Число отказников не растет и не уменьшается

Профессиональный психолог убеждает не отвергать детей

В беспокойные 90-е годы, когда Россию лихорадило от перестройки и перемен, в стране резко выросло количество детей-отказников. С тех пор это число не увеличивается, но и не уменьшается. В год в Иркутском областном перинатальном центре происходит примерно 3 тысячи родов, и 35—40 родивших женщин отказываются от своих детей.

Дети-отказники не плачут

В областном перинатальном центре дети-отказники лежат в отдельном боксе. Сейчас их здесь всего двое, один малыш абсолютно здоров, второй родился с диагнозом «синдром Дауна». Им всего по несколько дней, большую часть суток они проводят во сне, просыпаясь лишь на кормления да во время обработки пупка, смены памперсов. Они пока не ведают, что их ждет, да и кому это известно? Здоровому ребенку может повезти: его примет хорошая семья, где он получит свою порцию любви, нежности, доброты, заботы. Желающие усыновить дитя с синдромом Дауна в России встречаются редко, хотя за границей таких детей охотно берут в семьи и относятся к ним так же, как и к здоровым.

— Если ребенок здоров, то в течение месяца мы готовим все необходимые документы и отправляем его в дом ребенка, — рассказывает Татьяна Павлова, заведующая отделением новорожденных ОПЦ, главный неонатолог области. — Больные дети задерживаются дольше — пока не наберут вес, пока есть необходимость в усиленном наблюдении педиатров. Бывает, что они живут у нас до полугода — если в доме ребенка нет мест. Мы собираем для них одежду, игрушки, выписываем питание. За ними осуществляется должный уход, но внимания и общения им, конечно, не хватает. И, вы знаете, они практически не плачут, как будто уже с детства смиряются со своей тяжелой судьбой.

От своих детей отказываются самые разные женщины — 14-летние школьницы и многодетные матери, образованные дамы, имеющие мужей, квартиру, работу, а также те, кто не имеет никакого образования, кто рос в малокультурной среде. Всех их объединят одно: неразвитое чувство ответственности, неумение отвечать за свои поступки.

Бабушки отказываются от внуков

Светке 15 лет. Выросла в обычной семье, где живут от зарплаты до зарплаты, потихоньку откладывают на черный день, шумно справляют Новый год, дни рождения и Пасху. Казалось, ее судьба была определена еще с пеленок — детский сад, школа, колледж или техникум, замужество, дети. Но все случилось иначе — в 14 Светка влюбилась, в 15 родила, в 15 же отказалась от ребенка.

— О своей беременности я узнала на сроке два месяца. Сначала меня охватил ужас: что может быть страшнее этого? Парень меня сразу же бросил, он сказал, что в ближайшие 10 лет жениться и заводить детей не собирается, — плачет Светка. — Мать догадалась быстро — у меня был сильный токсикоз, она била меня головой о стену, обзывала шлюхой, проституткой. Но на аборт не повела — боялась, что потом внуков не дождется. Меня перевели на домашнее обучение, подруг почти не осталось — их родители запрещали со мной общаться, будто я заразная. В роддом я приехала уже с сознанием того, что рожденный мной ребенок никогда не будет моим. Родился мальчик. Я написала отказную. Где он теперь?

Светка растеряна и разбита, в ее глазах тоска, она мечтает окончить школу, уехать из Иркутска и никогда больше не встречаться со своей семьей. Мама Светки, с одной стороны, чувствует себя правой (ей всего 37, в бабушки записываться она не хочет, материальные затраты, связанные с новым членом семьи, ее пугают), с другой — женщина понимает, что не просто испортила, а разрубила отношения со своей дочерью. Вряд ли она когда-нибудь простит ей подобную жестокость.

— Девочек, которые становятся мамами в 14—16 лет, сейчас становится все больше, — говорит Светлана Дорохина, психолог областного перинатального центра. — И если родители девушки, попавшей в такую ситуацию, категорически настроены против ребенка, то ей, конечно, ничего не остается, как смириться. В таких случаях мы проводим беседы с родителями и рассказываем о том чувстве вины, которое возникнет у того, кто принял такое решение. Чувство вины в таких случаях формируется всегда, и с ним очень трудно жить в дальнейшем, оно может повлечь за собой различные психосоматические болезни. Ведь материнский инстинкт настолько мощен, что рано или поздно все равно проснется, природа сильнее нас, и эти сожаления просто отравят всю жизнь.

Как правило, если молодую маму поддерживают родители, и тем более партнер, ребенок редко остается в роддоме. Беременную 14-летнюю Юлю, ученицу 9-го класса, поддержала и собственная мама, и мать друга девочки. Сам Егор, юноша 16 лет, повел себя пассивно — не отказывался от ребенка, но и не уговаривал оставить его в роддоме. Так на свет появилась Настенька, очаровательная рыженькая девчушка. Обе бабушки в ней души не чают, Юля окончила школу, получила образование. Кстати, свою дочурку в первый класс она отправляла, будучи еще студенткой. По словам Юли, она ни разу не пожалела, что родила Настю. И всегда была благодарна и родной маме, и свекрови за то, что поддержали и помогли сделать правильный выбор.

Сейчас в России и конкретно в Иркутской области работает множество просветительских программ, проводятся различные кампании, где доступно и ясно рассказывают о существующих средствах контрацепции, о последствиях ранних родов и абортов. Но все же первая роль в половом воспитании отводится семье, матерям в первую очередь.

Но отношения мамы и дочери не только в отдельно взятых семьях, но и в целом в нашей стране часто бывают достаточно отдаленными, холодными и напряженными. Ведь это ненормально, когда дочь не может признаться матери в возникшей у нее интимной проблеме. Или же когда мать настаивает на том, чтобы написать на ребенка отказную. Взрослые женщины, имеющие детей, не чувствуют и не хотят нести ответственность за родную кровь. Это печально и страшно.

Приходится подключать родственников

Еще более печально и страшно то, что от своих детей отказываются женщины в возрасте после 30. Часто это бывает третий, четвертый, пятый ребенок, и на вопрос, а почему же женщина не сделала аборт, она просто пожимает плечами.

— Особенно трудно бывает работать тогда, когда женщина уже в роддом приходит с твердым решениям бросить дитя, — утверждает Светлана Дорохина. — Таких практически невозможно переубедить. Более перспективны в плане работы те мамы, кто еще не определился, колеблется. С ними работают и психологи, и педиатры, и юрист, разговаривает главный врач перинатального центра Наталья Протопопова. Наша основная задача — не пытаться любыми средствами убедить женщину забрать ребенка, а прежде всего разобраться в возникшей проблеме и помочь принять решение. Часто подключаем родственников — ведь даже мужья порой бывают не в курсе, что жена решила отказаться от ребенка.

Буквально на прошлой неделе в роддоме был подобный случай. Женщина родила четвертого малыша, но ее сестра, с которой и проживала эта семья, была против того, чтобы в доме появился еще один ребенок. Сестру вызвали на разговор, объяснили, что поступать так по отношению к родному племяннику по меньшей мере некрасиво. Молодую женщину удалось убедить, и еще один ребенок не стал сиротой.

Оставляют и больных, и здоровых

Может показаться, что в роддоме оставляют только больных детей. Но это не так — женщины отказываются и от здоровых малышей, и от тех, кто появился на свет с какой-либо патологией.

— Не так давно мама решила отказаться от ребенка, рожденного с патологией верхнего неба (в народе именуемой волчьей пастью). У самой женщины в детстве был подобный диагноз, ее успешно прооперировали, но все равно она просто боялась своего ребенка, не знала, как его такого растить и воспитывать. Мы рассказали, что уже в первые недели после рождения таким малышам делают операции и потом они растут и развиваются как обычные дети. Мы очень рады, что эта мама приняла правильное решение и не отказалась от своего сына.

Сегодня медицину можно назвать практически всесильной, на ранних стадиях излечиваются почти все заболевания грудничков (кроме разве что серьезных генетических нарушений типа болезни Дауна), врачи успешно проводят сложнейшие операции на внутренних органах. И отказываться от малыша только потому, что он рожден с пороком сердца или вывихом тазобедренного сустава, — высшая степень безответственности.

Неумолимая статистика повествует и о том, что бросать детей стали жительницы деревень, в том числе и бурятских. Всем известно, что в культуре бурятского народа случаев отказа от детей раньше просто не наблюдалось, это было страшнейшим позором всего рода. Скоро и там это может стать нормой.

— При разговоре с такими женщинами мы никогда не проявляем каких-то негативных чувств типа осуждения, неприязни, упреков, стремимся быть максимально мягкими, тактичными, — говорит Светлана Дорохина. — Стараемся уговорить женщину кормить малыша грудью — это очень мощный прием, запускающий материнский инстинкт. Наши основные слова — об ответственности. Ведь ребенок — это не сумка, которую можно оставить в камере хранения. За свои ошибки надо отвечать.

Слова из повести Сент-Экзюпери «Маленький принц» — едва ли не самая популярная цитата из всех существующих. Более чем за полвека выдержки из знаменитой повести затерлись, но не потеряли своей актуальности. И мы навсегда остаемся в ответе не только за тех, кого приручили, но и за тех, кого произвели на свет. И когда все женщины планеты поймут, что счастье материнства — самое высокое и огромное, детей-сирот при живых родителях не останется совсем.

Метки:
baikalpress_id:  20 037