Черемховский ветеран хранит часы Гитлера

Наследник марки Bulla проявлял интерес к этому старинному экземпляру

93-летний ветеран двух войн Василий Александрович Жилкин уже не один десяток лет живет в Черемхово. Почетный гражданин города прошел Великую Отечественную и Вторую мировую. После продолжительных военных действий он вернулся с ранениями в кителе, который от веса орденов и медалей поднять можно было с трудом. 27 правительственных наград получил наш земляк. Его мужество оценил не только командный состав нашей армии - бесстрашие русского офицера не ускользнуло от взгляда командного состава противников. Немецкий офицер, видя, с каким бесстрашием и напористостью русский офицер смотрел смерти в лицо, снял со своей руки часы, подаренные ему Гитлером, и передал черемховцу в знак признательности.
При каких обстоятельствах это произошло, а также о криминальной юности и боевых подвигах зрелости вспоминает накануне Дня Победы ветеран Василий Жилкин.

Часы Гитлера у комбата Жилкина

1945 год. В штабе советских войск, располагающемся неподалеку от Кенигсберга, перед русским комбригом сидит пленный немец с перевязанной головой.

- Я захожу и вижу: он на стуле, - рассказывает Василий Жилкин. - Мне комбриг и говорит, показывая на пленного: мол, он убедительно просил показать того офицера, который так смело вышел на битву с ним. Увидев меня, немец снял со своей руки часы, передал их мне и сказал, что в 1938 году эти часы ему вручил Гитлер. Он тогда заказал всему офицерскому составу на швейцарском заводе часы. Хоть и общались мы с офицером через переводчика, я по сей день помню каждое его слово. Он сказал, что дарит часы русскому офицеру без сожаления, потому что так сражаться, так воевать могут только русские.

- Я их ношу уже больше 60 лет, и они ни разу не были в ремонте. Они падали, я в них купался - и ничего, - продолжает ветеран. - Стрелки и циферблат раньше светились, а теперь нет. Краска стерлась, наверное.

Такой подарок комбат Жилкин получил за проявленную храбрость и бесстрашие при взятии населенного пункта Кишкен, который располагался близ Кенигсберга.

- Я тогда был командиром батареи, в 1945 году нашу бригаду перебросили в 11-ю армию. Наша задача была разгромить немцев и штурмом взять город-крепость Кенигсберг, гнездо фашизма.

В местечке Кишкен я принял очень тяжелую танковую контратаку с большими потерями. Из пяти пушек, которые были в батарее, осталось две. Людские потери были велики, но нам удалось отстоять. Бой уже кончился, я хотел объявить отбой, а тут из строения выползает немецкий "Тигр". Я, конечно, не ожидал, остался ведь совсем один. Сам заряжал пушку, готовился выстрелить.

Немецкий танк уверенно шел на русского офицера. Танк и орудие Жилкина разделяло всего 300 метров.

- Ни он, ни я не стреляли, - рассказывает Василий Жилкин. - Я берег снаряд, если промахнусь - буду совсем беззащитен. Он тоже чего-то ждал, подходил все ближе и ближе. Я подпустил танк на 50-60 метров и выстрелил первым. Танк задымился и начал гореть.

Едва герой Жилкин успел перевести дух, как его срочно вызвали к комбригу. Там и состоялась его встреча с немецким офицером, подбитым на "Тигре".

Письмо Екатерине Андреевой

Кстати, у этой истории с часами есть весьма интересное продолжение.

Уже после войны подполковник в отставке Жилкин пытался продать часы, да не кому-нибудь, а истинному ценителю раритета. А посему искал покупателя, который в курсе истории марки Bulla.

- Я как-то по телевизору смотрел передачу о швейцарских часах, об их истории, невероятной ценности. Я написал письмо Екатерине Андреевой на Первый канал, попросил связать меня с кем-нибудь из представителей марки Bulla.

Похоже, письмо от черемховца Жилкина Екатерина Андреева прочла и без внимания не оставила.

Через какое-то время в квартире ветерана раздался звонок.

- Человек представился наследником марки Bulla и стал выяснять, как можно приобрести у меня эти часы. А я передумал и оставил реликвию у себя.

Васька Красюк был лучшим иркутским щипачом

С шести лет маленький Вася Жилкин скитался по иркутским детским домам. Из маленького детдомовского сорванца Вася превратился в лучшего щипача Иркутска.

- Я настолько поднаторел в этом деле, что мог снять часы прямо с руки, человек бы этого не заметил. Ко мне тогда приклеилась кличка Васька Красюк, - глаза ветерана сияют задорной искоркой.

Васька Красюк орудовал не только в Иркутске. Он гастролировал по всей стране со своим другом, тоже увлекающимся этим криминальным ремеслом.

- Мы убегали из детского дома и на поездах объездили всю страну. Как-то мы плотно осели в Самаре, столице воровского мира. Жили вроде там нормально. А мой друг ни с того ни с сего говорит: "Поехали обратно в Иркутск".

Мы приехали на вокзал, видим: стоит поезд Москва - Пекин. Спрятались в железный ящик, который располагался под одним из вагонов. Ночью меня разбудил душераздирающий крик. Друг выпал из ящика прямо под колеса поезда. С тех пор я остался один.

Криминальная деятельность Жилкина-Красюка все же не была для него безнаказанной. Принудительные работы, строительство путей БАМа, тюрьмы - все это Васька Красюк попробовал сполна.

Когда освободился, приехал в Черемхово к брату.

В 38-м году его призвали в армию. А позже будущий ветеран войны пошел учиться в Днепропетровское Краснознаменное училище.

Именно там началось кардинальное исправление карманника.

- В училище пришел полковник Пономарев, он отбирал среди учащихся бойцов в 21-ю бригаду. Тогда уже формировался офицерский полк. Полковник специально отбирал детдомовцев. Я попал в его поле зрения. А дальше закрутилось...

Журналистское прошлое, писательское настоящее

Вернувшись после войны в Черемхово, Жилкин снова стал работать в газете "Черемховский рабочий". Комбат Жилкин всегда питал страсть к слову. До войны работал в однополоснике "Стахановец Черембасса", в газете "Луч коммунизма".

С 1955 года Василий Жилкин возглавлял отдел культуры в "Черемховском рабочем", а позже работал ответственным секретарем. После ухода на пенсию в 1971 году он не перестал писать.

Находясь на покое, Василий Александрович по-прежнему не расстается с ручкой. Он пишет книги. Первые две - "Память сердца" и "Вахта памяти" - уже вышли. Они рассказывают о черемховцах - героях войны.

- На войну ушло 25 тысяч черемховцев, 5 тысяч из них так и не вернулось. Эти книги о них, об их подвиге, - говорит Жилкин.

На подходе третья книга, ее рабочее название - "Колесо моей фортуны". В этом произведении Василий Жилкин расскажет о себе. Повествование охватит его детдомовское детство, бурную криминальную юность, боевую молодость и тихую, счастливую старость.

Метки:
baikalpress_id:  19 145