Дочь умирала на глазах пьянствовавшей матери

Девочка поступила в больницу с отказавшим легким

В биликтуйской семье Потаповых росли две дочери. Мать Елена работу искать даже не пробовала. Всю свою жизнь она нигде не работала, да и не собиралась. Отец семейства один обеспечивал семью. Тракторист, он работал без устали от зари до зари, однако же благополучия в его доме не было никогда. А все потому, что жена Елена уже много лет пила горькую, окончательно не опуститься ей помогала ответственность за подрастающих дочерей и запугивания мужа. Старшая, Кристина, взрослея, все чаще стала присоединяться к домашним гульбищам и в 19 лет уже была равноправным членом регулярный застолий. Да и младшая дочь, Катя, вдохновленная дурным примером матери и старшей сестры, старалась ни в чем от них не отставать.

Семья состояла на учете в подразделении по делам несовершеннолетних Усольского РОВД, и неоднократно инспектора пытались лишить пьющую гражданку Потапову родительских прав. Однако, посовещавшись с Биликтуйской администрацией и учтя достаточно взрослый возраст девочек, всякий раз отказывались от своего решения.

1 мая у семнадцатилетней Кати сильно поднялась температура, девочка слегла. С каждым днем ей становилось хуже. Впоследствии мать скажет инспекторам, что отпаивала ее медом и молоком, но ничего не помогало. Давала и таблетки — какие, не помнит, нашла их в домашней аптечке, но у Кати они вызывали рвоту. На третий день девочка уже не могла самостоятельно двигаться, ее переносили на руках. Елена говорит, что не вызывала скорую, чтобы лишний раз не травмировать дочь, — Катя панически боялась врачей. Впрочем, в слова матери не очень верится. Скорее всего, Елена лгала, чтобы оправдаться.

На пятый день Катя уже не могла есть, только пила воду и тихонько стонала. Елена, отмечая майские праздники несколько дней подряд, равнодушно внимала страданиям дочери, пьяный угар сглаживал опасность ситуации. Катя страшно похудела, лежала на кровати с мертвенной бледностью на лице, хрипела, корчилась от невыносимой боли в боку, но никому до несчастной не было дела. Тревогу забила случайно зашедшая соседка, поразившаяся состоянию Кати: «Загубили ведь девчонку!» Только под давлением этой женщины Потапова вызвала врача. Он прослушал девочку и поставил предварительный диагноз — двустороннее воспаление легких. Одно легкое у Кати уже не прослушивалось.

Еле живую девочку доставили в Усольскую городскую больницу. Мать с ней не поехала, ей даже было лень собрать дочери постельное белье, которое в результате дали соседи. Катя пролежала в реанимации неделю. У нее была запущенная пневмония, одно легкое сильно загноилась. Подоспей лечение вовремя — девочка выздоровела бы. В наше время с таким диагнозом редко умирают. Но халатное отношение Елены Потаповой к жизни собственной дочери привело к тому, что девочка умерла.

Мать навестила Катю только один раз, и то соседи привезли ее чуть ли не силой. Когда Потапова узнала, что дочка в реанимации и ее к ней не пустят, то проронила беспечно: «А, ну ладно» — и, даже не поинтересовавшись состоянием своего ребенка, тут же ушла из больницы.

Никакой вины за собой Елена и по сей день не чувствует. И если отец девочки убит горем, то на лице матери сокрушения не проглядывало. Равнодушие поразило даже ее родственников. Ночь, в которую нужно было просидеть у гроба дочери, Елена беспрестанно отлучалась. Как потом она объяснила инспектору — пивасика попить.

Сейчас на Елену возбуждено уголовное дело по статье 125 УК РФ («Оставление в опасности»). Но мамашу, сгубившую родную дочь, ожидает только условный срок.

Метки:
baikalpress_id:  39 054