При помощи раскаленной кочерги мать отучала дочь курить

А двухгодовалый малыш, не умеющий ходить, жил среди окурков

За 4 месяца нынешнего года в восьми семьях Тулунского района были обнаружены запущенные, больные, а то и вовсе изувеченные ребятишки. Все восемь дел на сегодняшний день направлены в суд. Работники отделения по делам несовершеннолетних ОВД по Тулуну и Тулунскому району отмечают печальную тенденцию — с каждым годом увеличивается число уголовных дел по статье 156 («Неисполнение родительских обязанностей, сопряженное с жестоким обращением»). И если в 2003 году было возбуждено только три дела против нерадивых и безжалостных к собственным чадам родителей, то в 2006-м подобных дел было уже 17.

Мальчика забыли научить ходить

ОДН Тулунского ОВД плотно сотрудничает с районными фельдшерскими пунктами и школами. Сознательные медики и учителя в срочном порядке связываются с инспекторами по делам несовершеннолетних, как только видят на теле ребят синяки или узнают о малышах, чьи родители игнорируют обязательные для детей прививки. Все восемь дел по статье 156 в 2007 году возбуждены на мамаш, живущих в деревнях и поселках. Но это отнюдь не означает, что в городе меньше неблагополучных семей. Просто в районном центре люди живут более изолированно друг от друга, в поселке же все друг у друга на виду, и большинство событий, произошедших в стенах сельского дома, не остается незамеченными для соседей.

Так, в начале весны в семье Севостеевых из одной из деревень района внезапно появился крошечный мальчик. Обоим супругам было за 50, и появление ребенка в их доме сразу вызвало подозрение у односельчан. Разъяснилось все быстро: вырастившие собственных детей Тамара и Михаил Севостеевы приняли неожиданно свалившегося на них двухлетнего внучка Сережку. Приняли, надо сказать, без особой радости. Тридцатилетняя дочь Елена, сетуя на жизненную неустроенность и неумело скрывая нежелание растить собственного сына, отдала его родителям, а сама уехала в Тулун. Ненужный родной матери Сережка стал обузой и для бабушки с дедушкой.

С присутствием ребенка в доме Севостеевым оставалось только смириться. Обделенный материнским вниманием мальчик не получил заботы и любви и от своих ближайших родственников. Сережей не просто не занимались — малыш был предоставлен сам себе почти круглосуточно. Проживая в Тулуне, он ни разу не был у врачей. В свои два года он не знал слов и передвигался исключительно сидя.

Бабушку это обстоятельство ничуть не трогало. Так же, как и маломальский порядок в собственном доме. Сережа передвигался по полу сидя, отталкиваясь ручками и ножками. А поскольку Тамара Севостеева много курила и сплевывала, а окурки кидала прямо на пол, внук проводил все свое время среди них. Игрушками для него служили все те же бабушкины окурки. Мальчик болел, температурил и тяжело кашлял, но бабуле не было до этого никакого дела. Бдительные односельчане, обеспокоенные судьбой заброшенного ребенка, позвонили в милицию.

От многочасового пребывания на грязном полу у малыша началась дизентерия. Тамара решила воспользоваться домашним средством — напоила малыша медовой водичкой. Но его состояние только усугубилось. Когда к Севостеевым пришли милиционеры, организм Сережи был обезвожен, мальчик балансировал на грани жизни и смерти. На вопрос инспекторов, где у мальчика одежда, игрушки, Тамара беспечно отмахнулась: «А, все у матери».

Насилу отыскав Елену в Тулуне, инспекторы обнаружили в комнате общежития, где она жила, только соску с огромной дыркой и резинового чумазого зайца. На этом список вещей, имеющих отношение к Сереже, заканчивался. Мальчика срочно определили в больницу, на Елену возбудили дело по статье 156 УК РФ.

«Мамочка, не надо!»

Еще одна мать, на которую не так давно было возбуждено дело по статье 156, поразила своей бесчеловечностью даже бывалых милиционеров.

— Очень удручает тот факт, что родители становятся глухи к своим детям, — говорит Наталья Астанина, старший инспектор ОДН при ОВД Тулуна и Тулунского района. — В тех ситуациях, которые можно разрешить при помощи доверительной беседы, родители предпочитают побои. Бьют своих детей с поразительной жесткостью. Если ремнем, то так, что на детской коже отпечатывается звезда от пряжки, если шнуром от кипятильника, то до длинных рубцов. А недавно произошел и вовсе вопиющий случай.

Надежда Семенова воспитывала трех дочерей. В отделении по делам несовершеннолетних эту семью поставили на учет, когда старшая девочка, учась в начальных классах, вытащила 15 рублей у учительницы. В целом же семья считалась благополучной — отец уезжал в длительные командировки, мать занималась хозяйством и воспитанием дочек.

Поздней весенней ночью средней дочке Семеновых — двенадцатилетней Даше — не спалось. Девочка тихонько пробралась на кухню. На подоконнике стояла пепельница, из нее Даша выудила бычок. Ее школьные подруги уже давно хвастались, что пробовали сигареты. Девочке не хотелось выглядеть отсталой. Даша решила, что только попробует разочек и тут же потушит. О конспирации ребенок, нарушавший строгий запрет, даже не думал.

Даша подожгла отцовскую папиросу и попробовала затянуться. Но на пороге тут же выросла внезапно проснувшаяся разъяренная мать. Ее злость не знала границ, Надежда стала лихорадочно изобретать способ раз и навсегда отучить дочь от вредной привычки. И нашла. Женщина взяла здоровенную, 7 сантиметров в диаметре, чугунную кочергу и накалила ее в топящейся печи. Даша забилась в угол, мать наступала на дочь с кочергой и норовила засунуть ее девочке в рот. Перепуганный ребенок отворачивался, горячий чугун прижигал щеки, шею, уши.

Через день девочка пошла в школу. Едва увидев ее лицо, учителя пришли в ужас. Между тем мать даже на подумал обработать раны, она считала, что дочь получила по заслугам, и все еще была на нее зла. Раны на лице Даши начали гноиться, девочка не стала отпираться и сразу рассказала, что сотворила с ней родная мама. Приехавшие из Тулуна инспектора отправили ребенка в районную больницу. Даша наотрез отказалась возвращаться домой.

На лице безжалостной матери не было никаких следов раскаяния. Новость о лишении родительских прав в отношении средней дочери Семенова восприняла спокойно. У нее растут еще две девочки, и неизвестно, какие наказания для них изобретет ее садистский ум. Скорее всего, будет решаться вопрос о лишении родительских прав и в отношении остальных детей.

Даша сейчас находится в реабилитационном центре. На лице симпатичной девочки остались шрамы. По словам педагогов, Даша часто вскрикивает во сне и умоляюще уговаривает: «Мамочка, пожалуйста, не надо!»

Имена и фамилии героев статьи изменены.

Метки:
baikalpress_id:  19 148