В "Байкале" родилось трое младенцев

Проводники в рейсе не будут праздновать 8 Марта

Сегодня Восьмое марта. Редакция газеты "СМ Номер один" поздравляет всех женщин с их праздником! А накануне корреспондент "СМ Номер один" отправился понаблюдать за тяжелыми буднями проводниц — представительниц одной из традиционно женских профессий. Начальник резерва проводников ВСЖД Жанна Федорова строго объяснила, что, несмотря на то что подавляющее большинство ее подчиненных — женщины, нет профессии "проводница", есть только "проводник". В минувший четверг фирменный поезд "Байкал" вернулся с очередного рейса, а в пятницу уже вновь отправился в Москву, так что свой женский праздник проводники встретят на колесах.

157 часов и 34 минуты в дороге

Фирменный поезд "Байкал" появился в 1964 году. Начальник поезда Людмила Чаманова проработала на нем 19 лет — сначала 7,5 года простым проводником, потом стала начальником поезда.

— Какая у вас форма красивая! — заинтересовались мы, глядя на белые погоны с тремя вышитыми золотыми звездами. — Вы по званию кто — старший лейтенант или полковник?

— Нет, у нас другие звания, — засмеялась Людмила Николаевна. — Три звезды — это начальник фирменного поезда. Две звезды — начальник обычного пассажирского состава. У нас ведь работают самые лучшие, отборные кадры. Чтобы попасть сюда на работу, у проводника не должно быть замечаний, он должен пройти специальную аттестацию. Более того, большинство проводников имеют высшее образование.

Количество вагонов "Байкала" зависит от сезона: зимой ходит двенадцать вагонов, летом их количество увеличивают до восемнадцати. В каждом вагоне работает по два проводника, из них парней всего двое — они работают в багажном вагоне.

— "Фирменные" пассажиры отличаются от обычных? — спрашиваем проводника Елену Трофимову.

— Да не очень, — она пожимает плечами. — Наверное, они более требовательны. А особых претензий у них нет. Сейчас, правда, многие бизнесмены возят с собой ноутбуки, поэтому некоторые просят, чтобы в вагонах было подключение к Интернету.

"Байкал" находится в рейсе Иркутск — Москва — Иркутск ровно неделю. Полное время одной поездки до Москвы составляет 77 часов и 17 минут. В Москве поезд стоит всего шесть часов — проводники не успевают даже прогуляться по столице. В Иркутске он проводит между рейсами меньше суток. Поездную бригаду Людмилы Чамановой Восьмое марта застанет в дороге.

— А как проводники справляют Восьмое марта, да и вообще праздники?

— Никак. Они даже не собираются в штабном вагоне вместе попить чаю — правила безопасности запрещают покидать пассажиров. Так что в рейсе никакие праздники, включая Новый год, мы не справляем. Единственное, что мы делам, — поздравляем пассажиров по радио. У меня есть специальная книжечка с поздравлениями к праздникам, а также с днем рождения, — рассказывает Людмила Николаевна. — Сейчас для детей есть много аудиокнижек, а раньше я сама читала сказки для малышей по радио. Они всю дорогу прибегают ко мне и спрашивают: "Тетя Люда, когда еще сказку почитаете?" Я строго отвечаю: после такой-то станции. Они убегают и ждут, пока проедем, — носом к стеклу прилипнут и читают названия станций, ждут сказку.

В поезде тоже рожают и умирают

В девяностых годах прошлого века в "Байкале" рожали три женщины.

— Проводники сразу уводили мамочек к себе в купе, остужали воду в тазах, готовили простыни, — вспоминает Людмила Николаевна. — Я по радио сразу спрашивала, не едет ли в поезде врач. Помню, один раз совсем молоденькая девочка рожала, она ехала с мужем-военным из Канска. Я сама принимала роды. Девочка так сжимала мою руку, что остались синяки. А когда мы возвращались обратно, эта пара пришла с коляской к поезду. Они нашли меня и сказали, что родившуюся девочку назвали Людой — в мою честь. Кстати, было одно забавное совпадение: из этих трех родов двое принимал один и тот же врач. Так совпало два раза, что он ехал на поезде, когда кому-то из беременных наступала пора рожать. Мы потом шутили, чтобы он заранее нас предупреждал, когда еще раз поедет, — чтобы мы к очередным родам подготовились.

Кроме этих радостных случаев были и трагические.

— Один раз у нас от инфаркта умер пожилой человек. Так совпало, что тогда у нас ехала наша команда по хоккею с мячом, тогда она еще называлась "Сибскана", и врач этой команды осматривал этого пассажира. Он сказал, что помочь ему уже невозможно, он умрет. Его забрала бригада скорой помощи в Нижнеудинске. На обратной дороге мы спросили о нем, и нам рассказали, что он умер в машине, — не довезли его до больницы.

В другой раз был случай, когда под Черемхово поезд переехал путевого обходчика.

— Мы думаем, его специально положили на рельсы — ему отрезало ноги. Было очень неприятно. Когда приехала скорая помощь, мы помогали его грузить, и пришлось нести его ноги в унтах.

Звезды и иностранцы не капризны

Вполне естественно, что многие пассажиры фирменного поезда хотят оставить себе на память сувенир. В основном на сувениры расходятся фирменные салфетки с логотипом поезда и подстаканники с рельефом некоторых известных мест Иркутска. Для проводников это, конечно, постоянная головная боль — за рейс может пропасть от двух до шести подстаканников, а стоят они 402 рубля, и проводнику приходится возмещать ущерб из своего кармана.

— Мы раньше давали подстаканники на весь рейс, но сейчас вынуждены были ввести более строгую учетность: подстаканники теперь выдаются на один раз, только попить чаю, а потом забираются, — рассказывает проводник Анна Шолунова.

Людмила Николаевна добавляет с улыбкой:

— Мы заметили, что особенно падкие на эти сувениры поляки. Как едут — обязательно подстаканники пропадают.

— Есть у других иностранцев какие-нибудь национальные особенности?

— Нет, для нас все пассажиры одинаковы. Но немцы очень любят русскую водку. Наш поезд за границей уже знают. С нами ехал несколько лет назад один польский корреспондент, фотографировал нас, а потом прислал журнал, в котором пишут о поездах и железных дорогах всех стран. Сделал нам рекламу за границей.

Проводники вспомнили и о знаменитостях, которые были их пассажирами:

— На "Байкале" ездила Кристина Орбакайте. Это было не в смену нашей бригады, но девочки из той смены рассказывали потом, что, когда Кристина вышла в Омске, в купе долго держался запах ее дорогих французских духов.

Покорила поездную бригаду Екатерина Шаврина — оказалось, что это очень простая русская женщина. Она много разговаривала с проводниками, рассказывала про себя, а на прощание долго благодарила, подарила букет цветов и расцеловала начальника поезда Людмилу Чаманову.

— С нами много кто из знаменитостей ездил, всех и не вспомнишь, — рассказывала Людмила Николаевна. — Помню, как-то ехали с нами мальчишки из "Ласкового мая", они нам в штабном вагоне песни пели под маленький синтезатор. Мы им подпевали. В то время было все по талонам, и мальчишки, увидев в меню вагона-ресторана сосиски, которые можно было заказать за деньги, так обрадовались, что закричали: "Нам кастрюлю сосисок!"

Из Кирова в Москву возвращались "Руки вверх", очень уставшие, просили проводников присмотреть, чтобы к ним в купе не стучались поклонники. Всю дорогу отсыпались. А вот Розенбаум иркутским проводникам не понравился. Он ехал из Свердловска в Тюмень. В вагон его вещи заносили военные. А когда стали проверять его билет и попросили паспорт, он очень высокомерно себя повел и надменно спросил проводника: "Вы что, не знаете, кто я такой?"

А Любовь Успенская оказалась очень необщительной — сказала, что сильно болеет, и всю дорогу просидела в купе, выходила только в туалет. С проводниками она общалась через своего помощника.

Метки:
Загрузка...