Брошенные дети стремительно тупеют

Детские отделения областной психиатрической больницы переполнены неблагополучными подростками

Социальное неблагополучие в нашей стране длится не первый год. И вполне закономерно, что больше всего от этого затянувшегося кризиса страдают дети. Огромное количество беспризорников на улицах и переполненные детские дома давно стали обычным делом. Но в последнее время появилась одна очень нехорошая закономерность — все больше детей из неблагополучных семей попадает в детские отделения областной психиатрической больницы с диагнозом "умственная отсталость".

"Читать не любит, интересов не имеет"

В известной иркутской больнице с психиатрическим уклоном сразу два детских отделения, девятое и десятое, оказались на сегодняшний день забиты полностью.

— Дети по большей части поступают к нам из детских домов на обследование и лечение, домашних мало, — рассказывает медицинский психолог Наталья Кучкина.

Причина, по которой дети попадают на обследование, в большинстве одна и та же — они начинают отставать от школьной программы, становятся агрессивными по отношению в одноклассникам и учителям. В школе или детском доме проводится медико-педагогическая экспертиза, где врачи, психологи и учителя принимают решение направить подростка на обследование в детское отделение областной психиатрической больницы.

Зачастую учителя вынуждены идти на подобную крайнюю меру, будучи доведенными до отчаяния умственными и моральными особенностями учеников. В направлении на обследование педагоги пишут примерно следующее: "За время обучения — полное отсутствие учебной мотивации, низкая готовность к соблюдению норм и правил поведения, высокий уровень агрессивности, эмоциональная неустойчивость. Словарный запас не развит, читать не любит, интересов не имеет. В отношении к детям и взрослым проявляет грубость, жестокость и неподчинение" (из характеристики на воспитанника детского дома № 4 Анатолия, 15 лет).

При обследовании в больнице уточняется диагноз — это может быть либо умственная отсталость, либо органическое поражение мозга, если были травмы головы, родовые травмы, либо мать злоупотребляла алкоголем или наркотиками во время беременности.

Недавно проходил обследование 16-летний Слава, которому поставили диагноз "органическое поражение мозга" по той причине, что его папа постоянно напивался и избивал маму, когда она была на третьем месяце беременности. Мама от папы в конце концов ушла, но сама окончательно спилась, ее лишили родительских прав, и Слава попал в детский дом. Однако психологи и врачи-психиатры отмечают, что мальчик ведет себя вполне разумно, только очень заторможен, долго думает и по этой причине стал отставать в школе.

Берегите детей. Особенно до пяти лет

В больнице проводится курс лечения по уменьшению агрессии и дается заключение, где ребенок способен учиться: в обычной школе, коррекционном или вспомогательном классе. Или же его придется переводить на индивидуальное обучение.

Сейчас в двух детских отделениях больницы находятся на лечении и обследовании более ста детей и подростков в возрасте от 5 до 16 лет. Психиатры отмечают, что все травмы головы, сильные падения и даже общий наркоз в возрасте до пяти лет очень часто негативно проявляются в развитии интеллектуальных способностей и психологического здоровья подрастающего человека.

Психолог Наталья Кучкина вспомнила случай, когда мальчик в полтора года упал с крыльца и часть его мозга просто выключилась. Впоследствии это привело к большой задержке развития и олигофрении.

— Такие люди могут научиться читать и писать, обслуживать себя, адаптироваться в обществе и научиться простой механической работе — например, работать малярами, — прокомментировала Наталья Кучкина. — У нас в отделениях почти 90% именно таких подростков. — Остальные — это случаи умеренной умственной отсталости, имбецилы. Они могут запомнить свои имя и фамилию, называть какие-то простые изображения, но обслуживать себя они не могут. У меня на днях был такой больной на приеме, 25-летний Сергей. Его санитарка как привела и посадила на стул — так он и сидел, улыбался всем. Он у меня был два года назад на обследовании, его привозила мама. За эти два года мама ушла из семьи, Сергей живет с отцом-фермером в собственном доме. В семье еще три ребенка, он средний, все остальные дети абсолютно нормальные.

Дети из благополучных семей поступают на обследование редко — видимо, причины отставания в развитии состоят в недостаточном уходе за ребенком и его воспитании. Но бывают семьи, из которых ребенка хочется забрать прямо в приемном покое. Прошлым летом папа-бомж приводил на комиссию сразу пятерых детей от 11 до 16 лет. Все члены семьи были грязные, завшивленные, антисанитарно выглядели. Живут где-то в Рабочем, в неблагоустроенном доме. Отец приходил оформлять инвалидность на детей, чтобы получать пенсию. Когда осматривали 14-летнего подростка из этого семейства, врачей покоробил сильнейший запах перегара.

— Для неблагополучных семей это обычная ситуация. Большинство из них начинают курить в шесть лет, вскоре начинают употреблять алкоголь вместе с родителями. Приблизительно треть от их общего количества — девочки, — рассказала Наталья Кучкина. — У нас в отделении наблюдался 13-летний мальчик, у которого толерантность к крепкому алкоголю составляла один литр — то есть он себя нормально чувствовал, выпив две бутылки водки.

Однако бывают редкие случаи, когда на обследование попадают и абсолютно нормальные дети. Минувшим летом привозили 10-летнего мальчика, которого милиция поймала во время рейда на Центральном рынке, где он воровал продукты. Оказалось, что ни папы, ни мамы у него нет, жил с бабушкой. Жил до тех пор, пока бабушка не надумала продать квартиру. Ее просто кинули, не отдали деньги после оформления документов, и она с внуком некоторое время жила на лестничной площадке последнего этажа одного из домов в районе Лисихи. Продукты он воровал по необходимости — чтобы накормить себя и бабушку. Обследование показало, что он совершенно нормален, а легкое отставание в развитии связано с тем, что ребенок не посещает школу.

Подростки не ведают, что творят

Нужно отметить, что сами подростки ложиться в отделение на обследование отказываются и курс лечения принимают неохотно. "Мы нормальные, а вы нас в психушку хотите сдать", — говорят они педагогам. Были случаи, когда учителя вообще скрывали, куда и зачем везут ребенка, говорили — просто на обследование. Дети не понимают, что им нужна помощь.

Подростки не относятся к своему поведению критически. Одного из них психологи недавно спросили, почему он оказался в больнице. "Сам не понимаю, я нормально себя вел!" — возмущался он. Однако, когда с ним стали разговаривать, оказалось, что он "бесился в классе, кричал на учителей", а последней каплей стало то, что он бросил в одноклассницу стул.

В другом случае 12-летнему подростку поставили диагноз "органическое поражение мозга" — он значительно отставал в развитии, не усваивал школьную программу, был очень вспыльчивым, раздражительным и возбудимым. Его папу посадили за продажу героина, маму лишили родительских прав за многолетнее сидение на игле, а бабушка не справлялась с буйным внуком — и его отдали в интернат. На обследовании он признался, что давно уже курит, пьет и нюхает морилку, "чтобы мультики смотреть". И при этом считает, что абсолютно нормален.

Такие подростки с подозрением относятся к курсу лечения. "Я от таблеток тормозом стану, а от уколов ж...а болит". Успокаивающей терапии хватает только на три месяца, а в интернате они отказываются принимать знакомые таблетки по предписанию психиатров, и все возвращается на круги своя.

Самые трудные подростки попадают на обследование из центра временного содержания малолетних правонарушителей, где они сидят за кражи, грабежи и даже убийства. В прошлом году в отделение попало сразу семеро малолетних бродяжек, которые забивали до смерти бомжей. Они были в возрасте от 9 до 13 лет, среди них две девочки. Бродяжничали по Иркутску, попрошайничали, воровали сотовые телефоны и вырывали сумочки у женщин. А в свободное время убивали — развлечения ради. Как сами они объясняли психологам, "это же бомжи, а не люди, их не жалко". Себя признавать бомжами дети категорически отказывались.

Девочки от мальчиков ничем не отличались — ни судьбой, ни диагнозом, ни будущим. У них выявили умственную отсталость: никто ими не занимался, в школу они не ходят, воспитывались на улице, папа с мамой — хронические алкоголики. Довольно часто бывают случаи, когда у этих 13-летних Джульетт выявляют целый букет венерических заболеваний и беременность.

Дети редко сходят с ума. И не так, как взрослые...

Подавляющее большинство подростков попадают в "девятку" и "десятку" по социальным показаниям, однако изредка встречаются и случаи раннего проявления шизофрении.

— У детей шизофрения протекает не так, как у взрослых. У них не отмечаются галлюцинации, нет навязчивых состояний, — комментирует психолог Наталья Кучкина. — Обычно первые проявления шизофрении происходят от 14 до 30 лет. А если дебют шизофрении наступает до 12 лет, то нет характерных признаков. У детей нет культурного наслоения, поэтому течение болезни не выражается в том, что их преследуют инопланетяне, гипнотизируют из телевизора и в прочем бреде, характерном для взрослых.

Два года назад в девятом отделении наблюдалась 11-летняя Марина. Те, кто видел ее первый раз, невольно восхищались ее ангельской внешностью — белокурые вьющиеся волосы, огромные голубые глаза. Марину биологические родители бросили в родильном доме, а в годовалом возрасте удочерили из дома малютки. Однако чем больше девочка подрастала, тем больше в ней проявлялась жестокость, которая окончательно сформировалась, когда девочка пошла в школу. Она с кулаками бросалась на маму, в школе дралась так, что ее приходилось оттаскивать от жертвы нескольким учителям.

Марина отличалась тем, что избивала детей до тех пор, пока они не переставали подавать признаки жизни. А любимой ее забавой было разбивать головы уличным кошкам, взяв их за хвост. В конце концов ее приемная мама была вынуждена отказаться от опеки, а на обследовании в "девятке" у ребенка обнаружили шизофрению.

Метки:
baikalpress_id:  19 900