Солдат из Байкальска потерялся на Камчатке

Уже полгода родные безуспешно пытаются узнать о его местонахождении

Юный Александр Конев уходил в армию с самым патриотическим настроем — служить на благо Родине, защищать свое Отечество. Но вот уже полгода родные пытаются отыскать Александра — он покинул воинскую часть, его местонахождение неизвестно.

Саша сам рвался в армию

Саша Конев открытый, общительный парень. В школе, колледже, затем в училище у него было много друзей. Но самым близким и родным для него человеком всегда была сестра Женя. Перед уходом в армию он сам ей признался, что она для него самый близкий человек, самая любимая девушка. Только ей он мог рассказать о любых своих переживаниях, поделиться планами на будущее. Евгения всегда знала, что происходит с Сашей, могла дать дельный совет, несмотря на то что старше его всего на два года. Перед армией Саша перебрался жить к сестре в Слюдянку. Мы связались с Евгенией, чтобы из первых рук узнать, как пропал Саша и что этому предшествовало.

Оказалось, что к 18 годам парень приобрел две специальности — оператор ЭВМ и автослесарь — и был уже готов к взрослой жизни. Но в семье Коневых много военных, поэтому никого не удивило стремление Саши служить в армии. Он сам отправился в военкомат за повесткой. И 15 декабря 2005 года Саша отбыл на службу.

По распределению парень попал в морскую пехоту и оказался под Владивостоком. Во время полугодовой учебы он писал очень часто, родные звонили ему в часть.

— Он писал такие восторженные письма! Ему там очень нравилось, он сразу словно оказался в родной стихии. Ему нравилась дисциплина, — говорит Евгения.

Он рассказывал родным, что пользуется авторитетом среди сослуживцев, поскольку имеет две специальности. Иногда его освобождали от нарядов, чтобы сделать какую-либо работу на компьютере. В учебке он получил еще одну специальность — автокрановщик. Все складывалось удачно.

После учебки Сашу направили в часть во Владивостоке — работать в автопарке по полученной специальности.

"Если я вернусь — меня убьют"

Первым тревожным звонком для родственников стало письмо, отправленное Сашей в первый же месяц службы на новом месте. "Мне нужны деньги на берцы и ремень — три тысячи рублей", — сообщил Саша в письме. Сестра с отцом заподозрили неладное.

— Я ему позвонила в часть, спросила, зачем ему деньги на обмундирование, если все солдаты на полном государственном обеспечении, — говорит Женя. — Он ушел от прямого ответа, сказал, что просто деньги нужны. Явно что-то скрывал.

Гораздо позже сестра узнала, что деньги нужны были для старослужащих его части. Но в тот момент родные не смогли отправить нужную сумму. Через некоторое время Саша позвонил — попросил уже пять тысяч рублей. Сказал: "Просто дайте. Если хотите, чтобы у меня все было хорошо". Судя по всему, его поставили на счетчик.

После этого звонка отец, не выдержав, сразу позвонил в часть с требованием, чтобы командование разобралось в ситуации. Результаты дали о себе знать — через некоторое время родные получили от Саши письмо, где он в конце послания извинялся, что огорчил их, а деньги нужны были ему на дорогой сотовый телефон.

— Саша не мог сам такое письмо написать, я-то его знаю, он явно писал под чью-то диктовку — письмо было сухое, сжатое, не такое, как его обычные письма.

Женя позвонила в часть, и по телефону брат признался ей, что писал под диктовку. Последнее, что он сказал: "Женя, ты бы меня поняла". В это время отец Саши и Жени собирался съездить в отпуск во Владивосток, чтобы навестить сына. До отпуска оставалось несколько дней. Вдруг позвонил Саша.

— Брат по телефону сказал: "Приезжай сейчас". Папа не смог. Через неделю Саша сбежал. Нам об этом сразу не сообщили. Мы сами позвонили, после чего нам и сказали о побеге.

Начались недели ожидания и переживаний. Через три недели он сам позвонил сестре, сказал, что в часть он не вернется: "Я не для того шел служить в армию, чтобы меня били каской по голове. Если я вернусь, меня убьют". Саша скрывал свое местонахождение. Женя собралась ехать к нему, и юноша сказал, что находится в Хабаровске и встретит ее на вокзале.

Обещание свое он выполнил. На следующее утро брат с сестрой отправились во Владивосток — Саша решил сдаться. Командир части пообещал, что Сашу переведут на другой объект. Обещание он выполнил. На новом месте Саше понравилось, и родные успокоились.

"Предстоит узнать, кто есть кто..."

Примерно через месяц юноша написал, что переведен на Камчатку. Писал второпях, на каком-то обрывке. О причинах столь внезапного перевода он ничего не сообщил. С нового места семья получила только одно письмо, датированное 2 октября. Саша писал: "Меня достали эти переезды, перелеты. Я точно знаю, что домой в отпуск уже не попаду, это очень дорого. Можно уплыть кораблем или лететь самолетом. Нас здесь много, но еще предстоит узнать, кто есть кто". Через два дня после написания письма Саша из части исчез. Когда письмо дошло, пришла и телеграмма о побеге. С тех пор о Саше никто ничего не знает.

В декабре этого года у Саши демобилизация, но теперь неизвестно, когда он вернется и вернется ли вообще. Что случилось с мальчиком, который так хотел служить Родине? Почему его столь искреннее желание служить превратилось в столь же сильное желание сбежать?

Сейчас Женя вспоминает некоторые моменты их встречи в Хабаровске, которым тогда она не придала особого значения.

— Он говорил, что у него ушиблены ребра, говорил, что не хочет возвращаться, чтобы не травмировать психику, — рассказывает Евгения. — Тогда я еще заметила, что у него все руки были в каких-то странных язвах. Он говорил, что это оттого, что он работал в автопарке. Мол, после взаимодействия с бензином и соляркой появились язвочки, которые из-за климата долго не заживали. Но вот мне почему-то они показались странными на вид. Больше похоже на то, что о руки, например, тушили окурки. Но я почему-то не спросила его прямо. Он вообще не хотел тогда разговаривать о службе.

Женя рассказывает, что по характеру они с братом различаются. Саша всегда был очень спокойным, его сложно вывести из равновесия. Трудно предположить, из- за чего он поступил так отчаянно.

За помощью Женя с отцом обращались в военную прокуратуру во Владивостоке, на Камчатке, прокуратуру Тихоокеанского флота. Ответа пока нет. Как сообщили в областном комитете по защите прав военнослужащих, о местонахождении Александра Конева до сих пор ничего не известно.

— Мы постоянно звоним в часть, куда был направлен Саша, но изменений никаких. Командир части предполагает, что он мог устроиться на иностранное судно. Но это ничего не меняет, его все равно должны разыскивать, сообщают нам в комитете. В часть просят прислать новую фотографию Саши, чтобы размножить ее и разослать для розыска. Близким остается только надеяться на лучшее, о самом страшном стараются не думать, хотя и не исключают такого исхода.

— Может быть, он боится, что свяжется с нами и мы отдадим его обратно в часть, — предполагает Женя. — Может быть, он и правда устроился на какое-нибудь рыбацкое судно и там работает. Конечно, хочется надеяться...

Метки:
baikalpress_id:  19 912