В Иркутск вернулись наши миротворцы из Либерии

В Иркутске в ДК «Дзержинец» на днях открыла свою экспозицию выставка «По законам мирного времени», на которой все желающие смогли увидеть фотографии, сделанные иркутскими миротворцами в дальних странах. Часть представленных работ привез из Республики Либерия («Земля свободы» в переводе. — Прим. ред.) подполковник милиции Денис Русецкий, который дал эксклюзивное интервью для «СМ Номер один».

В результате затянувшейся на 14 лет гражданской войны в Либерии оказались разрушенными все электростанции, система водоснабжения, отели, дома. И теперь в качестве «курортников» в Либерию приезжают не туристы, как раньше, а миссионеры ООН.

По словам Дениса Русецкого, основная цель миссии в Либерии — создать адекватную местную полицию. Миротворцы исполняют обязанности советников, тренеров, наставников, преподавателей местной полиции, поскольку война разрушила не только отели и дома, но и правоохранительную систему страны.

— Наши миротворцы начали работать на границе с Гвинеей, в полицейской станции Екепа, — рассказывает Денис Русецкий. — Там местные жители, встречая человека с белой кожей, первым делом улыбаются и... просят денег. Хотя случалось заезжать в такие глухие деревеньки, где дети, увидев белого человека, пугались и убегали. Они думали, что мы люди без кожи.

С местным населением сотрудничать сложно. По словам наших миротворцев, для них обмануть, не выполнить обещанное — дело обычное. Если человек говорит, что все будет готово через 5 минут, значит придется ждать час. Через час — означает завтра. А если обещают сделать сегодня — жди через неделю. Кроме того, либерийцы люди взрывные. Чуть какая-то маленькая заварушка — моментально собирается толпа, и, пока выясняют, кто прав, кто виноват, могут забить друг друга палками.

Зато все играют в футбол. В каждой деревеньке есть вытоптанное футбольное поле. И буквально все молятся на кандидата в президенты, в прошлом известного футболиста Джордже Веа. Когда Веа проиграл на выборах, в республике начались беспорядки, которые длились дня два.

— И каждый школьник мечтает стать футболистом?

— Футболистом или бизнесменом. Хотя «школьник» у них понятие растяжимое. Опять же, с поправкой на Африку. В пятом классе можно увидеть сидящих за одной партой малыша лет семи и парня лет двадцати пяти (возраст 35—36 лет у мужчин считается преклонным. Средняя продолжительность жизни чуть больше 30. — Прим. авт.). При этом в пятом классе вот этих малыша и взрослого учат, что перед едой надо мыть руки, утром чистить зубы и т. д. Всего на обучение отведено 12 лет.

— Кстати, об их грамотности, — отмечает Денис Русецкий. — Работая в отделе реформирования местной полиции, я занимался проверкой уже служащих сотрудников. Некоторых приходилось увольнять. Одной из причин была безграмотность. Получилось, что в каком-то спецподразделении, где, по сути, должны служить более или менее умные люди, по причине неграмотности пришлось уволить 60% сотрудников.

По словам Дениса Русецкого, в Либерии большинство зданий разрушено, но местное население не унывает. Стены нет — поставили циновку, крыши нет — пальмовым листом прикрыли. А в деревнях и того проще: сделали из бамбука круглый или квадратный решетчатый остов, облепили его глиной, сверху пальмовый листок — дом готов. Или, например, полуразрушенное здание без окон, без дверей, несколько парт и кусок черного стекла вместо доски — это школа.

Функции общественного транспорта в Либерии выполняет такси, которое действует по принципу наших маршруток — подбирают попутчиков по дороге. Так, на переднем сиденье легковушки у них запросто умещается два человека, на заднее втискивается до пяти. Некоторым приходится ехать в багажнике. А если это микроавтобус, часть пассажиров размещается на крыше.

Миротворец Денис Русецкий признался, что в Либерии ему больше всего не хватало нашей картошки, селедки и сала. Этого в либерийских магазине не купить. Из русского там продается только водка, которая стоит 30 долларов. Для местного населения, средний доход которого не превышает 3 долларов, это роскошь.

— Кухня аборигенов состоит главным образом из бананов и касавы, — рассказывает Денис Русецкий. — Бананов там хоть отбавляй — и маленькие, и большие, и красные, и зеленые. Они отличаются от тех, которые везут нам в Россию. Настоящий банан выглядит совсем по-другому: маленький, ярко-желтый и очень тонкокожий. Но что они только с этим бананом не делают! Жарят, варят, сушат. Даже чипсы и хлеб готовят.

— А что такое касава?

— Касава — это у либерийцев все! Рыба плывет, ее называют касавой. Змея ползет — тоже касава. Корнеплод, что-то среднее между картошкой и брюквой, — и он касава. Мелкая травка, которую собирают и варят, бесспорно, касава.

На одной ферме миссионерам показали небольшой загончик, в котором держат нормальных розовых свиней, а не диких черных кабанчиков, которые там повсюду. А вот привычных нам домашних питомцев нет: кошку они считают дьявольским животным, собак всех во время войны съели.

Есть в Либерии такой передвижной фаст-фуд: по улицам ходят женщины с тазами на голове. В тазу еда — пожалуйста, ресторан на ногах.

Либерия — одно из самых дождливых мест в мире, находится практически в 500 км от экватора, полгода сухо, полгода — дождь. Труднее всего там привыкнуть к климату. Средняя температура +30.

Справка «СМ Номер один»

Требования, предъявляемые к кандидатам в международную полицию:

— Не менее 5 лет стажа в органах внутренних дел или внутренних войсках МВД России.

— Умение бегло говорить по-английски, а также писать и читать на английском языке, являющемся рабочим языком миротворческих миссий ООН.

— Наличие водительского удостоверения категории В и практический опыт управления автомобилем не менее 2 лет.

— Возраст: не моложе 25 и не старше 50 лет.

Данные взяты на сайте Центра подготовки миротворцев www.ptc.h10.ru

Метки:
baikalpress_id:  7 511