Посвящается «краповым беретам»

Мой нижайший поклон всем землякам-сибирякам, ковавшим славную Победу! С праздником! Остальное в моем посвящении... С уважением — полковник Е.Ю.Логинов

Ну, здравствуй, батя!

Ты видел, как воздух рябит,

Будто ручей живой?..

Я не могу уловить

Облик неясный твой.

Словно в пустыне мираж

Расплывчато, но наяву,

Я вижу тебя, отец,

Хотя я и не живу.

Не удивляйся, ведь я

Так никогда и не жил.

Ты обо мне и не знал,

А вовсе не позабыл.

Силишься разгадать —

Кто говорит с тобой?

Да я ведь не ангел, батя,

Я — сын нерожденный твой.

Так предписала судьба

Десницею жесткой своей

Не только тебе одному

Не воспитывать сыновей.

Не вынянчить, не взрастить,

Не указать им путь

И никогда не познать

Святую отцовскую суть.

Знаешь, я даже не вхож

Туда, где обрел ты покой,

Как воин, павший за Русь, —

Простой, бескорыстный герой.

И в том не моя вина

И уж не твоя тем паче.

Видно, Господь призвал

К решению единой задачи.

Но все же мы свиделись, батя...

Ты удивлен?.. Ну, что ж...

Здравствуй, отец! Не веришь?!..

Да я ж на тебя похож!

Ты ведь меня представлял

Лишь изредка, в зыбкой мечте.

Сам же с тобою я был

Рядом всегда и везде.

Помнишь: мальчишкою ты

Мучил дворовый турник?

А я, помогая тебе,

В цепкие пальцы проник.

Каждою клеткой вбирал

Силу безусый юнец.

Я ж, неродившийся, видел —

Это мужает отец!

А помнишь, ораву шпаны

В сумерках тесных подвала?..

Нам вместе с тобою тогда

Смелости недоставало.

Тогда ручейками свинцовыми

Я стек в кулаки отца,

И, нерожденный, усвоил

Что значит — стоять до конца!

Я помню: ты в юные годы

Решил офицером стать.

И вот... золотые погоны

Нежно целует мать.

И словно невидимой нитью

В узор золотого шитья

Под теплым ее дыханьем

Незримо вплетаюсь я!

Ты думал тогда о славе,

О подвигах — не о жене...

Мечтал о судьбе офицерской,

А бабушка — обо мне!

В тот миг, никогда

 не рожденный,

Я тихо гордился отцом

И был уверен: когда-то

Стану таким же бойцом!

Все это я вижу так четко...

Как абсолютная суть,

В памяти запечатлелся

Твой предвоенный путь...

А вот что было после?

Путаница одна...

Кровоточащим фаршем

Выдавилась война!

То в мясорубке под Вязьмой,

То в файзабадском аду,

Нас, нерожденных, кромсают

В диком угарном бреду!

И тут же — опять

 в мясорубку!!!

Где-то на Пяндже, в горах,

Или в Аргунском ущелье,

Или в кизлярских дворах.

Нас ненасытный конвейер

Смертоубийства войны

Давит ножами сквозь сито!

...И уже не родятся сыны!!!

Сколько ж их — светловолосых

И кареглазых птенцов

Недосчиталась Россия

С гибелью наших отцов?!

Вот и с тобою мы, батя,

В наш Николаевск родной

Вместе с войны возвращались

По похоронке одной.

Сколько ж тогда тебе было,

Папка, неполных лет?..

Двадцать один?..

 Девятнадцать?..

Не важно... Меня ведь нет...

А как бы ты звал мою маму?

Настенька? Ксения? Катя?

Да, впрочем, не так уж

 и важно...

Мы ж только с тобою, батя!

Ты знаешь, мне так ведь

 хотелось

На свете пожить хоть

 чуть-чуть...

Но ты, отец, не терзайся!

Я ж твой повторил бы путь.

Ведь помнишь, в блокноте

 курсантском

Мы вместе с тобой записали

Слова Фемистокла, что мы бы

погибли, если б не погибали!

Так что ты спи спокойно!

Жизнь, бать, какая штука...

Я ж поступил бы так же,

И ты бы не нянчил внука.

А так — из твоей кровиночки

Я ковыльком пробился.

Я солнечно-рыжей рябинушкой

Над обелиском склонился.

Я нежно собрал по бруснике

Все материнские слезы

И рассыпаю их бережно

В рассветно-закатные росы.

Это ведь я постелился

На землю пухом белым

И светлую память лелею

Помыслом, словом, делом.

Там в занебесных далях

Живи, мой отец-герой,

И знай, что тобой гордится

Сын нерожденный твой!

На все есть Господня воля,

И гибелью своей

Ты подарил России

Сотни живых сыновей!

На этом от века к веку

Стоит и стояла Русь!

Батя, я жив! Ты видишь!

Помню! Люблю! И молюсь!

Полковник Логинов Е.Ю., г. Москва

Загрузка...