Молька — cело степей и сенокосов

Перерабатывать молоко пока не получилось, в планах — закупка у населения рыбы

Село Молька, расположенное в Усть-Удинском районе, является одним из самых крупных в районе не только по численности населения, но и по сельскохозяйственным показателям. Здесь расположено одно из ведущих крестьянско-фермерских хозяйств района. Практически каждая семья в поселке имеет личное подсобное хозяйство. Даже не имея постоянного заработка, селяне выживают за счет своего подворья.

Во времена репрессий работать было некому

Название Молька переводится как "черемуха". Старожилы уверяют, что раньше близ этого населенного пункта черемухи было очень много. Сейчас Молька представляет собой достаточно большое, крепкое селение с численностью населения около полутора тысяч человек.

Когда зародилась деревня, старожилы толком не знают. Помнят лишь, что до начала 60-х годов прошлого столетия она была расположена в трех-четырех километрах от нынешнего.

Старая Молька, как и десятки других сел и деревень, попала в зону затопления, поэтому жителям пришлось осваивать новые места для поселения. Молька образовалась из нескольких маленьких деревень. Больше всего старожилы горюют о потере земель, которые считались особенно плодородными.

- В то время у нас было пять тысяч гектаров посевных площадей, из них четыре тысячи зерновых. Земля была отменная, черноземы. Колхоз считался очень богатым. Здесь же были степи и сенокосы, - рассказывает Геннадий Андреев, житель села.

В каждой деревне в ту пору был свой небольшой колхоз, люди не жаловались. Работы хватало всем. Селяне занимались коневодством, овцеводством, скотоводством и др. Страшная волна репрессий также не обошла стороной и эти поселения.

- В 1937 году репрессии достигали таких размеров, что разрушалось сельское хозяйство. Некому было работать - тракторы водить, коров доить. Очень много людей репрессировали, - комментирует Михаил Никитин, начальник райсельхозотдела Усть-Удинской районной администрации.

В послевоенные годы сюда, на временное место проживания, ссылали литовцев. Селяне отзывались о них как о трудолюбивом народе. В 50-х годах прибалты вернулись на родину.

- Родственники и близкие тех, кто здесь умер, увозили останки на родину, выкапывали могилы, даже кресты увезли большие, литые из бетона. Фрагменты литовского кладбища сохранились до сих пор, - вспоминает Геннадий Иосифович.

Молочный цех закрылся, едва начав работать

Несмотря на то что в 90-е годы многие совхозы развалились и сельскохозяйственная деятельность на время была подорвана, в Мольке успешно стало развиваться крестьянско-фермерское хозяйство "Атовское". О его начальнике, Сергее Новицком, люди говорят с уважением, именно ему удалось поднять на ноги сельское хозяйство.

- Наше хозяйство образовалось в 1998 году. За первые пять лет мы добились очень многого, проработали как на одном дыхании, - рассказывает Сергей Новицкий, бывший начальник КФХ "Атовское". - У нас коллективно-долевое хозяйство, работали осознанно.

В кабинете руководителя на стене висит диплом губернатора области, грамоты, благодарности. За время работы хозяйству подарили два автомобиля УАЗ. Как признался Сергей Григорьевич, сейчас главная его печаль - остановка молочного цеха.

- Я всю жизнь проработал в сельском хозяйстве, видел все проблемы и перспективы, что можно сделать для нужд селян. Одну такую перспективу я увидел в молоке. Населению его девать некуда, - поясняет Сергей Новицкий. - С большими трудностями нам удалось купить молцех: пастеризатор, сепаратор, молочные ванны, лабораторию и др. Начали закупать молоко у населения.

Однако, едва начавшись, дело застопорилось: молочный цех проработал всего два месяца. Проблема оказалась банальной: люди стали халтурить, для большего объема принялись подливать в молоко водичку. Результат выявился сразу.

- Наш главный санитарный врач взял анализы, итог оказался плохой: молоко некачественное. Вывозить его запретили. Хотели как лучше, а получается, шишку набили. Тем не менее, на мой взгляд, сбор молока - перспектива будущего. Этот вопрос мы все равно решим.

Сейчас оборудование до поры до времени стоит не у дел, что немало огорчает бывшего председателя хозяйства. Кроме молцеха в КФХ "Атовское" есть свой хлебопекарный комплекс: пекарня, печи и т. д. Здесь выпекают хлеб, пирожные, торты. Как показала практика, выпечка пользуется большим спросом у населения.

Летом будет танцплощадка

Помимо КФХ "Атовское" в Мольке есть пилорама, школа, детский сад, больница, отделение РЭС, предприятия лесного комплекса - населению есть где работать. Как отметил Михаил Никитин, даже если в поселке есть безработица, то она скрытая, люди живут за счет личного подворья.

В школе обучается чуть больше 200 человек, немалую часть составляют школьники из соседних деревень. По словам Юрия Мадасова, главы Молькинского муниципального образования, сейчас с подвозом детей проблем нет, в прошлом и позапрошлом годах прикупили два автобуса.

- До этого у нас были старые автобусы, постоянно ломались, детей неделями не возили в школу. Сейчас эта проблема решена, - рассказывает Юрий Антонович.

В прошлом году в больнице был сделан капитальный ремонт: утеплили полы, заменили проводку... Единственная проблема - нет дневного стационара, в свое время его закрыли из-за недостатка финансирования.

- Больной вопрос у нас сейчас - это клуб. Негде населению собираться. На большие праздники собираемся в школьном спортзале, но это не выход. В Халютах три года назад начали строить бурятский культурный центр, сейчас из-за нехватки денег дело застопорилось. Мы обратились за помощью в областную администрацию, к нам отнеслись положительно, вопрос решается.

В этом году в Мольке планируется организовать летнюю танцплощадку. Как отмечают селяне, молодежь в основном оседает в городе, малая часть возвращается домой.

Участкового в Молькинском муниципальном образовании нет, поэтому, как признается Юрий Антонович, проблемы приходится зачастую решать самим. Чаще всего это семейные конфликты, мелкие кражи, хулиганство. До сих пор приторговывают спиртом, правда сейчас, после эпидемии токсического гепатита, спиртовиков стало значительно меньше. Если не получается самим справиться с правонарушителями, то вызывают оперативную группу из Усть-Уды или участкового из Малышевки.

Своих жеребцов узнают в любой точке мира

По словам Геннадия Андреева, старожила села Молька и местного шамана, раньше люди жили дружнее, сплоченнее, чем сейчас.

- Я долгое время работал комбайнером. Мы беспрестанно работали, хорошо было. В то время духовно богаче были - общий бюджет, труд. А сейчас не то. У нас конная ферма была, моя мама конюхом работала, наездницей во время войны и в послевоенные годы. Она ездила на выставки в Иркутск, Новосибирск. У нас только необученного табуна тысячи голов были. Своих лошадей мы везде узнавали, они у нас пользовались большим спросом.

Геннадий Андреев с женой вырастили шестерых детей. Сейчас у них восемь внуков и один правнук. О прошлых временах вспоминают с ностальгией.

Геннадий Иосифович рассказал, как местный фронтовик, Николай Григорьев, который прошел весь финский фронт, встретил в Норвегии своего коня-земляка из Мольки. Животное узнал по клейму.

В Мольке есть еще одно интересное предание. Как рассказал Геннадий Иосифович, в этих местах некогда жил Шабут Улаханов, глава уезда, который имел хорошее знакомство с государем российским Николаем II.

- Глава уезда ездил к нему на прием, царь подарил ему велосипед, конную косилку и двух лебедей. Сейчас прямых потомков Улаханова не осталось. Сыновей расстреляли в 20-е годы, а он сам, по сведениям, уехал в Монголию.

Что касается планов развития Мольки, администрация планирует пробрести 20-тонный холодильник для закупа у населения рыбы. Она будет поставляться в районный центр, часть - в Иркутск. Как отмечают селяне, кто не ленится, тот зарабатывает.

Метки:
baikalpress_id:  7 287