"Хочу построить другую жизнь"

Так говорил Герой Социалистического Труда академик Святослав Федоров. И он ее построил в Протасово — деревне недалеко от Москвы

По-настоящему необычных людей не так уж много, поэтому они сразу становятся центром притяжения. Таким уникальным человеком был главный офтальмолог СССР Святослав Федоров — ученый с мировым именем, хирург, легенда всего российского здравоохранения. В 1986 году по его инициативе организовали Межотраслевой научно-технический комплекс "Микрохирургия глаза" с одиннадцатью филиалами в разных городах России, заводами по изготовлению медицинских приборов, инструментов, лекарств, научно-исследовательским институтом. Одновременно еще 23 МНТК было создано в разных областях науки и техники, но выжил единственный — Федоровский. Более того, несколько лет по всей стране разъезжали его передвижные клиники — автобусы, пароходы, поезда. Федоров даже создал Партию самоуправления трудящихся и баллотировался на пост президента России.

Но мало кто знает, что Святослав Николаевич оказался еще и замечательным аграрием. Практически с нуля поднял агрофирму "Протасово" в Московской области, ставшую образцом сельскохозяйственного производства.

В июне 2000 года Федоров трагически погиб в авиакатастрофе. Однако МНТК "Микрохирургия глаза", носящий его имя, как мощный, непотопляемый корабль, и сегодня точно знает свой курс. Офтальмологи России называют Федорова своим учителем, а бывшие пациенты, которых оперировал сам академик (их огромное количество), зовут его не иначе как "доктор жизненных наук".

"Мы питались от него как от аккумулятора", — говорит Андрей Щуко, главный офтальмолог Иркутской области, директор Иркутского филиала МНТК "Микрохирургия глаза", хорошо знавший Святослава Николаевича. Щуко давно и доктор медицинских наук, и профессор, и тоже по натуре новатор. За 13 лет, которые он у руля самой крупной офтальмологической клиники Прибайкалья, успел открыть несколько специализированных кабинетов в разных городах региона, больницу в Братске, обслуживающую жителей Севера. И до сих пор он преклоняется лишь пред одним кумиром — Святославом Федоровым...

Выскочка

— Андрей Геннадьевич, как утверждает в своей замечательной монографии биограф Федорова Борис Нувахов, в российском здравоохранении существовал феномен этого непокорного офтальмолога. Так и было?

— Федоров и созданный им МНТК "Микрохирургия глаза" практически всегда являлись козырным тузом в колоде отечественного здравоохранения. Хотя многие, признавая его огромный организаторский талант, добавляли при этом: "Правда, характер у него трудный, непредсказуемый — одним словом, выскочка". Но врачи-практики давали оценки другие: то, что сделал Святослав Николаевич в своем комплексе "Микрохирургия глаза", — это переворот в организации дела, гигантский шаг в будущее, не завтрашний, а послезавтрашний день. Успех Федорова один из самых устойчивых, один из самых реальных в последней четверти ХХ века. Ему удалось сделать то, что смогли осуществить лишь немногие: средства, вложенные государством в строительство МНТК, даром не пропали. Всего за три года построили и запустили в эксплуатацию 11 филиалов! А за шесть лет МНТК увеличил основные средства, полученные у государства и составлявшие 700 миллионов, до 27 миллиардов — то есть почти в 41 раз. МНТК владел не только двумя собственными заводами, работавшими на медицину, выпускавшими приборы, необходимые инструменты, но и десятком различных совместных предприятий. За рубежом охотно покупали новейшие офтальмологические технологии Федорова и его учеников.

— Как случилось, что прославленный академик вдруг занялся сельским хозяйством?

— Была у него дача в Мытищинском районе. Летчик-испытатель Максимов, его пациент, силком уговорил взять участок — отдыхать-то надо. И вот лет двадцать Федоров пристраивал к даче то одно, то другое. Человек общительный, открытый, с соседями дружил запросто. Его все знали как руководителя уникального по степени экономической свободы и прибыльности предприятия и предложили взять в аренду дышавшее на ладан агрохозяйство "Протасово", расположенное по соседству. Идея понравилась, Федоров загорелся. Так в 1990 году МНТК и его сотрудники получили в аренду 1235 гектаров земли. Из них более половины — пашня, которую засеивали картофелем, зерном, кукурузой, свеклой и травами. На ферме благополучно обитали 400 коров. Восемь деревень, 400 дворов было в этом хозяйстве.

— Такая обуза!

— А Федоров так не считал. Он говорил: "Я пробую доказать и нашим аграрникам, и некоторым нашим политикам, что фермерский путь, личная заинтересованность крестьянина, владеющего землей и орудиями производства, — это тот путь, который позволит накормить народ, быстрее встать на ноги нашей стране". История Протасово поделилась на две части. В прежней остались голодные и жалобно мычащие коровы, доярки, скотники и трактористы, получавшие всего 18 копеек с каждого рубля прибыли. Героями другой жизни оказались те же самые доярки и скотники, трактористы и холмогорские буренки. И только картина изменилась до неузнаваемости. Коровы уже через два месяца после прихода новых хозяев молока стали давать в четыре раза больше. Ферму оборудовали по последнему слову техники, даже специальные установки для хранения молока поставили — каждая ценой по пять тысяч долларов. И крестьяне начали вести себя по-другому — более ответственно, потому что почувствовали явную выгоду. В счет арендной платы за землю Федоров все и строил на селе, даже первоклассные дороги. В хозяйстве, как и в МНТК, ввели систему коллективного подряда, при которой за каждый вид работы отвечает отдельная бригада. Как и в клинике, люди стали совладельцами общей собственности. Доходы резко возросли. Зерна с гектара снимали не по 15 центнеров, как по всему району, а 32, а картофеля — 270 вместо привычных для окружающих хозяйств 115. Рассказывают, что полгода спустя после всех нововведений в Протасово приехал один из руководителей области и глазам не поверил: "В чем дело?" Ответил животновод Иван Михайлович Пузаткин, местный хохмач: нас, говорит, стали считать за людей. Всего в "Протасово" было вложено по старым деньгам шестнадцать с половиной миллиардов долларов! Но и здесь Федоров умудрялся зарабатывать немалые деньги.

— Каким образом?

— Сдавал в аренду овощехранилища, продавал молоко. Казалось, он мог все! Например, приобрести у Метростроя депо для ремонта поездов, установить его в естественном овраге, засыпать землей и оборудовать в нем... цех для выращивания шампиньонов! Собирали невиданный урожай и реализовывали через магазин института по низким ценам. Другая статья доходов — сдача внаем уютных домиков. Но деньги делали только на чужих — и это тоже было одним из федоровских принципов не только в клинике, но и в деревне. Свои получали домики в три раза дешевле. Тысячи иностранных туристов, киношники, эстрадные знаменитости, представители дипломатического корпуса любили отмечать здесь, недалеко от Москвы, праздники, несмотря на высокие цены. Люди состоятельные спокойно выкладывали до ста долларов за прожитый в этих мини-дворцах день.

И было за что! К их услугам все блага цивилизации. Построили шикарную гостиницу с мраморным холлом, финский ресторан, бар, русскую баню, бильярдную, зимний теннисный корт с превосходным покрытием, горнолыжный стадион с подъемником, две конюшни, 60 роскошных коттеджей, культурный центр, ангар для сельхозтехники, в котором располагалось сто различных механизмов и машин, и овощехранилище. И все это на деньги заработанные, а не полученные от государства. Нажитые не на бедах и болезнях своих и без того нищих соотечественников, а на лечении иностранных пациентов. Ведь в МНТК всегда действовало и действует четкое и неизменное правило: с иностранцев брать по мировым ценам, а со своих меньше себестоимости.

— Интересно, как Федорову все это удавалось еще в конце 90-х годов? Сегодня наши олигархи с жиру бесятся, а вся страна лапу сосет.

— Строгие экономисты утверждают: в медицине Федоров сумел соединить, казалось бы, несовместимые вещи — интересы больного, его беспредельное желание хорошо и поскорее вылечиться с рыночной экономикой и всеми ее суровыми атрибутами (прибылью, заинтересованностью в конечном результате, в развитии медицинской науки и внедрении новых разработок). На селе основа основ — хозяйское отношение к делу, сопричастность каждого работника к распределению доходов, социальная справедливость. Государство, в котором люди не хотят производить, обречено, считал Федоров. Оно обречено на огромное социальное напряжение, на войны, на преступность. Он часто повторял: "Пока мы не станем собственниками своих рабочих мест, своего жилища, своей земли, мы никто". В таких условиях людей просто вынуждают всю жизнь имитировать труд и слегка приворовывать. Человек становится собственником тогда, когда получает право участвовать в управлении. По мнению Святослава Николаевича, коллективная мысль, коллективная ответственность способны творить чудеса. Одним из таких чудес и стала агрофирма "Протасово".

Рысаки

— А правда, что табун лошадей с телевизионной заставки программы "Вести" — из федоровского хозяйства?

— Да, породистые рысаки, которые каждый день рвутся нам навстречу с экрана телевизора, — любимое его детище. Сын командира кавалерийской дивизии из городка Проскурова, что на Украине, он страстно любил лошадей. В конце 70-х годов осуществил свою мечту и купил лошадь, за что и получил по полной программе от райкомовских чинуш за приобретение "недвижимости". Когда его отчитывали, он задрал штанину на левой ноге и показал другую "недвижимость" — протез, развернулся и хлопнул дверью. Ступню и часть голени ему ампутировали еще в летном училище, которое из-за этого он не смог окончить. А на конюшне в Протасово у него было более двадцати лошадей, которые, естественно, составляли часть бизнеса и тоже зарабатывали деньги. Можно было прокатиться верхом или промчаться с ветерком в санях. Прокат лошадей и племенное коневодство были немаловажной отраслью и приносили солидный доход. Сколько эстрадных и политических звезд перебывало на конно-спортивном комплексе, построенном Федоровым в "Славино"!

— Получается, что огромный коллектив Федорова где только можно зарабатывал деньги и потому хорошо жил.

— Бизнес-идеи рождались в МНТК постоянно, а самое главное — осуществлялись без промедления. В беседе с писателем Нуваховым Федоров с горечью говорил: "Мне тяжело видеть мрачных, некрасивых, озлобленных людей. Я не могу быть счастливым в одиночку. Я хочу построить уголок другой жизни в своей стране. Той жизни, которая должна быть у всех, у каждого". И ему это удалось, как, впрочем, все, за что бы он ни брался.

— В свое время чуть ли ни во всех центральных газетах напечатали фотографию Федорова: на фоне темнеющего леса он стоит среди ослепительно цветущего луга. И цитата: "На такой земле мы не имеем права жить в рабстве".

— Чтобы на всю страну сказать такие слова, Святославу Николаевичу очень многое довелось испытать. Он не признавал поражений даже тогда, когда чиновники ставили вето на его идеях. Он все равно шел вперед, как на таран. После общения с ним хотелось рваться "на баррикады". Повторял: "Хватит спать!" Мне порой кажется, что самым главным его союзником была сама жизнь. Так случилось, когда Федоров начал реставрировать церковь Рождества Богородицы в селе Рождествене. "Мы восстановим этот храм, и люди смогут приходить сюда, чтобы облегчить душу и обрести веру в будущее" — говорил Святослав Николаевич. Работу не контролировал, но приезжал часто, мог и ночью, прямо с самолета. Церковь была в ужасном состоянии, но ей сумели вернуть прежний вид, подвели тепло внутрь, позолотили кресты, расписали стены и иконостас. И весной 1991 года в день Светлого Христова Воскресения состоялось освещение.

Судьба щедро улыбнулась Федорову. Именно ему, сыну красного командира, пришлось возрождать из небытия родовую церковь великого русского полководца Александра Васильевича Суворова! В XVIII веке селом Рождествено-Суворовом владел генерал-аншеф Василий Иванович Суворов, похороненный в 1775 году у стен этого храма. Сын его стал великим полководцем, не раз гостил в этих краях, молился под сводами церкви, подавал убогим и сирым. И Федоров поднял эту церковь из руин. Всей своей жизнью он доказал, что вполне реально не только возвращать людям зрение в самых отчаянных ситуациях, но и построить прекрасно действующую модель идеального и справедливого государства хотя бы в рамках МНТК.

Загрузка...