Ветеран вьетнамской войны отмечает 23 Февраля дома

Геннадий Иннокентьевич Ильин за 30 лет службы участвовал в трех войнах

Геннадий Иннокентьевич Ильин для Иркутска личность уникальная. Он умудрился в мирное время поучаствовать сразу в трех войнах, которые Советский Союз вел за пределами своей территории. Опасность иркутянина подстерегала везде, но самой экстремальной получилась служба во Вьетнаме, где чуть ли не ежедневно наших бомбили американцы.

Болгарская командировка

После седьмого класса Геннадий Иннокентьевич даже и не думал становиться военным. Как и многие его сверстники, он пошел работать на завод, доучивался в вечерней школе.

— Карьеру военного я выбрал, когда мне пришла повестка из военкомата, — вспоминает Геннадий Иннокентьевич. — Мне прямо сказали, чтобы я выбирал — либо служить на зоне и охранять зэков, либо идти в военное училище. Вот я и выбрал карьеру военного. Правда, удалось поступить только со второго захода. В первый вуз меня не взяли из-за маленького веса. До нормы недотянул полтора килограмма. В 1957 году я окончил Иркутское авиационно-техническое училище, получив специальность техника-механика.

Первый раз иркутянин попал за границу в 1962 году, когда с товарищами перегонял в Болгарию сто военных самолетов. Там же их собирал и готовил к полетам.

Вьетнам: голод и жара

Настоящее испытание Геннадию Ильину пришлось пройти во Вьетнаме.

— В 1969 году пришла в нашу часть бумага, где говорилось, что американцы во Вьетнаме уничтожили целый авиационный полк. Необходимо отобрать самых надежных для переправки во Вьетнам новых самолетов, — вспоминает Геннадий Иннокентьевич. — Взяли меня и еще несколько десятков человек. Нас перебросили в Хабаровск, где мы день и ночь разбирали самолеты и упаковывали их в деревянные контейнеры.

— А почему в деревянные?

— Стандартные железные были неудобными, к тому же при длительной транспортировке по железной дороге через Китай самолеты в железных контейнерах могли повредиться. Нас же перебрасывали во Вьетнам на самолете через Пакистан и Лаос. Кстати, именно в Лаосе я первый раз столкнулся с американскими асами. От гибели нас спасла смекалка летчиков, они по-английски сообщили американцам, что мы свои. Американцы и отстали.

В самом Вьетнаме жизнь была не сахар. Голод и жара сопровождали советских военных. Вьетнамские техники, которые работали с нашими ребятами, с голодухи ели все, что могли поймать. Варили воробьев, жарили насекомых.

— Мы, конечно, с голоду не помирали, но продовольствие покупали за свой счет. Каждому советскому военному во Вьетнаме платили по три оклада, плюс один оклад получала жена дома. Один оклад мы полностью тратили на питание. Приходилось иногда подкармливать нашего вьетнамского водителя, чтобы он не терял сознание.

Почти каждый день американцы бомбили аэродром, где работал Ильин. Спасались наши военные только в ямах с металлическими люками.

— Один раз бомбежка началась неожиданно, и ребята, которые ремонтировали самолет в ангаре, не успели спрятаться. Бомба попала прямо в них, — вспоминает ветеран.

— А какие бытовые условия у вас там были?

— Практически никаких. Жара и влажность были настолько высокими, что всегда ходили мокрыми. Ночью приходилось в ноги ставить включенный вентилятор и накрываться москитной сеткой.

— Наверное, с вас брали подписку о неразглашении?

— Как положено. В течение пяти лет мы никому не могли говорить, где были. Когда вернулись домой, сразу же забыли о войне. Каждый хотел купить себе что-нибудь ценное. Нам всем выдали талоны, которые можно было отоварить в валютных магазинах. Я мечтал купить машину, но оказалось, что заработанных денег не хватит. Дома купил матери ковер и ткани.

В Анголе мы жили как короли

Потом Ильина собирались отправить в Йемен, но его подвела беспартийность. От него потребовали вступить в партию, но в Йемен уже не отправили, а послали в 1971 году в Анголу, где начинала разгораться гражданская война.

— В самих боевых действиях мы участия не принимали, — объясняет иркутянин, — там было настолько безопасно, что разрешали брать даже жен. К сожалению, моя жена не прошла медицинскую комиссию. У нее было слабое сердце. Пришлось ехать в Анголу одному. Другие же военные отправлялись в командировку с женами. В отличие от Вьетнама у нас были очень хорошие условия. Мы жили в больших и благоустроенных домах. В свободное время встречались в клубе, где можно было поиграть в теннис, поплавать в бассейне, посмотреть фильм в кинотеатре. Вечерами были танцы.

Кроме офицеров в Анголе служили рядовые солдаты. Они, как правило, работали прислугой. Готовили обеды и ужины, стирали и убирались. В самих боевых действиях наши спецы не должны были участвовать, такова была негласная договоренность с американцами, которые поддерживали противоположную сторону в гражданской войне. Однако именно в Анголе Геннадий Иннокентьевич получил контузию.

— Несмотря на безопасность, которую нам обеспечивали ангольцы, нас бомбили. При одном налете я и получил контузию.

— Платили хорошо?

— Платили хорошо всем — и офицерам, и рядовым. Я по возращении домой смог купить себе новенькую "Волгу".

В Афганистан попал в самом начале кампании

Геннадий Иннокентьевич успел побывать и в Афганистане. Его перебросили туда в декабре 1979 года, но медицинская комиссия забраковала его и заключила, что он не годен для войны.

— Сказалась контузия, которую я получил в Анголе, — объясняет ветеран, — после этого мне пришлось вернуться на родину и заканчивать службу на Дальнем Востоке. Ушел в отставку только 1987 году. Вернулся в Иркутск, где живу до сих пор.

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Я состою в городской ассоциации воинов-интернационалистов и участников боевых действий. Отвечаю за военно-патриотическое воспитание молодежи. Хожу по школам и рассказываю о том, что пережил.

— Как вы отмечаете 23 февраля?

— 22 февраля обычно у нас проходят мероприятия, а 23 праздную дома вместе с родственниками.

Досье "СМ Номер один"

Геннадий Иннокентьевич Ильин родился в 1933 году в Иркутске. Отучился 7 классов в 9-й школе, после чего пошел работать. Окончил вечернюю школу, поступил и окончил ИВВАТУ. 30 лет отслужил в армии, награжден 12 медалями и орденом Отечественной войны второй степени.

Метки:
baikalpress_id:  19 850