Коррупция становится образом жизни

По мнению прокурора области, милиция слабо справляется со своими обязанностями

В Иркутске под эгидой Законодательного собрания прошел Байкальский антикоррупционный форум, на котором было принято решение разработать областной закон о противодействии коррупции, а также направить соответствующие предложения в Госдуму. Виктор Круглов, председатель ЗС Иркутской области, заметил, что коррупция — это зараза, разлагающая государственный механизм и нравственные устои общества. С ней боролся еще Иван Грозный, была она и в СССР, а сейчас расцвела пышным цветом. О том, как процветает коррупция в Иркутской области, на форуме рассказали представители прокуратуры, ГУВД, военного комиссариата...

Анатолий Мерзляков: «Меня хотели снять с работы»

Прокурор Иркутской области Анатолий Мерзляков считает, что борьбе с коррупцией мешает несовершенство законодательной базы. К примеру, привлечь к ответственности коррумпированного судью бывает практически нереально, потому как, чтобы получить согласие на возбуждение уголовного дела, нужно собрать множество документов, хождение которых из одной инстанции в другую и далее затягивается минимум на шесть месяцев. За это время исчезают свидетели, доказательная база утрачивается.

— Это уже не неприкосновенность, а неприкасаемость, — отметил Анатолий Мерзляков, по всей видимости имея в виду судью из Черемхово, подозреваемого в изнасиловании.

Среди причин, мешающих борьбе с коррупцией, прокурор области также назвал следующую: милиция слабо справляется со своими обязанностями. А среди примеров успешной борьбы привел историю с убийством политтехнолога партии «Родина».

— Кому-то было выгодно, чтобы это убийство выглядело как преступление по политическим мотивам. Меня грозились снять с работы, — заявил Анатолий Николаевич. — Но это убийство было совершено по причине использования грязных политтехнологий и денег, и мы это доказали.

Взяточники угодили за решетку

Роман Гусев, заместитель начальника ГУВД Иркутской области по борьбе с экономическими преступлениями, отметил, что официального определения коррупции нет и это создает препятствия в работе правоохранительных органов.

Однако коррупция в органы проникла, и в 2006 году в отношении работников милиции было возбуждено 37 уголовных дел.

Всего же в прошлом году было выявлено свыше трехсот преступлений коррупционной направленности, пресечена деятельность 75 взяточников. Руководитель Братской таможни получил за взятку десять лет, также его обязали выплатить штраф в размере 300 тысяч рублей. Три года дали бывшему руководителю комитета по управлению имуществом Ленинского района Иркутска, четыре года — представителю окружной администрации. А вот сотруднику ЦСН, задержанному при получении взятки в 180 тысяч рублей, дали три года условно — суд квалифицировал преступление как мошенничество.

Нередко коррупционеры обнаруживаются и среди людей, призванных бороться с наркоманией. По словам Александра Беклемишева, начальника регионального управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, в 2005 году был задержан сотрудник Черемховского регионального отделения, причастный к сбыту наркотиков, в 2006-м в отношении сотрудников регионального управления было возбуждено уже три уголовных дела.

Саянский военком получил два с половиной года

Вадим Нежинский, начальник отдела военного комиссариата Иркутской области, отметил, что коррупция стала не просто негативным явлением, а образом жизни современного российского общества. Теми же болезнями страдает и армия.

— Сложилось убеждение, что за деньги можно избежать призыва в армию или найти место потеплее. К сожалению, эти убеждения имеют под собой некоторые основания. Практически ежегодно у нас бывают случаи, когда военнослужащие и гражданский персонал военных комиссариатов области привлекаются к уголовной ответственности за противоправные действия: взятки, служебный подлог, превышение должностных полномочий, — признался Вадим Нежинский.

В частности, бывший военный комиссар Саянска совершал преступления дважды — в 1999-м и 2003 годах. Он прибыл на службу в Иркутскую область по замене из Московского военного округа в 1998 году. В декабре этого же года, использовав свое служебное положение, получил в качестве материальной помощи военному комиссариату десять тысяч рублей, которые в бухгалтерию не сдал, а присвоил и использовал по собственному усмотрению. Факт был обнаружен, но с учетом смягчающих обстоятельств комиссару было назначено наказание в виде штрафа в сто минимальных размеров оплаты труда.

Затем, по представлению военного комиссара области, этот человек был уволен в запас в связи с невыполнением условий контракта. Однако свое увольнение он обжаловал в суде, и в 2001 году определением военной коллегии Верховного суда был восстановлен на военной службе.

Приступив к обязанностям уже в другом военном комиссариате, в марте 2003 года он был задержан в своем кабинете при получении взятки в размере 10 тысяч рублей. Приговором военного суда лишен свободы сроком на два года шесть месяцев.

— Никакие меры воспитательного характера не могут изменить преступную сущность некоторых людей, и приходится прикладывать немало усилий, чтобы избавить коллектив от сотрудников, склонных к наживе, — отметил Нежинский.

Родители и призывники ищут, кому бы дать взятку

Случай с бывшим военным комиссаром Саянска показательный, но далеко не единичный — в июле 2003 года был задержан при получении взятки в размере 7 тысяч рублей военный комиссар Ленинского округа Иркутска. Его приговорили к трем годам лишения свободы. В ноябре 2003 года был задержан помощник военного комиссара Свердловского округа Иркутска из числа гражданского персонала. За мошенничество его приговорили к денежному штрафу. В декабре 2006 года в военном комиссариате города Черемхово при получении взятки был задержан врач-терапевт. А в этом году в военном комиссариате Жигаловского района был вскрыт случай служебного подлога, не носивший материальной заинтересованности.

По мнению Нежинского, коррупцию в военных комиссариатах порождают сами призывники и их родители, которые ищут, кому бы дать взятку. Денежное довольствие сотрудников военных комиссариатов в звании майора составляет 14 тысяч рублей, подполковники получают 17 тысяч, гражданский персонал — от 5 до 11.

— Падает уровень морально-деловых качеств офицеров, — пояснил ситуацию Вадим Нежинский. — Раньше в характеристиках мы писали «морально устойчив», этим подчеркивалось, что человек устоит перед любыми соблазнами, которые его окружают. В последнее время военные комиссариаты все больше комплектуются по остаточному принципу. Туда приходят офицеры, имеющие отрицательные характеристики по службе.

Причины коррупции, по мнению Нежинского, также кроются в насаждении культа преуспевающего бизнесмена — по выражению шоумена Фоменко, «всех денег не заработаешь, надо что-то украсть». Кроме того, тот негатив, который обрушился на армию в годы перестройки и демократизации общества, подорвал ее основы. Сейчас для многих молодых людей исторический горизонт представляется настолько безоблачным, что они считают армию обузой. Нынешние призывники вместо подготовки к армии проходят школу уличных тусовок, где правят грубая сила, наркотический и алкогольный дурман, и школу подпольного бизнеса, забывая о том, что есть такая профессия — Родину защищать.

Метки:
baikalpress_id:  20 042