Дачных воров сажают в уличную клетку

Ангарские садоводы, устав от безнаказанного разграбления своих участков, изобрели свой способ борьбы с воровским бесчинством

Темной ночью к дачному домику подъезжает мини-грузовик с краном-стрелой. Водитель и его подельники выходят из машины, проникают в баню и цепляют кран за чугунный бак. Краном бак выволакивается на улицу, при этом рушатся стены бани. Котел бороздит огород, губит насаждения, наконец выносятся ворота. Наутро хозяева дачи в ангарском садоводстве "Юбилейное" застают картину варварского разорения. Да и от наркоманов нет в садоводстве никакого житья: то заберутся в домик и украдут кошелек, в то время как старушка полет грядки, то нападут в безлюдном закоулке с железными трубами и ограбят. Воришки не гнушаются даже алюминиевой проволокой, которой огородники подвязывают малину. За все вышеперечисленные преступления никто так и не ответил. И садоводы решили предпринять собственные меры, да такие, что редкий вор решается покуситься на их имущество вторично.

Воры хохотали, чувствуя безнаказанность

При въезде в ангарское садоводство "Юбилейное" мы видим небольшую клетку, метра полтора в длину и полметра в ширину. Высотой клетка с человеческий рост. Пока она пустует. Тут же на дороге мы встречаем владелицу дачного участка Раису Семеновну.

— Сидят в клетке иногда голубчики, по одному, по двое, — говорит пенсионерка. — Идешь, бывало, с огорода, пристыдишь их, так они только глаза опускают.

Раиса Семеновна признает, что мера эта не совсем гуманная, но по-другому бороться с ворьем попросту невозможно. Использовать клетку сторожей садоводства вынудило бездействие работников милиции.

— Прут все подряд, — сетует женщина, — старые чугунные ванны, в которых дачники готовят воду для полива, бочки, грабят теплицы, выворачивают из бань чугунные котлы, забираются в домики к пенсионерам. Летом сидят молодые парни на траве, высматривают, где что плохо лежит. Я один раз сделала такому замечание, а он кирпич взял и идет с ним на меня. Я за калиткой спряталась и в щелочку за ним наблюдаю. Вижу, к соседке моей, Евдокии, направился, а та ушла в огород, калитка раскрыта, домик незапертый. Через полминуты парень выходит довольный, меня увидел — скалится, рукой машет, а в ней кошелек. Обокрал бабушку и хохочет от счастья. Ничего святого.

Раиса Семеновна рассказывает, что в садоводстве живут почти одни пенсионеры, получившие еще 50 лет назад участки от электролизного завода. Вот и лезут воры к беспомощным пожилым людям, не задумываясь о возмездии. Но продолжаться вечно это безобразие не могло. Когда набеги на дачи стали происходить с угрожающей частотой, пришел человек, на котором до сих пор держится порядок в садоводстве "Юбилейное".

Сторожам — телефоны, ворам — клетку

Василий Николаевич Прохоров, отработав на вредном производстве, пошел на пенсию рано, в 50 лет. Его дача не раз подвергалась налету воров. Сначала украли охотничье ружье, разгромили домик. Через 3 дня вернулись за мотороллером. Но Василий Николаевич их уже ждал, скрутил двоих, а перепуганного третьего сообщника отправил вызывать милицию. Долго тянулось следствие, в результате двоих любителей чужого добра посадили, но только после того, как они совершили квартирную кражу.

В прошлом году было совершено преступление, переполнившее чашу терпения Василия Николаевича, к тому времени уже окончательно переселившегося на дачу, чтобы сберечь имущество. По весне средь бела дня двое мужиков, разобрав со стороны реки кирпичную кладку, забрались в насосную станцию и свинтили у 6 насосов 100- и 50-килограммовые задвижки. После инцидента над садоводством нависла угроза на все лето остаться без водоснабжения.

Дачница Татьяна призналась Василию Николаевичу, что как-то раз в приватной беседе за бутылкой водки один ее знакомый рассказывал не без некоторой гордости: "Что? Остались без воды? А знаете из-за кого? Из-за меня. Это я станцию ограбил". На воровство мужчину подвигло объявление в газете: "Принимаем задвижки". Татьяна назвала имя собутыльника, по пьяни сделавшего признание, и даже дала номер телефона его подружки. Василий Николаевич всю полученную информацию передал в милицию, но никаких мер от нее так и не дождался. Новые задвижки пришлось приобрести на деньги дачников.

Занимая должность зам. председателя садоводства, Василий Николаевич решил взять на себя обязанности по обеспечению охраны. Благодаря его стараниям сторожа получили мобильные телефоны, чтобы оперативно связываться друг с другом и милицией, и пневматический пистолет, а специально для воров была сделана клетка.

На фотографиях рыдающие девочки и подошвы ботинок

— Жаль ведь стариков, последнего их лишают, — говорит Василий Николаевич, — и защитить их некому. Воров боятся даже физически сильные мужчины. Вот рассказывал мне тут один, бывший боксер: "Слышу ночью, забрался ко мне кто-то в огород, я не растерялся — ка-а-ак в домике свет включил!" Очень трудно заставить потерпевшего написать заявление, люди боятся мести: "А вдруг он потом дом мой подожжет?"

В руках Василия Николаевича пухлая пачка фотографий. Всех пойманных воров он фотографирует, а потом с каждого кадра печатает по два снимка: один для себя, другой для милиционеров. На фотографиях преимущественно молодые парни и их плачущие горькими слезами юные сообщницы.

За несколько лет активной работы Василий Николаевич изрядно поднаторел в задержании криминальных элементов, при нем всегда имеется шнурок, которым он связывает ворам руки. Оказавшись на месте кражи, Василий Николаевич с легкостью может назвать имя и фамилию вора, вычислив похитителя по следам от ботинок. Есть у Прохорова целая фотографическая база с изображением подошв обуви воришек.

Привлечь дачных воров к ответственности очень сложно, ведь их нужно поймать на месте преступления с поличным, убедить потерпевшего написать заявление. Большая часть воров наркоманы. Чтобы добыть сто рублей на дозу, они могут обчистить домики пенсионеров средь бела дня. Пойманные в садоводстве "Юбилейное" воры обычно ждут милиционеров в клетке временного содержания, изобретенной дачниками.

— Мы не изверги какие-нибудь, пойманных за преступным занятием молодых людей не мучаем, но что делать, если милиция за ними по нескольку часов едет, не отпускать же их, — говорит Василий Николаевич. — Да и дачники у нас народ незлобивый — пока воришки сидят в клетке, им то сигареты дадут, то поесть принесут, люди им сочувствуют. Клетка — это вынужденная мера. По идее, мы поступаем не совсем законно, но что делать, если представители этого закона зачастую помочь не в состоянии.

Фамилии и имена героев статьи изменены.

Метки:
baikalpress_id:  19 139