родину.

Восемнадцатилетний Алексей отправлялся в армию с большим энтузиазмом. Его не страшили серьезные физические нагрузки, ведь он был спортсменом, увлекался физкультурой. В армию парня провожала его большая семья. Алексей рано лишился матери. Тяжелая утрата сплотила его с сестрами. Четыре сестры горячо любили брата и ценили за добрый нрав, жизнерадостность и безотказность. Перед армией Леша помогал старшей сестре — водился с ее маленьким ребенком.

Получив письмо с уведомлением, семья Паткиных отказывалась верить в случившееся. Но никто из членов семьи не смог вылететь во Владивосток — не было средств. Старшая сестра, Оксана Дворянкина, пыталась узнать о семье брата через Боханский военкомат. На запрос из воинской части пришла бумага: дескать, жив-здоров, проходит службу. О том, что их обманули, семья Паткиных поняла, не получив ответа на запросы в часть, да и от Леши не пришло ни одного письма. А потом пришло решение суда, в котором было сказано, что никто не провоцировал матроса на самоубийство.

— В первых числах июня Лешу доставили на специальном военном самолете в Иркутск, — рассказывает его мачеха Лариса Зайцева, — потом на скорой помощи привезли в Осинскую больницу. Солдата сопровождал врач, который отказался даже представиться, да и вообще был скуп на слова.

Родственники с трудом узнали сына и брата. Страшно похудевший, обездвиженный, с откушенным языком, Алексей смотрел в лица родных без каких-либо эмоций. Но лишь только он видел человека в погонах, начинал метаться и кричать, в его глазах читался беспредельный страх. Алексей 9 месяцев пролежал в военном госпитале города Фокино, из них 6 месяцев в коме. За это время он потерял 50 килограммов. Сейчас он весит как десятилетний ребенок — 34 килограмма. На теле бывшего матроса пролежни.

У Леши отсутствует большая часть языка. «Откусил его, когда пытался повеситься», — объяснил родственникам сопровождавший парня медик. Боханский военкомат купил памперсы, постельное белье, приобрел для Алексея специальную смесь.

— Но этого слишком мало, — говорит Лариса Зайцева, — одной бутылочки смеси, как вы понимаете, недостаточно. Смесь «Энергия», в которой нуждается Леша, мы покупаем сами.

Армия искалечила парня, и теперь его семья столкнулась с классической ситуацией: по сути, родственники остаются один на один со своей бедой. Срок службы Алексея закончился, поэтому в военный госпиталь его не возьмут. А между тем молодой человек нуждается в специализированной медицинской помощи. Его родные верят в то, что Лешу можно поставить на ноги. Сейчас они делают все, что в их силах. Сестра Оксана круглосуточно дежурит у его постели, Леша начал узнавать родных и пробует с их помощью сидеть.

Р.S. До сих пор не пришел в себя герой наших многочисленных публикаций — десантник Иван Петров, который лежит в Баяндаевской больнице. По официальной версии, в феврале 2006 года солдат срочной службы получил черепно-мозговую травму, отрабатывая приемы на плацу. Иван служил в улан-удэнской воинской части 55433А спецназа ВДВ в поселке Сосновый Бор. Четырнадцать месяцев длится кома Ивана. Его сестры обили пороги множества инстанций, обращались с просьбами о помощи к иркутским и московским врачам и чиновникам, но все тщетно.

Загрузка...