Иркутянка оставила самоубийц без клуба

Ударившись в религию, девушка закрыла суицидальные форумы

Иркутянка, несколько лет содержавшая интернет-форумы для самоубийц, наконец-то удалила их самостоятельно. Ранее ее форумы и сайты закрывала московская прокуратура, но девушка создавала новые.
Внимание прокуратуры к суицидальным ресурсам привлек один москвич, постоянно «живущий» в Сети. Этот человек рассказал «СМ Номер один», что по вине иркутянки, известной интернет-сообществу под никами Кристина Негелева и Террор, погибло несколько человек — Сергей и Руслан из Казани покончили с собой в один день, 9 мая 2005 года. Они познакомились на сайте «Фатальный суицид», который принадлежал Негелевой. Потом было самоубийство Анастасии Гусятниковой из Таллина, которая бросилась под автомобиль 13 июня 2006 года.
Сама Негелева, изливая душу в интернет-дневниках, не скрывала своей причастности к смерти некоторых людей и заверяла, что хочет умереть сама, чтобы убежать от вины. Она даже обещала сделать это 9 мая 2006 года, и теперь говорит, что ее спас Бог.

Хотите узнать шокирующие подробности смерти?

Кристина — девушка, безусловно, очень талантливая. Она пишет стихи и прозу, собиралась издать книгу. Еще она уверяет, что окончила Байкальский государственный университет с красным дипломом, при этом прыгнуть с крыши нархоза некоторое время было ее идеей фикс.

Сейчас у Негелевой хорошая работа. Десятина от заработка идет церкви — Кристина прошла реабилитацию для наркоманов в церкви «Краеугольный камень» (неопятидесятники) и надумала посвятить свою жизнь служению Богу.

О своем прошлом мисс Террор была согласна рассказать только при выдвинутом ею условии: «Вы размещаете статью про реабилитацию наркоманов в Иркутске с адресами и телефонами, а я при личной встрече рассказываю в подробностях про клуб самоубийц, обо всем, что никто не знает. Рассказывая о клубе «су», я подвергаю себя опасности, а за опасность нужно что-то получать. Или вы хотите написать кричащую статейку ценой моей жизни? Поможем друг другу? Узнаете шокирующие подробности смерти».

На провокации мы не поддались и решили выяснить некоторые подробности самостоятельно, тем более что Кристина многое доверяла своему интернет-дневнику.

Но на один вопрос — «Как можно быть наркоманкой и окончить университет с красным дипломом?» — Негелева все-таки ответила:

— Это реально. Я поступила сама в три вуза после 11-го класса и выучилась бесплатно, получала стипендию Прокофьева и повышенную стипендию. Я начала колоться в 16, кололась до 17, потом бросила и начала снова уже в 22, когда окончила вуз.

Свою непростую жизнь Кристина часто описывала в стихах и прозе. Вот отрывок одного из ее рассказов:

«Я уже несу героин в машину. Водила хороший попался, понимающий, отъехал чуть подальше и разрешил мне уколоться в машине. Я достаю шприц, двушку. У наркомана всегда такой арсенал, фурик и шприц. Это в сказках героин кипятят, а в Иркутске наркоманы колются с водоколонки. Фурик полный воды. Я всегда туда кипяченую воду наливаю и ношу в бюстгальтере, и, когда развожу героин, он без проблем растворяется, если героин качественный. Я сумкой перетянула выше централа правую руку. Я не левша, но натренирована колоться левой. В шприце кубик с чеком героина. Так мало, но так нужно. Сейчас...»

Творчеству Негелевой посвящен целый раздел сайта Стихи.ру. Там все о смерти и о наркотиках.

На ладошку не спеша
Валятся колеса.
Буду пить их до утра,
Чтоб не слышать босса.
Чтобы вас не видеть вновь,
Дорогие люди,
Чтобы в моих венах кровь
Не бежала нудно.
Наступает новый день,
Солнце будит время.
Только нет меня, поверь, —
Умерла забвенно.

«Весна. Пора на кладбище!»

Что же касается суицидальных форумов Кристины, то там тоже был сплошной креатив: «Самоубийцы, весна. Пора на кладбище!; «Ищу самоубийцу из Иркутска для времяпрепровождения насмерть»; «Самоубивайтесь на здоровье»; «Начни с себя убивать мир»; «Ты найдешь таких же отвергнутых, как и ты. Приди и умри здесь».

В последнее время «клиенты» Негелевой общались на ее форуме «Клуб самоубийц. Лепрозорий». Кристина его закрыла, но ниша не опустела. Нашлись люди, которые решили продолжить ее дело уже на другом ресурсе. Вот так и она когда-то стала администратором сайта после смерти его основателя. О том, как это произошло, Кристина писала в своем дневнике:

«Был июнь 2004 года. Я была 3 года в Боге. Я служила Богу некоторое время в прославлении (пела), потом в детском служении (детские дома и дети-беспризорники на вокзале), постоянно организовывала что-то интересное. Радовалась и веселилась. Работала параллельно бухгалтером на полдня в хорошей компании и еще училась на очном отделении БГУЭПа на маркетолога...»

Дальше произошло примерно следующее: в Интернете девушка познакомилась с молодым человеком и влюбилась. Он тоже был верующий, учил ее разным откровениям и даже хотел, чтобы Кристина создала в Иркутске свою церковь. Потом этот человек исчез из ее жизни, и девушке захотелось умереть. Она нашла в Интернете клуб самоубийц, и в тот же день ей предложили покончить с собой, обещали шоу на все страну — тройное самоубийство в центре Новосибирска. Потом сайт закрыла прокуратура, но открылся другой. Его администратор покончил с собой, и Кристина подумала: «Ничего себе поприкалывался мальчик! Создал клуб самоубийц и слинял, а он столько людей поубивал!» Так Кристина стала администратором.

«Я начала активно писать прозу про самоубийства. Писала только то, что переживала сама. Писала о том, как я стояла в окне своего университета, как мечтала о самоубийстве героином, потом прыгнуть под поезд, и в мыслях каждый день я переживала свое будущее самоубийство, — писала Негелева в дневнике. — Сайт самоубийц стал быстро развиваться. Я прилагала к этому немалые усилия. Просиживала сутками в Интернете. В то время я как-то умудрилась окончить университет, причем с красным дипломом. Хотя в последнюю сессию меня очень подкосило. Я попала в больницу. Меня поставили под пристальное наблюдение. Когда я говорила врачу про клуб самоубийц, я видела, как она хотела мне поставить диагноз «шизофрения».

Потом я перестала про него говорить и стала послушной девочкой. В течение двух лет я пила по 8 таблеток утром, по 6 днем и по 8 — вечером. Я уже не знала, как спать без нейролептиков и как улыбаться без антидепрессантов. Потом я купила азалептин и решила умереть. Но было страшно. Уже много народу умерло в клубе. Я узнала, кто была эта третья, которая должна была прыгать с нами с вышки. Это Юля с Сургута. Она прыгнула с девятиэтажки 21 февраля. Поломала кости, но осталась жива, слава Богу.

Потом мой друг Дима ушел. 11 августа он убил себя. Про эту историю не буду писать в подробностях. Потом я перестала вникать в клуб. Стала искать попутчика в смерть самой себе. Я чувствовала огромную вину за смерть некоторых людей, поэтому я хотела поскорее умереть, чтобы убежать от вины. Я нашла парня из Иркутска, с которым мы должны были прыгнуть с вышки. Но через день он пропал, на телефон не отвечал. Потом девчонку, но она хотела умереть, именно прыгнув с горы. Тогда я решила, что я умру сама. Написала записку для мамы. Накопила денег, купила много героина. И в тот день я встретила христиан с Владивостока. Пастор Дима что-то говорил. Я уже не помню, что именно, но суть в том, что я решила не убивать себя (по крайней мере в тот вечер)».

В общем, дальше ситуация развивалась таким образом, что Кристина начала колоться, попала на реабилитацию в церковь и решила посвятить свою жизнь Иисусу.

Негелева заверяет, что больше не занимается клубом самоубийц и не собирается к этому возвращаться. Однако тот москвич, который обращал внимание прокуратуры на суицидальные ресурсы Негелевой, полагает, что Кристина и в реабилитационном для наркоманов, расположенном в деревне Горохово Иркутского района, пропагандирует суицид. Тем не менее девушка продолжает уверять, что у нее уже совсем другие интересы: например, она создала программу рассылки молитв по SMS.

Загрузка...