Четыре часа над горящими лесами

Наш корреспондент отслеживал распространение пожаров с воздуха

Вот уже несколько дней висит над Иркутском дымовая завеса. На начало недели в лесах области зафиксировано 102 возгорания общей площадью более 4 тысяч гектаров. Распространению огня способствует сухая и жаркая погода. Нынешняя весна ранняя, поэтому леса загорелись на три недели раньше срока, еще в апреле. Пик возгораний пришелся на начало мая, когда земля еще не покрылась сочной травой. На выявление очагов лесных пожаров брошены все силы Иркутской авиабазы охраны лесов. Каждый день самолет Ан-2 взмывает в небо, чтобы отследить все места, где полыхает лес, и сообщить на землю. В разгар сезона лесных пожаров в полет отправился и наш корреспондент.

Шесть старичков

Аэродром в Оеке оснащен разной авиационной техникой. Ан-2 (их всего 6 штук) стоят в ряд, двум из них сегодня предстоит полет. Техники и пилоты любовно называют их старичками, машинам около 30 лет — возраст для самолета немалый. Каждая стальная птица в полет готовится 2 дня: проводится тщательнейший технический осмотр, баки заправляются топливом. Кстати, Ан-2, прозванный в народе кукурузником, признан самым безопасным самолетом из всех когда-либо поднимавшихся в воздух. В случае отказа двигателя Ан-2 может спланировать и произвести посадку на лесной поляне или на речной косе. Чтобы посадить машину, требуется относительно ровный участок длиной 150—200 метров.

Во время подготовки к полету летчики и техники запрещают снимать их на фотоаппарат. У них, как и у моряков, свои приметы: нельзя фотографировать летчика перед полетом.

Командир КВС Ан-2 Олег Добрынин с утра готовится к полету. Нужно согласовать маршрут, узнать метеопрогноз, в Иркутском аэропорту получить разрешение на использование определенного сектора воздушного пространства. Метеопрогноз сегодня благоприятствует полету, но и одновременно служит неблагоприятным фактором — возможны лесные пожары, т. к. день предстоит сухой и жаркий.

— От винта! — кричит командир воздушного судна.

— От винта! — вторят ему на земле.

Раздается оглушительный рев мотора. По рулежной дорожке Ан-2 едет на взлетную полосу.

С самолета сбрасывали конфеты

Колеса самолета отрываются от земли. Патрульная бригада в составе командира, второго пилота и летчика-наблюдателя сегодня обследует территорию возможных возгораний. Всего в полете предстоит пробыть 7 часов. Для человека непривычного это большое испытание. Журналисты после столь долгого пребывания в небе покидают самолет с зелеными лицами — с вестибулярным аппаратом шутки плохи. Человеку, не привыкшему к полету, становится дурно.

Но на лице летчика-наблюдателя Александра улыбка, он не ощущает гнетущей дурноты. А все дело в том, что при регулярной нагрузке рецепторы вестибулярного аппарата постепенно адаптируются к полетам.

Ан-2 поднимается на высоту до 600 метров, земля становится похожа на топографическую карту — со спичками берез, аккуратными полями и излучинами рек. Постепенно вид за иллюминатором застилает легкая дымка — близится горящий лес. И уже в районе Оека замечаем тонкие струйки дыма. В лесной полосе разгорается пожар. Поначалу кажется, что так и выглядит среднестатистическое лесное возгорание. Но при движении дальше становится ясно: тонкие струйки дыма в районе Оека — это еще пустяк по сравнению с бушующими пожарами в районе Горячего Ключа или Большой Речки. Дым валит клубами, Ан-2 снижает высоту над полыхающим лесом до 300 метров и оказывается в желто-сером дыму. Какое-то мгновение — и дым уже под нами. В салоне самолета пахнет гарью. Летчик-наблюдатель осматривает горящую территорию и по рации передает координаты пожара на землю.

Для того чтобы ликвидаторы труднодоступных пожаров могли сориентироваться на местности, в районе Курминского залива Александр бросает вниз вымпел — прямоугольный кусок материи, разрисованный яркими вишнями. К ткани пришиты маленькие кармашки, в них лежат камешки, чтобы, падая, вымпел не изменил нужной траектории.

— Несколько лет назад, когда не было связи, в кармашки вымпелов мы клали конфеты, — рассказывает Александр. — Сельские ребятишки относили их лесникам, указывая то место, где они их обнаружили, а в награду за помощь брали из кармашков конфеты. Потому-то ребята старались не пропускать ни одного пролетающего над поселком кукурузника.

Огонь будут тушить парашютисты

Сегодняшний полет даже бывалые летчики не называют легким. День был очень жаркий, и самолет не раз попадал в болтанку (она возникает вследствие разных термальных потоков, идущих от неравномерно-нагретой земли. — Прим. авт.). Болтанка — это дополнительное испытание для вестибулярного аппарата.

Всего мы пробыли в воздухе 4 часа. По плану должны были семь, но Иркутский авиазавод проводил испытания истребителей — небо было занято. Итоги полета оказались таковы: особые опасения вызывают пожары в районе Горячего Ключа, Большой Речки, Большого Луга, нешуточные пожары бушуют в Ангарском районе. Перед вылетом была информация о 20 пожарах — 7 из них ликвидировано, 3 локализовано, 5 не осмотрено, еще 5 продолжают действовать. Общая площадь возгораний около 100 гектаров. Пока в тушении пожара задействованы только наземные силы, но, учитывая труднодоступность и масштаб возгораний, в скором времени тушить огонь начнут парашютисты-пожарные авиабазы.

Метки:
baikalpress_id:  7 356